Dipol FM | 105,6 fm

Скольких хозяев сменил тюменский дворец на набережной

Спецпроект «Вслух о тайнах прошлого» рассказывает о самых интересных событиях из истории Тюмени, о людях и городе в разные эпохи, об удивительных судьбах и интересных фактах.

Дом с величественными колоннами, расположенный на правом берегу Туры, является настоящим украшением столицы региона. Особняк ловит взгляды тюменцев и гостей города, прогуливающихся по набережной. Сложно поверить, но этому красавчику уже более двух сотен лет. Его построил человек, имя которого сейчас практически забыто, и только благодаря ученым и краеведам относительно недавно мы узнали о династии купцов Прасоловых, которые дали жизнь необычному каменному зданию на высоком берегу Туры. Исследование истории особняка открыло множество интересных фактов. Сенсационным открытием стало и обретение семейного захоронения купцов Прасоловых на Парфеновском кладбище.

История Дома на набережной

История этого здания впервые полно описана в книге «Дом на набережной: век за веком». Автор издания Наталья Сезева на целый год погрузилась в архивы, старинные документы, и в ходе трудоемкой работы впервые собрала в одном издании все важные факты из двухсотлетней жизни дома.

«Когда я начала просматривать материалы, поняла, что мы вообще ничего не знаем об этом здании, — рассказала доктор искусствоведения Наталья Сезева. — Моя задача была на пустом месте реконструировать, воссоздать 200 лет истории особняка. И на этом пути было множество открытий и потрясений. Изначально существовало две версии постройки дома, считалось, что его мог возвести купец Трусов. Версия с купцами Прасоловыми также выдвигалась. Но ни время постройки, ни имя строителя не было точно известно».

Доктор искусствоведения Наталья СезёваДоктор искусствоведения Наталья Сезёва

В журнале заседаний Тюменской городской Думы от 16 сентября 1816 года сохранилось прошение мещанина Ивана Прасолова о «позволении произвести постройку дому на собственном ево месте». Затем упоминание о недвижимости уже купца 2-й гильдии Ивана Семеновича Прасолова встречается в «Книге для записей тюменских обывателей на 1822 год»:

«Домов имеет два: первый деревянный, второй каменный собственной постройки, состоящих в 1 части во 2 квартале под №598 и другой под №599».

По словам Натальи Сезевой, архивные документы говорят о том, что к строительству своего родового имения Иван Семенович приступил весной 1817 года, а возведен двухэтажный дом с мезонином приблизительно в 1819 году. Особняк был построен в необычном месте — на крутом берегу Туры в Ильинской слободе. Это свидетельствует об оригинальности и прозорливости купца, так как данная часть набережной уже во второй половине 19 века сильно влияла на экономическое развитие Тюмени. Здесь были расположены Западно-Сибирское пароходство и станция «Тура».

К моменту завершения строительства дома, согласно городским ведомостям, в Тюмени насчитывалось 12 улиц, 24 проулка, 813 частных домов и всего 7 из них были каменными.

Дом Прасолова — единственный среди первых каменных зданий, построенных далеко от центра города. Особняк выделялся на фоне деревянных построек и впечатлял своей архитектурой. Кто стал автором проекта столь необычного для своего времени дома? Этот вопрос остается открытым. Известно лишь то, что основой для него послужили типовые чертежи, составленные Комиссией каменных строений Санкт-Петербурга и Москвы. Они рассылались по всей стране еще с 18 века. Тюменский дом Прасолова выстроен по типу дворянской усадьбы дворцового типа.

Вид с реки Туры. Из книги Вид с реки Туры. Из книги "Дом на набережной: век за веком"

Из Из "Собрания апробированных (типовых) фасадов". 1809 год

Аналогичные здания были построены для самых богатых купцов во многих губернских и уездных городах Сибири в течение всего 19 века. По одной из версий в проектировании дома принимал участие тобольский губернский архитектор Малышев, автор первого проекта тюменского каменного Гостиного двора.

«То, что Иван Семенович Прасолов выбрал такое место для постройки своей усадьбы, говорит о нестандартности личности, другой бы взял и построил особняк в центре города, — отмечает Наталья Сезева. — Не только богатство определяло масштабы человека, он был яркой личностью. Дом — это подарок семье. Он мечтал о большой семье, о родовой усадьбе».

В.А.Воробьев В.А.Воробьев "Ильинская улица". Особняк Прасоловых

Купцы Прасоловы

Наряду с историей дома долго оставалась неизученной и история этого предпринимательского рода. А между тем, купцы Прасоловы являлись основателями кожевенного промысла в Тюмени. Они имели крупнейшие в Сибири заводы и пользовались авторитетом и уважением в общественных кругах города и за его пределами. Все представители этой династии в разные годы, до середины 19 века, занимали ведущие должности в органах городского управления.

По данным Натальи Сезевой, впервые фамилия Прасоловых встречается в документах начала 18 века. Родоначальником династии стал казак Осип Прасолов. В «Дозорной книге Тюмени 1700 года» упоминается, что он занимался кожевенным делом. Его сын в 1733 году основал первый в Тюмени кожевенный завод. Расширив производство, купцы поставляли изделия на внутренний и внешние рынки, торговали в Екатеринбурге, Ирбите, Кяхте. Один из братьев Семен Иванович (отец Ивана Семеновича) был сначала стал купцом 3-й, а потом и 2-й гильдии. В «Городовой книге за 1794 год» о Семене Прасолове написано:

«Владелец четырех деревянных домов собственной постройки. Содержит при собственном доме на берегу озера Прасолова три кожевни».

Его сыновья — Федор, Михайло, Сила и Иван продолжили и улучшили дело предшественников. В конце 18-го и начале 19-го века Прасоловы достигли вершин богатства и известности, вошли в число влиятельных сибирских промышленников. На протяжении пяти поколений кожевенное производство было главным и единственным для семейной династии. Купцы не забывали и о благотворительной деятельности.

Организатор строительства и первый владелец Дома на набережной — Иван Семенович Прасолов (1768-1841). Он рассчитывал, что каменный дом с мезонином станет не только купеческой усадьбой, но и центром общественной и культурной жизни Тюмени. Уже тогда у него были планы о постройке прогулочной набережной от пристани до центра города, вдоль берега Туры. Как видим, идея набережной не нова, но реализована она только в 21 веке.

Дом Прасоловых. 1911 год. Почтовая открытка с фотографией Т. ОгибенинаДом Прасоловых. 1911 год. Почтовая открытка с фотографией Т. Огибенина

Деловые способности, хорошие связи в торговом мире помогли Ивану Семеновичу Прасолову добиться вершин в бизнесе. С 1786 года он активно участвовал в жизни города. Был приглашен на роль заседателя словесного суда, основная задача которого примирять конфликтующие стороны. Затем он стал ратманом, потом — бургомистром тюменского городского магистрата (1791-1794). Дважды с 1800-го по 1803-й год и с 1806-го по 1809-й Иван Семенович Прасолов находился на должности городского головы Тюменской шестигласной Думы.

Здание Городской Думы.  Из книги Здание Городской Думы. Из книги "Дом на набережной: век за веком"

Он решал вопросы благоустройства города, строительства и ремонта уже существующих зданий, проблемы укрепления берегов Туры и паромной переправы через реку, занимался поддержанием церквей и кладбищ. В годы его правления в городе построили тюремный замок, гостиный двор, каменный почтовый дом, дополнительные караульни, приобрели усадьбу под городскую больницу, возвели новое здание для малого народного училища. Затем Прасолов много лет был его попечителем.

Вид с реки на дом ПрасоловыхВид с реки на дом Прасоловых

В 1825 году в связи с предстоящим приездом в Сибирь императора Александра Первого в Тюмени была создана строительная комиссия по благоустройству города. В ее состав наряду с городничим, губернским архитектором, городским головой вошли самые именитые купцы — Иван Барашков, Федор Проскуряков и Иван Прасолов.

Богатство, власть, уважение дали возможность Прасолову принимать в своем особняке первых лиц губернии: генерал-губернаторов Западной Сибири М. М. Сперанского и К. Ф. Энгельке, элиту сибирского предпринимательства.

В начале 19-го века Иван Прасолов продолжает кожевенный бизнес, ведет торговлю в лавке в Гостином дворе. Ему помогает сын Андрей, который в 1821 году избирается ратманом городской Думы. В купеческой ведомости за 1824 год есть данные о составе семьи Ивана Семеновича.

«Купец третьей гильдии. Из старожилов, 56 лет. Вдов. У него сын Андрей, 39 лет. Вместе с ними проживает жена Андрея — Анфиса Кирилловна, взятая у купца Казанцева, и их дети: дочери Раиса 9 лет и Августа 1 года. Имеет кожевенный завод. Капиталу по гильдии объявлено 8010 рублей».

В 1825 году в жизни купцов началась темная полоса. Старший брат Сила Семенович был объявлен «несостоятельным должником». Затем из купеческого сословия исключили и самого Ивана Семеновича Прасолова. Причиной разорения стал невозврат денег, отданных в долг. В рапорте городничего к Тобольскому губернатору сообщалось:

«В связи с неисполучением по документам с разных частных лиц должных денег по безденежности их до 43 тысяч рублей серебром».

Долг, который не вернули заемщики, был огромным, и это стало роковым обстоятельством для купца.

«Из судебных дел о разорении Силы Семеновича Прасолова не были подробно известны все обстоятельства случившегося, — отметила Наталья Сезева. — Почему ему не отдали взятые в долг деньги? Ведь были расписки о возврате средств, и наверняка заемщики были состоятельными людьми…Но что-то произошло, и люди не ожидали, что не смогут вернуть деньги. Сумма займов была баснословная по тем временам».

Несколько лет прошли в борьбе за место в купечестве. Иван Прасолов то выбывал из сословия купцов в мещанство, то снова возвращался. Дела удалось поправить только благодаря продаже кожевенных заводов и недвижимости. И вновь Прасолов вернул себе звание одного из самых почетных предпринимателей города.

В 1837 году наряду с восемью именитыми горожанами купец 2-й гильдии Иван Семенович и его сын Андрей были включены в реестр выборщиков в члены городского магистрата и городской Думы. Иван Прасолов прошел в состав Думы. Скончался он в 1841 году, в возрасте 73-х лет, а через год не стало и сына Андрея.

Родовое имение перешло к вдове Анфисе Кирилловне, а после совершеннолетия к сыну Андрея Прасолова — Ивану. Иван Андреевич стал полноправным владельцем капитала и дома на набережной. В 1850-х годах его состояние оценивалось в 2400 рублей серебром. Он был купцом 3-ей гильдии.

Скольких хозяев сменил тюменский дворец на набережной

Известный Дом на набережной постепенно ветшал. В «Сибирской торговой газете» от 27 августа 1900 года писали:

«Комиссия, состоящая из членов полиции, специалистов-техников и городского брантмейстера, осматривала на днях дом г. Прасолова на Ильинской улице и нашла, что колонны необходимо сломать, штукатурку отбить, дом обелить заново и сделать другие необходимые поправки».

Если бы это решение было исполнено, особняка уже бы не существовало. Но волею судеб того ремонта не состоялось, благодаря чему здание сохранило свой вид.

Иван Андреевич Прасолов являлся хозяином Дома на набережной до 1900 года. Но это был уже не известный купец, а представитель мещанского сословия. Он сдавал дом в аренду и жил доходами от особняка.

До продажи в 1914 год дом находился в собственности потомков Прасоловых, скорее всего, сына Ивана Адреевича — Василия Ивановича, 1885 года рождения. Позже здание было продано околоточному пристанской части П. М. Комаровских, который владел им до 1928 года.

Таким образом, к середине 19 века одна из самых известных купеческих династий сошла с исторической арены. От былой славы не осталось и следа.

Благородное собрание

С 1848 по 1860 годы помещения Дома Прасоловых арендовало Благородное собрание. В особняке собиралась тюменская элита на свои вечера. Балы, обеды, официальные приемы проходили в «тюменском дворце». Современник писал:

«Дом ярко блистал огнями, музыка гремела, экипажи заставили весь обширный дом, барыни были разряжены в пух, брильянтов и жемчугу было довольно, потому что все это богачки… Гости танцевали, играли, угощение, разумеется, было щедрое, ибо Тюмень славится угощениями. В заключении был роскошный ужин с водопадом шампанского».

Участники праздников выходили на балкон и любовались видами на Туру. Ярким событием в истории дома стал приезд тобольского губернатора К. Ф. Энгельке на один из балов Благородного собрания в 1848 году.

М.С.Знаменский М.С.Знаменский "Музыкальный вечер". 1850-е годы

В 1870 году в Тюмени из Тобольска был переведен Приказ о ссыльных — специальное учреждение, ведавшее учетом и распределением ссыльных, поступивших в Сибирь. Ранее считалось, что Приказ располагался в Доме Прасоловых, но эта версия не нашла подтверждения.

Городские власти в 1865 году приступили к поиску подходящего здания для размещения Приказа о ссыльных. Дом Прасоловых на Ильинской улице вблизи пароходных пристаней хорошо подходил для этих целей. Уже был подготовлен проект договора аренды, однако власти выбрали другое здание — дом титулярного советника Александра Унжакова, поскольку хозяин известного дома на набережной отказался выполнить требование заказчиков и сделать ремонт за свой счет.

Партия ссыльных и каторжан на Тюменской пристани. 1885 год. Фото Д. КеннанаПартия ссыльных и каторжан на Тюменской пристани. 1885 год. Фото Д. Кеннана

Из материалов тюменского архива известно, что в 1879 году городская Дума арендовала часть помещений особняка Прасоловых «для временного размещения в них запасных нижних чинов пароходно-конвойной команды».

В документах «Всеобщей переписи населения» за 1897 год указано, что хозяином особняка является 62-летний мещанин Иван Андреевич Прасолов, в доме проживает его сын Василий 12 лет и вольнопрактикующий лекарь Франц Кох. Также в родовом имении находились шесть семей квартиросъемщиков, среди которых были представители польских дворянских фамилий. Часть помещений сдано семье ссыльного поляка, потомственного дворянина из Варшавы, мастера-столяра Адама Крочевского, который изготовил алтарь для Тюменского костела.

Берег Туры. Дом Прасоловых виднеется вдалиБерег Туры. Дом Прасоловых виднеется вдали

В конце 19-го начале 20 века Дом Прасоловых оказался в центре богатого района Потаскуй. Здесь располагались конторы и лавки крупных предпринимателей и промышленников Текутьева, Игнатова, Жернакова. На Ильинской улице построили свои усадьбы купцы Гилевы, Колокольниковы, Колмаковы, Решетниковы и другие. А с другой стороны к этому району примыкала Тычковка — район, где жили бедные горожане: грузчики, ремонтники, слесари, матросы.

Народный дом

Новая страница в жизни Дома на набережной началась в 1908 году. Здесь открыли Народный дом, который просуществовал до 1928 года. «Сибирская торговая газета» от 16 июля 1908 года сообщала:

«16 июня в 12 часов происходило открытие Народного дома Попечительства о народной трезвости в доме, бывшем Прасолова, по Ильинской улице».

В течение 10 лет Народный дом являлся центром культурно-просветительской работы. Здесь работает бесплатная библиотека-читальня, проходят лекции, народные чтения, концерты, любительские спектакли, новогодняя елка для детей рабочих.

Детское театральное представление. Фото И. ШустераДетское театральное представление. Фото И. Шустера

В 1911 году в подвале Народного дома был открыт первый в Тюмени «приют для опьяневших» — вытрезвитель. Газета «Ермак» рассказала и об этом факте:

«Горожан, оказавшихся в изрядном подпитии, бесплатно отпаивали огуречным рассолом, давали нюхать нашатырь и даже использовали граммофон для возвращения трезвого взгляда на явления жизни».

«Общество трезвости» и «Общество попечения об учащихся в уездном и начальном училищах», на средства которых содержался Народный дом, продолжали свою работу до 1917 года. Уже через год, после окончательного установления Советской власти в Тюмени, в здании прошла сессия Тобольского окружного суда.

В 1928 году областным коммунальным хозяйством была проведена инвентаризация домовладения улице 25 Октября, 17 (бывшая Ильинская). В официальном отчете отмечено:

«За более чем сто лет значительных изменений и утрат, как в облике самого здания, так и на территории, прилегающей к нему, не произошло. Здание может служить еще не один десяток лет».

В этом же году здание Народного дома было передано в ведение Городского отделения народного образования. До начала ВОВ в особняке разместили школу и общежитие для глухонемых, а с 1930 по 1936 годы — сельскохозяйственный институт.

С августа 1941 года здание отдали под хирургический эвакогоспиталь №2475, который возглавил Ф. Т. Кожанов. Под его руководством работал известный тюменский врач Н. Н. Русских, организовавший клинико-диагностическую лабораторию. Медсестры принимали раненых, делали перевязки, ассистировали во время операций. Выхаживать раненых помогали сибирские травы. Отваром хвоща, пихты лечили цингу. Мох использовали вместо ваты. Кашель лечили настоями подорожника и багульника. Сбор лекарственных растений вели тюменские школьники и студенты.

Раненые и медсестры эвакогоспиталя №2475.  Из книги Раненые и медсестры эвакогоспиталя №2475. Из книги "Дом на набережной: век за веком"

Затем в здании временно расположили детский дом №65 для детей, оставшихся сиротами после войны.

Послевоенная судьба Дома на набережной

Вскоре после окончания войны в доме с удивительной судьбой поселили областной отдел народного образования. В 1945 году здесь был открыт Институт усовершенствования учителей. Специалисты разрабатывали новые методики школьных программ, экспериментальные учебники, вели подготовку и переподготовку педагогических кадров. В здании Облоно располагалась и детская экскурсионно-туристическая станция.

Здание Областного отдела народного образования. 1950-е годыЗдание Областного отдела народного образования. 1950-е годы

Школьный сектор Облоно.  Из книги Школьный сектор Облоно. Из книги "Дом на набережной: век за веком"

20 августа 1960 года Постановление Совета министров РСФСР зданию придали статус памятника архитектуры местного значения и объекта культурного наследия.

Начиная с 1990 года, особняк занимали различные городские и областные учреждения и общественные организации, но здание стало ветшать, и по этой причине его освободили. Долгое время памятник архитектуры пустовал.

Но в 2020 году по инициативе губернатора региона Сергея Собянина на средства областного бюджета в доме Прасоловых начались реставрационные работы. Внешний облик Дома на набережной сохранил первозданность, а внутренние интерьеры и планировка были существенно изменены. Лишь остатки карнизов и профилей говорили о прежнем богатстве комнат здания, которое было центром культурной и общественной жизни богатой Тюмени. В ходе реставрации за основу были взяты интерьеры того времени в стиле классицизма — комнаты Демидовых в Москве.

Дом приемов Губернатора. Фото Андрея ПавлычеваДом приемов Губернатора. Фото Андрея Павлычева

В 2006 году работы завершили. Сначала планировалось разместить управление ЗАГС, но потом приняли решение, что дом станет официальной резиденцией губернатора Тюменской области и получит название — Дом приемов губернатора.

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

На двух этажах располагаются большие комнаты, выдержанные в классике: церемониальный, банкетный залы, зал переговоров, кабинет главы региона.

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Помещения украсили работами тюменских художников Михаила Гардубея и Ольги Трофимовой, изобразивших историческую и современную Тюмень. Прилегающая к дому территория превращена в небольшой сквер.

В Доме приемов организуют встречи с ветеранами, вручают госнаграды, проходит подписание важных договоров и соглашений.

Кабинет губернатора Тюменской области. Фото Андрея ПавлычеваКабинет губернатора Тюменской области. Фото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Исследователь Наталья Сезева называет особняк архитектурной жемчужиной Тюмени, которая служит напоминанием о богатом историческом прошлом нашего города.

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Захоронение Прасоловых

Настоящим открытием минувшего года стало обнаруженное специалистами общественной организации «Наследие» семейное захоронение Прасоловых на Парфеновском кладбище.

Парфеновский некрополь. Фото Владимира ТаланцеваПарфеновский некрополь. Фото Владимира Таланцева

Краеведы Оксана Усманова и Олег Старков пришли к работе по сохранению памяти тюменцев, захороненных в Парфеновском некрополе, через личные истории. Они посещали могилы своих предков и регулярно ухаживали за ними. Видели, что на кладбище много одиноких заброшенных захоронений, мусор, заросли, немало провалившихся в землю надгробий. А ведь кладбище старинное, и здесь нашли свой последний приют многие известные горожане, градоначальники и выдающиеся деятели Тюмени. Их могилы позабыты, плиты перевернуты, углублены в грунт. Порой даже просто прочесть имена погребенных здесь горожан большая проблема.

«Никто не знает, кто здесь покоится, нет никакого понимания о том, кто захоронен, — отмечает руководитель Тюменского музея историй, соруководитель НКО „Наследие“ Оксана Усманова. — Хочется и благоустроить некрополь, и сохранить память о горожанах. Причем нам важна история не только значимых, известных людей, нам важен каждый тюменец, поскольку из этих историй складывается история всего города».

Краеведы приезжают на территорию некрополя, выбирают курс, идут по нему и собирают данные о тюменцах. Расшифровав информацию с плит, они ищут в архивах сведения о горожанах, которые пополняют их электронную базу данных.

Парфеновский некрополь. Фото Владимира ТаланцеваПарфеновский некрополь. Фото Владимира Таланцева

Парфеновский некрополь является старейшим на территории города. Это кладбище деревни Парфеново, которая была основана в 1631 году. Некрополь создан в конце 17-го, в начале 18-го века. Хотя сложно найти этому доказательства — деревянные кресты самых первых захоронений не сохранились. Зато можно идентифицировать могилы купцов, градоначальников, богатых мещан, похороненных с каменными надгробиями.

Трехсвятительская церковь рядом с Парфеновским некрополем. Фото Владимира ТаланцеваТрехсвятительская церковь рядом с Парфеновским некрополем. Фото Владимира Таланцева

Считалось, что некрополь основан рядом с Трехсвятительской церковью, однако церковь на погосте появилась позже. Скорее всего, изначально была деревянная часовня, а каменную церковь построили в 1862 году, отмечает Оксана Усманова.

«Точная дата образования Парфеновского некрополя неизвестна, — рассказала Оксана Усманова. — Мы находим все более ранние захоронения, доказывающие, что кладбище имеет большую историю. Во время одного из походов мы увидели несколько фрагментов мраморных плит, расчистили их и прочли надписи. Они свидетельствовали о купце Силе Семеновиче Прасолове (1760- 1837). Мы знаем, что он был женат на Татьяне Григорьевне Кривошеине. Ее захоронение мы тоже обнаружили. У них было не менее шести детей. Мы нашли могилы дочерей Пелагеи и Анастасии. Анастасия родилась в 1801 году и умерла в 1821 году».

Найденные надгробия захоронений Прасоловых. Фото НКО Найденные надгробия захоронений Прасоловых. Фото НКО "Наследие"

История разорения Прасоловых, как и история их обогащения — судьбоносна. Потомки этого талантливого рода смогли реализовать себя уже не в бизнесе, а в других сферах.

«Сын разорившегося Силы Семеновича, Семен Иванович, уехал в Томск. Он отправился на золотые прииски. После него все его потомки уже не занимались предпринимательством, а ушли на службу. Они были врачами, учителями. Так, в Санкт-Петербурге проживает Ольга Родюкова. Двоюродный брат ее деда — Леонид Михайлович Прасолов. Он потомок Семена Ивановича Прасолова. В Томске, куда переехали представители династии, даже был Прасоловский переулок до 1927 года, названный в честь Прасоловых- учителей. Потом его переименовали в Красный переулок».

Леонид Михайлович Прасолов - потомок Семена Ивановича ПрасоловаЛеонид Михайлович Прасолов - потомок Семена Ивановича Прасолова

Тюменские краеведы разработали программу благоустройства Парфеновского кладбища. Перед активистами стоит задача — сделать кладбище комфортной и безопасной территорией, объектом экскурсий и прогулок, частью городской инфраструктуры. Для этого силами волонтеров и городских служб необходимо очистить территорию от старых кустарников и деревьев, проложить дорожки, установить информационные стенды с картой отдельных захоронений, представляющих интерес для горожан и туристов. Обращения в администрацию Тюмени пока отклика не дали. В планах краеведов — выиграть грант на благоустройство некрополя и привлечь к реализации этого проекта средства городского бюджета.

«Всего тюменская история насчитывает 34 градоначальника, — отметила Оксана Усманова. — Из них шесть человек упокоены за пределами города. Шесть захоронено на Текутьевском кладбище. По нашим предположениям, десять человек могут быть похоронены на Парфеновском. Это связано с тем, что многие известные тюменцы, стоявшие у власти, занимались кожевенным производством. Кожевенники жили и работали за рекой. Соответственно, там же их и провожали в последний путь».

Сейчас некрополь не огражден, нет забора по всему периметру. Из-за свободного доступа здесь можно увидеть бродяг. Бегают бездомные собаки. Причем с одной стороны кладбище уже вскоре будет граничить с новым ивент-парком «Алебашево». Такие разные зоны должны соседствовать безопасно, считают краеведы.

«После наших обращений и публикаций городские службы стали чаще проводить уборку. Мы видим, что спиливают старые деревья, подчищают и убирают кучи мусора. Но при этом мы замечаем, что некоторые памятники, которые стояли на могилах, могут быть сброшены и потом увезены в неизвестном направлении, получается, что «вместе с водой выплескивается и ребенок», — говорит Оксана Усманова.

Парфеновский некрополь. Фото Владимира ТаланцеваПарфеновский некрополь. Фото Владимира Таланцева

Помимо Прасоловых недавно найдены могилы купцов Шуваловых, захороненных здесь в 1819 году. Известно, что последний приют здесь нашел предприниматель и городской голова Филимон Степанович Колмогоров. Где-то здесь и могила городского головы Ивана Васильевича Барашкова, похороненного вместе с супругой в 1850 году.

«Кладбище не должно быть источником страхов местных жителей, оно должно стать местом изучения истории края, — убеждена Оксана Усманова.- Мы предлагаем администрации Тюмени не только привести в порядок некрополь, но и готовы оказать содей ствие в разработке интернет-ресурса с возможностью входа с мобильных устройств, с помощью которого любой человек сможет получить информацию о горожанах, которые здесь захоронены».

Руководитель Музея тюменских историй и НКО Руководитель Музея тюменских историй и НКО "Наследие" Оксана Усманова

Краеведы предлагают использовать опыт Тобольского Завального кладбища. Все надгробия, которые были свалены, отнесены от первоначального места захоронений, выложить на специальной площадке. Память о тюменцах должна жить. Это будет примером уважения к предшественникам для подрастающего поколения горожан.

Фото Владимира ТаланцеваФото Владимира Таланцева

Загадка озера Прасоловых

На современной карте заречной части Тюмени озера Прасолово вы не найдете. На плане города 1808 года такое озеро имеется. Оно находилось в 3 квартале города в заречной части, внутри защитного вала со рвом.

«Его название сразу бросилось мне в глаза, так как совпадает с фамилиями тюменских городских голов — Прасоловых Ивана Семеновича и Силы Семеновича, — пишет в своей статье соруководитель общественной организации „Наследие“ Олег Старков. — Эти купцы проживали со своими семьями как раз в заречной части города, имели здесь дома и бизнес. Возможно, это просто совпадение… Наиболее вероятно то, что название озеру дали местные жители, которые на берегу этого озера занимались заготовкой рыбы, солили её».

Озеро представляло собой старицу — старое русло Туры, соединенную с рекой протокой. Со временем изолированные озера зарастают, мелеют, постепенно превращаются в болота и, в конечном итоге, исчезают. Так произошло и с озером Прасолово.

«В начале 1800-х годов озеро Прасолово представляло собой один целостный объект, по середине которого (вероятно в самой мелкой части) был построен мост. Все жилые постройки располагались между Турой и озером, на западном береге которого появилась улица Озерная. Она существует и сейчас», — рассказывает Олег Старков.

В 1885 году озеро уже разделилось на две части с протокой между ними. За 80 лет заозерная часть хорошо освоена и заселена. На западном берегу озера Прасолова — «за озером», появилась улица Заозерная. На современных картах улицы Озерная и Заозерная повторяют контуры бывшего водоема.

«В поисках документов об истории нашего города наткнулся на старинную карту, изготовленную нашим земляком Семеном Ульяновичем Ремезовым в период 1697—1711 гг., — продолжает Олег Старков. — Точная дата карты неизвестна. Ориентирована она не на север (как сейчас), а на юг. В это время Тюмени было чуть больше 100 лет. Многие населенные пункты вокруг города уже существовали. На карте также четко обозначено озеро Прасолово, соединенное протоками с озером Алебаево (Алебашево)».

Старинная карта Тюмени, на которой нанесено озеро Прасолова. Фото из официальной группы НКО Старинная карта Тюмени, на которой нанесено озеро Прасолова. Фото из официальной группы НКО "Наследие" (ВКонтакте)

Теперь от озера Прасолово осталась небольшая болотина между несколькими огородами.

«Первоначально мы предполагали, что озеро названо в честь одних из первых жителей Заречья, будущих градоначальников Тюмени и купцов Прасоловых, поставивших свои дома на его берегах. Скорее всего, эта рабочая версия не верна», — говорит в своей статье Олег Старков.

Слово «прАсол» вышло из оборота после революции 1917 года и сейчас практически не используется. Его смысл описан в «Толковом словаре живого великорусского языка» Владимира Даля: «Прасол — скупщик мяса и рыбы для розничной, мелочной распродажи.

Прасолы ездили по деревням и селам, скупая животных. В дальнейшем скотину перегоняли на место потребления, забивали, и парное мясо продавалось по более высокой цене. По сути, это были заготовители, оптовики.

В Сибири местные прасолы по дешевке скупали целые стада у кочевников, и затем продавали их на городских площадях. Скупщики не только продавали мясо, но и организовывали «глубокую переработку» товара, открывали собственные кожевенные предприятия, мыловарни.

«Возможно, озеро названо Прасоловым потому, что на его берега прасолы сгоняли купленный скот, где он содержался, забивался, разделывался и перерабатывался. Не случайно в заречной части Тюмени сосредоточилось кожевенное и мыльное производство», — предполагает Олег Старков.

От слова «прАсол» и взяла начало фамилия тюменских Прасоловых. Согласно «Переписной книги Тюменского уезда 1700 года» в Тюмени проживало несколько Прасоловых: конный казак Родка Андреев сын Прасолов, казачьи дети Оска Ефтифьев сын Прасолов и Алешка Елфимцов сын Прасолов, посадский Петрушка Иванов сын Прасолов (имел лавку в три затвора), крестьяне Ивашка Прасолов, Сенька Алексеев сын Прасолов и Елфимка Прасолов.

Скупка скота. Фото из официальной группы НКО Скупка скота. Фото из официальной группы НКО "Наследие" (ВКонтакте)

Некоторые из Прасоловых пришли из русских городов и, скорее всего, уже были профессионалами своего дела, получив от этого «дела» свою фамилию, считает краевед.

Тюмень — столица кожевенного дела

Более половины кожевенной продукции, выделываемой по всей Западной Сибири, изготавливали в Тюмени. В начале 18 века по переписи 1720 года в городе и уезде существовала 31 кожевня, они производили в среднем по 40 кож в год, отмечает историк Наталья Войнова. Тюменские кожевенники размещали свои мастерские на берегу Туры в Заречье.

Вид на Заречье с Затюменского мыса. 1901 год. Фото Т.К.ОгибенинаВид на Заречье с Затюменского мыса. 1901 год. Фото Т.К.Огибенина

Сырье приобретали у городских мясников и в близлежащих селах.

«В 1809 году в Тюмени было выделано 76 130 кож, что равнялось годовому производству Рязанской и Пензенской губерний вместе взятых. Тюмень поставляла кожи на экспорт. В Кяхту было отправлено 18 500 кож, в пограничные крепости Сибири — 21 900, в Ирбит и в Европейскую Россию 16 200 кож. В городе продано 10 530 изделий».

В начале 19 века кожевенное производство стало переходить в мануфактурный период. В Тюмени возникли заводы купцов Башарина П. М., Прасолова В. Ф., Барашковых, Пеньевских, Пяткова. Здесь широко использовался наемный труд.

Но одновременно с ростом заводов существовали мелкие кожевенные заведения.

Заводы-мануфактуры предоставляли сырье для многочисленных сапожников, чарошников, броденщиков, башмачников, рукавичников, шорников, которые изготавливали разнообразную обувь — сапоги, чарки, коты, башмаки, ступни, бродни, туфли.

Чарки, бродни и рукавицы тюменской работы отправлялись для рабочих рыбных промыслов.

Купечество, владевшее кожевенными заводами, было самой влиятельной группой торгово-промышленной буржуазии, подчинившей себе мелких предпринимателей и ремесленников. Наталья Войнова в своей статье «Город мастеров» описывает процесс изготовления самой доходной обуви — бродней.

«Крупные ремесленники (скупщики) брали сырье (кожи) у заказчиков, каковыми были купцы-заводчики, и раздавали его броденщикам, разделяя между ними труд. Одни ремесленники шили голенища, другие головки, третьи пришивали голенища к головкам. В Тюмени в 60-70-е годы шилось ежегодно до 150 тысяч пар бродней».

Такая же ситуация была с рукавичным промыслом. Товар шел на золотые прииски Восточной Сибири, спрос был стабильно высоким.

Кожи тюменской работы закупались английскими купцами, использовались для изготовления книжных переплетов. Военное ведомство России закупало тюменские кожи для шитья сапог солдатам.

Кожевенные заводы города представили свою продукцию на Тюменскую публичную выставку в 1871 году. Экспонировалось 136 названий кож разных сортов. Представлены были коровьи, телячьи, бараньи, конские, верблюжьи, лосиная кожи.

Важную роль играли владельцы кожевенных заводов на Ирбитской и Нижегородской ярмарках. Многомиллионные прибыли составляли их обороты. Тюменские кожи были вне конкуренции и быстро раскупались оптовиками.

Кожевенное производство было ведущим и составило славу города не только в России. Германские, английские, французские, бухарские купцы предпочитали для своих нужд закупать кожи в Тюмени.

Современное кожевенное производство. Фото из официальной группы Камышловского кожевенного завода (ВКонтакте)Современное кожевенное производство. Фото из официальной группы Камышловского кожевенного завода (ВКонтакте)

Наследие Прасоловых

Первые кожевенники Тюмени — Прасоловы, к сожалению, не запечатлены в портретах и фотографиях, их жизнь и деятельность проходила в далекое от нас время. Но чудесным отзвуком их присутствия в Тюмени до наших дней остается потрясающий дом на берегу Туры. Здание пережило революцию 1917 года, советский период и живет ныне, являясь символом забытой купеческой династии и их любви к городу.

«Я считаю, что это уникальное здание, — говорит Наталья Сезева. — Бог хранил его. У него всегда было особое место, удаленное от центра. Оно всегда было спрятано, сокрыто от глаз. И даже сейчас в контексте развития туризма я не вижу особого интереса к этому зданию. На дореволюционных фотографиях — это герой №1. Его фотографировали все мастера, стараясь запечатлеть на снимках красоту особняка. Это первая усадьба дворцового типа. Амфилады, лепнина, камни… К сожалению, все это не сохранилось, потому что дом постоянно был в аренде, в нем находились различные учреждения, он перекраивался под нужды тех заведений, которые в нем располагались в разное время».

Дом Прасоловых. Ныне - Резиденция губернатора Тюменской области. Фото Андрея ПавлычеваДом Прасоловых. Ныне - Резиденция губернатора Тюменской области. Фото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Благодаря усилиям кожевенников Тюмень стала известным торговым городом, ее экономическое благополучие начало созидаться уже в те, далекие времена. Сибиряки умели вести дело, рисковать, обладали яркими характерами. У всех предпринимателей, прославивших город, судьбы сложились по-разному.

«В лице Прасоловых мы можем видеть как грандиозный успех, так и грандиозное падение, — отметила автор книги. — Это такой стремительный взлет к вершинам успеха, а потом резкое падение вниз. „Подняться“ они так и не смогли. Не было преемственности… Когда семейное гнездо было разорено, они были вынуждены уехать. Так как у них были хорошие связи со всеми сибирскими купцами, то они отправились сначала в Екатеринбург, потом в Томск. У всех Прасоловых — колоритные биографии, они обладали харизмой, яркими чертами характера. Это герои целого романа».

Каждый из тюменских купцов достоин памятника, мемориальной доски или названной в честь его фамилии улицы, считает ученый-искусствовед Наталья Сезева. И места захоронения известных людей, конечно же, необходимо восстанавливать для того, чтобы память о них жила. А что касается дома на набережной, то для тюменцев теперь доступна биография этого удивительного здания, которое построили первые кожевенники Прасоловы, украсив им город на несколько веков.

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Фото Андрея ПавлычеваФото Андрея Павлычева

Текст Елены Кухальской

Фото Андрея Павлычева, Владимира Таланцева

Использованы текст и фотодокументы из книги «Дом на набережной: Век за веком» (автор Наталья Сезева); материалы и фото из официальной группы НКО «Наследие» (ВКонтакте); статьи Натальи Войновой «Тюменское купечество» (сборник «Тюменская старина», 2006 г.). Благодарим за помощь в подготовке материала сотрудников областной научной библиотеки им. Менделеева.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!
Новости по теме
Секрет волшебного звука, или Как тюменский священник вернул городу уникальные колокола
Секрет волшебного звука, или Как тюменский священник вернул городу уникальные колокола
Спецпроект «Вслух о тайнах прошлого» рассказывает о самых интересных событиях из истории Тюмени, о людях и городе в разные эпохи, об удивительных судьбах и интересных фактах.
Последние новости
Общегородской сбор крышек поможет озеленить Тюмень
Общегородской сбор крышек поможет озеленить Тюмень
На вырученные средства организаторы покупают семена редких деревьев.
Вместо цветов к 1 сентября тюменские школьники купили подарки детям в больницу
Вместо цветов к 1 сентября тюменские школьники купили подарки детям в больницу
Острый лейкоз – диагноз 90% детей, находящихся на лечении в отделении гематологии и химиотерапии ОКБ №1.
В Тюменской области на карантин ушли три класса и 30 детсадовских групп
В Тюменской области на карантин ушли три класса и 30 детсадовских групп
Об этом сообщает оперштаб.
Игрушки, кроссовки, парфюмерия: тюменские таможенники отправили в печь товара на 46 миллионов
Игрушки, кроссовки, парфюмерия: тюменские таможенники отправили в печь товара на 46 миллионов
Изделия признаны контрафактными и опасными для жизни и здоровья.
Сайлент Хилл по-тюменски: туман в большом городе
Сайлент Хилл по-тюменски: туман в большом городе
Специально для ценителей прекрасного мы собрали кадры туманного вечера в Тюмени.