Dipol FM | 105,6 fm

Ордена на груди Тобольска. Царем назначенный, царицей призываемый

Речь пойдет о святителе Иоанне (Максимовиче), митрополите Тобольском.

Гетман Мазепа ходатайствовал о нем перед Петром Первым как о епископе Черниговском, а впоследствии был им проклят. Любимец Петра князь Меншиков «выхлопотал» для него царский указ о назначении на Тобольскую кафедру за то, что тот самолично, а не по указанию Александра Даниловича, назначил дату освящения храма в одном из имений светлейшего. Попросту говоря, Сибирь и в этом случае стала ссылкой, несмотря на обретение митрополичьего сана. Речь пойдет о святителе Иоанне (Максимовиче), митрополите Тобольском.

Саккос с правами на имения

Сам царь вызвал архиепископа Иоанна в Москву, где местоблюститель патриаршего престола Стефан (Яворский) вручил ему указ о новом назначении. Последовало и возведение в сан митрополита. Современники рассказывали, что узнав о своем переводе в Сибирь, он сразу догадался о причине резкой перемены в судьбе. И, будто прозорливец, изрек: «Да, далеко мне ехать, но он будет еще дальше меня». Как известно, пророчество отца Иоанна сбылось, ведь Меншиков был сослан после смерти Петра куда как севернее Тобольска, в почти приполярный Берёзов.

Впрочем, есть и другая версия причины преображения Черниговского епископа в Тобольско-Сибирского митрополита. Якобы, ей стала положительная реакция Петра I на написанный им «Синаксарь» (собрание сведений. — Прим. авт.) о Полтавской битве. Это произведение открывается замысловатым вступлением, где рассказывается о семи «начальнейших» ангелах. Они предстоят Престолу Божьему и хранят «Великую Тайну Цареву», которая сокрыта до времени. О тайне знает и автор Синаксаря. В назначенный день он должен «открыть» эту тайну людям: «Благо во правду есть тайну цареву хранити, и аще в свое время на всенародную ползу открытися: несть бо тайно, еже не явится, ниже бысть потаенно, но да прийдет въ явление». Полтавская баталия оказывается тем моментом, когда «Царя Вышнего Тайна» открылась. Архиепископ Иоанн нигде не сравнивает себя с Иоанном Богословом, а свой текст — с Откровением. Но эта аналогия возникает: Иоанн — зритель Божественной тайны и ее провозвестник. На манер Откровения строится и дальнейшее описание Северной войны.

А начинает Иоанн Максимович с рассказа о Карле XII, в котором читатель постепенно должен распознать черты апокалиптического зверя. Карл и в знаке своем, и в деяниях лев, пишет Максимович, «несытыми звериными устами» хочет «всю поглотити Европу». Этот лев бродит по земле и «ужасный глас испускает», звери же, обретающиеся в округе, «аки мертвии от страха припадают и себе доброхотне въ снедь его змеиной предают гортани».

И последовало сомнительное, казалось бы, поощрение. Но — сан! Но — размеры подведомственной территории! Такое могло понравиться какому угодно владыке. Понравилось и Иоанну, привыкшему к более скромным масштабам.

Известно, что родился он в декабре 1651 года в небольшом Нежине, в семье из малороссийских дворян. Его батюшка был шляхтичем Максимом Васильковским из городка Василькова. Позже он перебрался в Киев, арендовав мельницы и земли у Киево-Печерской лавры, на всю округу которой прославился пожертвованиями на строительство многих киевских храмов. Иоанн был старшим ребенком в семье и, как прочие десять сыновей, получил свою фамилию Максимович от имени своего отца.

Учился он в Киево-Могилянской академии (1668-1676 годы), и по окончании был оставлен в ней преподавателем латинского языка. Домашнее воспитание, учеба в Киевской коллегии, постоянное общение с монахами напитало его душу стремлением служить Богу в чине инока, и в 1676 году в Киево-Печерской Лавре он был пострижен от священноархимандрита Иннокентия (Гизеля) с именем Иоанн, в честь святителя Иоанна Златоуста. Вскоре архиепископ Черниговский Лазарь (Баранович) рукоположил Иоанна в сан иеромонаха. Последующее рукоположение молодого, блестяще образованного постриженика в иеродиакона, а затем в иеромонаха произошло очень быстро.

В 70-е годы XVII столетия Россия воевала с Турцией, и к 1677 году пламя войны бушевало на территории Малороссии. Оказавшись перед опасностью нападения турецких полчищ на Киев, гетман Мазепа решился направить посольство к царю Феодору Алексеевичу с просьбой о помощи. В составе делегации был и 24-летний иеромонах Иоанн. Помимо просьб о помощи военной, лаврские монахи просили в случае нападения турок на Киев дать им возможность укрыться в другом монастыре. Царь и войско послал, и Брянский Свенский Успенский монастырь предоставил, повелев Иоанну Максимовичу быть в нем архимандритом.

В 1680 году Иоанн был назначен экономом Киево-Печерской лавры, а в 1684 году наместником Свенского монастыря, куда переселились монахи в связи с набегами турок на Киев. Оттуда в середине 1695 года Черниговским архиепископом Феодосием, видевшим в нем своего преемника, он был переведен в Елецкий Успенский монастырь Чернигова и возведен в его архимандриты. Посвящение состоялось в 1696 году в Москве.

После смерти святителя Феодосия, 24 ноября 1696 года решением рады новым черниговским архиереем был избран Иоанн Максимович. В Москву была направлена грамота от имени гетмана Ивана Мазепы с прошением к царю и патриарху о посвящении кандидата. 10 января 1697 года Патриархом Московским Адрианом в Успенском соборе Московского Кремля Иоанн был хиротонисан во епископа Черниговского с возведением в сан архиепископа. В ставленой грамоте Иоанну было дано право совершать богослужения в саккосе (верхнее архиерейское богослужебное облачение. — Прим. авт.), а царь своей грамотой подтвердил права черниговской кафедры на ее имения.

В 1700 году в Чернигове Иоанном был основан Коллегиум (славяно-латинская школа) для обучения не только детей духовенства, но и дворян, мещан и казаков наподобие Киевской академии. Благодаря уровню подготовки учеников школа получила широкую известность и фактически стала первой семинарией в России. По ее образцу позднее стали открываться духовные семинарии в других епархиях. Также Иоанном была открыта типография для издания сочинений духовно-нравственного содержания. Пребывая на черниговской кафедре, Иоанн встречался с царем Петром I. Житие сообщает, что он предрек Петру Великому победу над шведами. После измены гетмана Мазепы Иоанн стал жертвой оговора — якобы он получил от бежавшего гетмана через своего служителя некое письмо. Однако после допросов невиновность Иоанна была подтверждена. 12 ноября 1708 года в Троицком соборе Глухова Иоанн в присутствии Петра I вместе с митрополитом Киевским Иоасафом и епископом Переяславским Захарием совершил Литургию и молебен, после чего предал проклятию предателя Мазепу.

Никогда не был праздным

…Летом Иртыш ведет себя спокойно, поэтому 11 августа 1711 года владыка беспрепятственно сошел на его вполне уже обжитой берег. Посетил вначале Знаменский монастырь, а потом вновь вернулся на свой дощанник. Но следующим днем, в праздник Успения, состоялся его торжественный вход в город. В Софийско-Успенском соборе отец Иоанн отслужил Литургию и вступил в управление епархией. Вверенная ему митрополия нуждалась в миссионерской деятельности, за которую он активно и принялся. Его сподвижники смело направлялись к нынешним ханты и манси, а также к другим коренным народам Сибири. Уже спустя три года после своего вступления в должность Иоанн направил в Пекин духовную миссию, возглавляемую архимандритом Илларионом (Лежайским).

Особо Иоанн поддерживал, в том числе и собственными средствами, славяно-латинскую школу, основанную в 1703 году в Тобольске его предшественником митрополитом Филофеем (Лещинским). Для нее из Киева и Чернигова им приглашались преподаватели. По замечанию агиографа, «едино у него увеселение было — писать душеполезные сочинения». В этот период им был выполнен перевод на русский язык сочинения немецкого монаха Иеремии Дрекселя «Илиотропион, или сообразование человеческой воли с Божественной волей» (ранее существовал лишь перевод на церковнославянский язык). Книга была напечатана в 1714 году в Чернигове, в типографии, открытой Иоанном еще в период его архиепископства.

Неся обязанности по управлению столь обширной епархией, владыка Иоанн строго постился, был тих, скромен, сострадателен. Обладая большой работоспособностью, святитель никогда не был праздным, всегда или читал, или учил, или размышлял, очень много молился.

Митрополит Иоанн активно развивал строительство храмов, в том числе каменных. Только в 1713 году им было завершено строительство церкви Спаса Нерукотворного (начата в 1709 году), начата постройка нового архиерейского дома, освящена церковь Николая Чудотворца с приделом в честь Вознесения Господня у городских стен. Храмы возводились и в местах проживания коренных сибирских народов, обращаемых миссионерами святителя Иоанна в христианство. Иоанн активно занимался благотворительностью, к концу его жизни в Тобольске существовало около 20 богаделен.

Заранее чувствуя близость смерти, владыка стал к ней готовиться: исповедовался и причастился. 9 июня 1715 года он в последний раз отслужил Литургию, а затем устроил трапезу для духовенства и нищих, за которой сам прислуживал гостям. После удалился в свои покои, в которых на следующее утро был обнаружен умершим в молитвенном положении на коленях перед Ильинской Черниговской иконой Божией Матери. Тело святителя долгое время не предавали земле, ожидая возвращения из миссионерской поездки митрополита Филофея, который должен был возглавить погребение. Иоанн был погребен с отпеванием по монашескому чину в деревянном приделе Софийского собора в честь преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских.

В 1741 году деревянный придел был разобран, и могила Иоанна Максимовича оказалась под открытым небом у северной стены собора. В 1753 году почитатели святителя собрали пожертвования и восстановили придел, освятив его во имя Иоанна Златоуста, небесного покровителя митрополита. Могила Иоанна располагалась у правой стены алтаря, над ней установили резное надгробие и портрет святителя.

В начале XIX века в приделе появилась трещина, идущая от свода к могиле. Для проведения реставрационных работ Тобольский архиепископ Евгений (Казанцев) в 1826 году направил в Синод запрос, на который поступило следующее указание: «Переложить останки митрополита Иоанна в новый гроб и перенести на другое место, но в том же алтаре …и без огласки».

5 сентября того же года могила была раскопана, и в гробу были обнаружены неистлевшие клобук и мантия, покрывающие останки. Не раскрывая, а протянув под ними полотно ткани, их переложили в новый гроб и закрыли пеленой, гроб обвязали шнуром и скрепили архиерейской печатью. При участии городского духовенства гроб перенесли в новую могилу в левой части алтаря у жертвенника, в нее также поместили доски от старого гроба и сверху установили деревянное надгробие.

В 1844 году на деньги купца Мясникова над могилой был установлен мраморный памятник в форме столба, увенчанного митрой с крестом и омофором. В 1868 году придел был перестроен, и место погребения Иоанна оказалось внутри основного пространства собора.

Последний царский святой

С 1798 года в памятной книге собора записывались бывшие от гроба святителя чудеса. С 1879 года в день смерти святителя в Тобольске стал ежегодно совершаться торжественный Крестный ход. В 1891 году епископ Тобольский и Сибирский Иустин (Полянский) сделал распоряжение, чтобы «в Иоанно-Златоустовском приделе в течение года, кроме великих постов, на все будущее время неотложно совершаемы были Божественные литургии, с поминовением Святителя Иоанна за упокой и панихидами по нем. Да сопричтет его Господь Бог к лику святых угодников Своих, и молитвами его помилует и спасет нас грешных, почитателей святой памяти его!»

Распоряжение было помещено в рамку и повешено у окна рядом с гробницей митрополита Иоанна. В 1900 году вместо мраморного надгробия по распоряжению епископа Антония (Каржавина) была сооружена серебряная рака с позолоченной сенью, на ее крышке поместили образ Иоанна Златоуста.

Главным сторонником скорейшей канонизации святителя в начале XX века стал Тобольский епископ Варнава (Накропин). В связи с приближающимся 200-летием со дня смерти Иоанна, он 16 октября 1914 года поднял из склепа его останки, сменил на них облачение и переложил в специально приготовленную раку. В процессе переноса комиссия освидетельствовала останки, и было заявлено об их нетлении: «Господь прославил Своего угодника нетлением и благоуханием костей, подобно большинству открыто почивающих святителей Российской Церкви и преподобных Сергия Радонежского, Серафима Саровского и других». В январе 1915 года епископ Варнава сделал доклад в Святейшем синоде о результатах работы комиссии, а также о зафиксированных 40 случаях чудесной помощи по молитвам к святителю Иоанну. Священный синод счел сообщение Варнавы недостаточным и принял решение произвести необходимое для канонизации расследование. Его поручили митрополиту Иркутскому Серафиму, который при своем посещении Тобольска осмотрел останки Иоанна и опросил прихожан.

10 июня 1916 года в Тобольске состоялось торжественное прославление Иоанна Тобольского, совершенное сонмом архиереев во главе с митрополитом Московским Макарием (Невским). Кроме него в церемонии участвовало 13 архиереев. Накануне, 8 июня, митрополит Макарий лично вскрыл гроб с останками Иоанна, омыл мощи, надел на них новое облачение и переложил их в серебряный ковчег, который поместили в новый кипарисовый гроб.

В день канонизации гроб был торжественно открыт и после Крестного хода установлен на соборной площади для поклонения прибывшим на торжества более чем 50 тысячам паломников.

Мощи вернулись в собор на следующий день, где их на время совершения Литургии поместили на горнем месте, а затем гроб установили на приготовленное для него место в соборе. Было зачитано Деяние Священного Синода о канонизации святителя Иоанна, днем памяти был выбран день его смерти — 10 июня (по новому стилю 23 июня), с прошением разрешить прославить Иоанна Тобольского. Ответ императора был противоречив: «Пропеть величание можно, прославить нельзя» (величание непрославленным в лике святых не поют). Варнава 27 августа поздним вечером при многочисленном собрании народа совершил молебен у раки Иоанна, но пел тропари святителю Иоанну Златоусту с припевом «Святителю, отче Иоанне, моли Бога о нас» и только на отпусте явно помянул Иоанна Тобольского. По такой же схеме в последующие дни началось регулярное служение молебнов.

Известие о случившемся дошло до Синода, Варнаву вызвали в Петроград. Синод принял решение признать совершенное Варнавой прославление Иоанна недействительным и уведомить об этом Тобольского архиерея и его паству. Однако данное решение Синода не было утверждено императором, он дал поручение «зимней сессии Синода пересмотреть это решение, причем, просил проявить снисходительность к епископу Варнаве, действовавшему по ревности, а не по злому умыслу». В декабре 1915 года, по Высочайшему повелению, в Тобольск прибыл архиепископ Литовский Тихон (Беллавин). Он произвел осмотр гроба, опечатал его своей печатью, а также зафиксировал сообщения еще о ряде случаев исцеления.

20 января 1916 года императору был представлен синодальный доклад, говоривший о возможности совершить канонизацию митрополита Иоанна. На всеподданнейшем докладе Государь Император в 21-й день января 1916 года Собственноручно изволил начертать: «Приемлю предположение Святейшего Синода с умилением и тем большим чувством радости, что верю в предстательство Святителя Иоанна Максимовича, в эту годину испытаний, за Русь Православную».

Определением от 22 — 23 января того же года Святейший Синод «…постановил: поручить Преосвященному митрополиту Московскому совместно с Преосвященным Тобольским и другими имеющими прибыть в Тобольск иерархами совершить 10-го июня сего года торжественное прославление Святителя Иоанна, Митрополита Тобольского и Сибирского» — о чем возвещалось всероссийской пастве в «Деянии» (послании) Святейшего Синода от 12 февраля 1916 года, утвержденном и подписанном в заседании Синода 15 февраля.

Молитвенным предстательством святителя Иоанна в Тобольском заточении оставались невредимыми высокие узники старой столицы Сибири. На земле Григория Распутина Иоанн был заступником за наследника перед Богом. Имеются сведения, что еще до революции шапочка с мощей святителя Иоанна была послана владыкой Варнавой, чтобы облегчать страдания цесаревича. Будучи в Тобольске, 30 марта наследник Алексей, получив ушиб, серьезно заболел. «Св. Иоанн, — писала императрица своей фрейлине А. Вырубовой 6 апреля 1918-го, — помогает — хочу надеяться, что скоро пройдет, чем обыкновенно. Всю зиму все было хорошо, но наверно таки надо».

Было и так, что, надеясь на освобождение с помощью верных офицеров, царица пожелала объединить их в «Братство святого Иоанна Тобольского». Оно было создано в августе 1917-го и возглавлялось зятем Распутина поручиком Борисом Соловьевым.

В период Тобольского заточения семью последнего русского царя поддерживал, делая всяческие попытки ее освобождения, епископ Гермоген. Будучи утопленным большевиками, он был отпет на родине Распутина, в Покровском, в храме, построенном иждивенцем Григория Ефимовича, с которым, в самый день его убиения, чудесным образом примирился. Впоследствии тело замученного владыки перевезли в Тобольск в Софийский Успенский собор, где оно простояло пять суток, не проявляя признаков тления. Священномученик был погребен в склепе, устроенном в Иоанно-Златоустовском приделе, на месте, где ранее почивали мощи святителя Иоанна Тобольского.

Находясь в Екатеринбурге, царственные мученики сожалели о том, что, будучи в Тобольске, они так и не смогли приложиться к св. цельбоносным мощам. «Ужасно было грустно, — писала 4 мая 1918-го Великая Княжна Мария Николаевна З. С. Толстой, — что нам ни разу не удалось быть в соборе и приложиться к мощам Св. Иоанна Тобольского».

В 1919 году Тобольск был занят Красной армией. Перед вступлением войск в город мощи святителя поместили в подвал Покровского собора, откуда их подняли в 1920 году. 10 октября 1922 года по распоряжению Тюменского губисполкома мощи святителя Иоанна были вскрыты. Вскрытие проходило на паперти Покровского собора, был устроен антирелигиозный митинг. После вскрытия мощи некоторое время оставались в соборе, а затем были переданы в антирелигиозный отдел краеведческого музея, открытого в архиерейском доме.

В июне 1946 года архиепископ Новосибирский и Барнаульский Варфоломей (Городцов) посетил Тобольск и осмотрел мощи Иоанна Тобольского. В июле того же года он обратился к патриарху Алексию I за поддержкой в вопросе возвращения мощей церкви. Архиепископ Варфоломей 2 марта 1947 года направил ходатайство в Совет по делам РПЦ при Совете Министров СССР, которое было удовлетворено, и 14 июня того же года мощи святителя были возвращены в Покровский собор.

В 1984 году, по благословению Патриарха Пимена, в день памяти святого было установлено празднование в честь Собора Сибирских святых.

В 1989 году была возрождена Тобольская духовная семинария, и мощи святителя Иоанна сделались предметом поклонения и особого благоговейного почитания преподавателей, семинаристов и воспитанниц регентского и иконописного отделений при семинарии. Ежедневно утром перед учебой вереница учащихся Духовных школ тянется к мощам святителя Иоанна — чтобы он помог и благословил их на учебу и продолжение его начинания — распространение духовного просвещения в Сибири.

Два раза в год — в день преставления святителя (10/23 июня) и в день обретения его мощей (16/29 октября) Тобольск собирает сотни богомольцев со всей Сибири и Урала — все спешат благоговейно почтить память любимого архипастыря и засвидетельствовать ему свою любовь.

При подготовке публикации использовались источники: patriarchia.ru, days.pravoslavie.ru, azbyka.ru.

Фото — небольшая икона 1916 года, созданная после канонизации Иоанна Тобольского, i0.wp.com

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!