Dipol FM | 105,6 fm

Как выжить в стеклянном доме?

Участникам Губернаторских чтений предложили беспроигрышный вариант.

_Помочь разобраться в глобальных вызовах, с которыми приходится сталкиваться России и Тюменской области в качестве ее части, были призваны шестнадцатые Губернаторские чтения, которые состоялись во вторник, 11 марта, в Тюмени. Основной доклад на тему «Глобальные вызовы для России: мифы и реальность» представил участникам чтений именитый гость — Сергей Караганов, член совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, основатель и почетный председатель Совета по внешней и оборонной политике, председатель редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике», декан факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики, председатель международного дискуссионного клуба «Валдай», а также инициатор и руководитель экспертного проекта «Стратегия XXI»._

Как заметил губернатор [Владимир Якушев](/thesaurus/256998), традиционно открывавший чтения в областной библиотеке и представивший гостя, заявленная тема может оказаться не просто актуальной, а одной из самых важных по своей значимости из тех, что выносили на обсуждение в этом формате. «Мы не раз упоминали о глобальных вызовах, но, пожалуй, еще никогда мы не ощущали остроту этих вызовов с такой силой, как в эти последние тревожные дни. И сегодня мы как никогда нуждаемся в интеллектуальном ресурсе человека, входящего в первую десятку российских политических экспертов, человека, посвятившего свою профессиональную деятельность анализу глобальных рисков и поиску ответов на них».

Чтобы подвести участников чтений к теме, доктор политических наук, профессор Высшей школы экономики Святослав Каспэ воспользовался емким образом: «Есть такая английская поговорка: живущий в стеклянном доме не должен швыряться камнями. Так вот, мир — это стеклянный дом, где камнями швыряются все. Но это только полбеды. Главная, что при этом мы все довольно плохо умеем отличать реальные угрозы и вызовы от фиктивных, мифических. И часто бывает так, что мы начинаем с упорством, достойным лучшего применения, воевать с угрозами вымышленными, кидаем на противостояние огромные ресурсы, при этом не замечаем, как с другой стороны подкрадывается реальная угроза. Сергей Караганов свою профессиональную деятельность посвятил искусству отличения реальных угроз от мифических, выявлению реальных угроз. Сегодня это искусство важно как никогда. Сергей Александрович, прочтите нам краткий курс выживания в стеклянном доме».

Как выжить в стеклянном доме?

Свой краткий курс выживания гость начал издалека, обстоятельно — с тенденций развития мировой экономики, заглядывая не более, чем на 5-7 лет вперед. Дальше политолог в быстро меняющемся мире смотреть не рискует.

Российское счастье

Во-первых, по его словам, идет замедление мировой экономики после уникального скачка в развитии, который произошел за последние 20 с лишним лет. И эта тенденция, скорее всего, будет сохраняться очень долгое время. Во-вторых, кончилась демографическая подпитка роста, через 10-15 лет начнется обратный процесс. В-третьих, начинается сокращение доли инвестиций в валовом национальном продукте (ВНП). Это в том числе связано с тем, что при повышении культурного и экономического уровня населения люди начинают больше потреблять и меньше экономить, откладывать на черный день. Исторически так сложилось, это неизбежно, другого варианта нет, утверждает Сергей Караганов. В-четвертых, наконец человечество получило «дивиденд мира» — перестало заниматься чудовищной гонкой вооружений. В-пятых, воспользовалось последствиями либерализации торговли.

«Что сейчас происходит? Мы получили легкие дивиденды — сливки сняли. Дальше пойдут осложнения, — констатировал политолог. — Кроме демографии, кроме выработки всех экстенсивных способов наращивания экономики, оказались выработанными и неадекватными экономические теории, которыми руководствовались в мире в последние десятилетия. Сейчас одновременно мы видим феерическое разнообразие методов применения экономических рычагов в попытках вытащить мир из кризиса. Результат понятен — мы не знаем, что дальше делать. И это обстоятельство — интеллектуальный вакуум — тоже содействует замедлению экономического роста».

В ближайшие годы, по мнению Караганова, будет ужесточаться борьба за инвестиции. Видимо, сохранится относительный дефицит на многие виды сырья и металлов, почти наверняка — продовольствия. Одной из макротенденций становится рост спроса на продовольствие и водоемкие товары. С высокой вероятностью в выигрыше останется Россия, Южная Америка, меньше США. В проигрыше — большая часть Азии, Ближний Восток, предположил Сергей Караганов.

С высокой степенью вероятности он предложил прогнозировать и стагнацию спроса на энергоносители. Относительное и даже абсолютное сокращение их цены. Особенно газа. Прогноз по нефти гораздо более консервативен.

В этих условиях все более мощную роль в развитии человечества играет социально-моральный блок, хотя его влияние неочевидно. Главная причина — демократизация и информатизация мира. «Все говорят о том, что демократия в кризисе, но мало кто вспоминает, что произошло за последние 15-20 лет, — революция в человеческом сознании и ожиданиях, — отметил политолог. — Никогда отдельный человек не мог влиять на окружающий мир так, как он влияет сейчас. Это произошло благодаря информационной революции».

Вторая крупная тенденция, по его словам, в том, что большая часть человечества преодолела голод и страх войны, насильственной смерти. Сменилось поколение, на глазах которых Европу уничтожили две мировые войны. Наряду с этим уходят традиционные религии, системы ценностей. Особенно остро этот вакуум углубляется в Европе и в какой-то степени в России, как ее части.

Третья тенденция — появление у людей огромного количества свободного времени, которое раньше уходило на то, чтобы добыть пропитание и обеспечить свою жизнь необходимым.

Как выжить в стеклянном доме?

> «В ситуации, когда неизвестно, чем заполнить свободное время, появляется моральный вакуум. Отчасти он заполняется бессмысленными информационными потоками: люди должны непрерывно что-то читать, на что-то реагировать. Частично он заполняется потребительством. Но совершенно очевидно, что эти квазиметоды заполнения духовного вакуума в долгосрочной перспективе могут не сработать. И тогда он может заполняться бесами. В первую очередь, конечно, бесом национализма, который поднимает по этим и другим причинам голову почти по всему миру», — заметил политолог.

Еще одна крупнейшая социальная проблема, по мнению Караганова, это нарастающее углубление социального неравенства по всему миру. «В США за последние 25 лет разрыв между средним работником и средним руководителем в зарплатах увеличился „на ноль“. Было, условно, в 5-8, стало в 40-50», — привел он пример. Появляется и новый разрыв с информационными, компьютерными технологиями — между образованными и необразованными. При этом лифты социальной мобильности перестают работать. «Богатые и образованные или необразованные богатые имеют возможность давать своим детям качественно другое образование, начиная с детского сада. При этом обучение в американском элитном детсаду, надо это понимать, стоит столько же, сколько в лучшем университете. И эти дети заведомо обречены на то, чтобы иметь гораздо большие преимущества в жизни, чем дети, пусть талантливые, но не имеющие этих возможностей», — добавил Сергей Александрович. По его словам, это приводит к медленному формированию новой аристократии. Но одновременно образуется и новый плебейский класс. «Это люди, которые никогда, и с самого начала знают об этом, не смогут вырваться из обстоятельств, на которые они обречены фактом своего рождения в небогатой семье в провинции далеко от центров», — иллюстрирует свою мысль политолог.

Нарастающее неравенство, замедление роста экономики, или даже его остановка, умноженные на рост числа стариков будут вести к нынешней модели социального европейского государства. По мнению политолога, это означает, что нужно менять модель экономической политики и политики вообще. Это означает и то, что нужно ждать волны ультраправых и, в меньшей степени, ультралевых настроений по всему миру. Возможно, и в России.

Старая новая геополитика

Важный акцент политолог сделал на возвращении трех «Г» — геополитики, геоэкономики и геостратегии. По его словам, геополитика, то есть внешняя политика, помноженная на экономику является «здравым смыслом». Не может быть внешней политики, которая бы не учитывала географический фактор.

Однако долгие годы геополитика была под запретом, заметил Караганов. Тому было несколько причин. Во-первых, казалось, что мир преодолевает зависимость от природы. Большинство людей, в конце прошлого века оказавшихся в городах в комфортных условиях, считали, что природа им не важна. Это оказало существенное влияние на общественное настроение.

Еще одна кажимость — пространство сужалось к нулю: современный быстрый транспорт, мгновенная передача информации, моментальное решение проблем. Такая тенденция будет нарастать — это было доминирующим взглядом 15-20 лет назад.

А в 80-х годах прошлого века казалось, что умирает государство, и большинство прогрессивных ученых того времени независимо от своих взглядов, либеральных или коммунистических, считали, что государство в принципе — преходящий эпизод в развитии человечества, который со временем будет преодолен.

Наконец, геополитика стала неполиткорректной и неправильной из-за Карла Хаусхофера — великого геополитика, которого считали идеологом — неправильно — Третьего рейха. Просто нацисты использовали некоторые его идеи, отметил политолог.

Наконец, Европе казалось, что она преодолевает проклятие старой геополитики. А Европа и США — это основные поставщики идей и образов современного мира. И то, что происходит в Европе, поневоле очень часто, а иногда по воле, становится частью мирового сознания. И это в том числе.

В США ситуация была немножко другой. Там тоже легко отказались от геополитики, большинство людей считали, как оказалось совершенно неправильно, что мир идет к однополярному состоянию, когда геополитика будет не нужна, так как все будет управляться из одного центра.

Но главной глубинной причиной, почему геополитика считалась уходящей теорией и объяснением происходящего в мире, было, конечно, ядерное оружие. Оно сделало невозможным коренной передел мира между крупными державами, но одновременно это дало возможность Китаю и некоторым другим странам подняться. Ядерный пат между Россией и США обеспечивал «крышу» для роста Китая.

> «Мне, честно говоря, было жалко геополитики. Это прекрасная теория, полная таких имен, как Ермак и Дежнев. Миллионы пикейных жилетов столетиями повторяли чудесные пословицы и поговорки. Например? тот, кто контролирует Баб-эль-Мандебский пролив, контролирует мир. Красиво! Или моя любимая поговорка иp этой серии XIV—XVII вв.еков: тот, кто контролирует Малаку (пролив между Сингапуром и Юго-Восточной Азией), тот держит руку на горле Венеции. Почему? Кухня средневековой Европы была чудовищной, там не было специй. Их большая часть изначально поступала в Европу через Венецию. Везли через Малакский пролив, потом через Красное море, потом перегружались и морем заходили в Венецию и оттуда расползались по всей Европе. Считалось, опять же романтически, что если перекрыть Малакский пролив, Венеция задохнется. Это, конечно, было легендой, но в какой-то мере это отражало ту реальность, которая существовала на протяжении всей истории человечества», — позволил себе лирическое отступление политолог.

Возвращению геополитики способствовала и ренационализация мировой политики. Из-за глобализации мировой экономики, климатических изменений в мире люди почувствовали себя незащищенными. Финансовый, экономический кризисы, цунами, энергетические кризисы. Люди бросились к тому инструменту, который им казался наиболее надежным, — к ослабевшему, но еще способному защищать их интересы государству. Не транснациональные корпорации, как это когда-то предсказывалось, не государственные организации, даже не мировое правительство или масонский заговор стали управлять миром — государства вернулись в центр мировой политики.

Этому процессу в значительной степени способствовало и то обстоятельство, что начался подъем Азии, а это подъем национальных государств. Там не было идеи, что когда-нибудь государство умрет. К тому же последние двести-триста лет Азия находилась под давлением старого Запада, была в значительной степени лишена национального суверенитета, и когда они смогли стряхнуть это давление, чаще всего, кстати, навязывавшееся силой, многие государства в Азии ожили, отметил гость.

«Кстати, Россия от этого выиграла, — сообщил он, — поскольку наша страна в высшей степени суверенное государство, которое ставит на свой суверенитет и самостоятельные действия гораздо больше, чем какое-то из существующих государств, кроме, может быть, Китая и США».

Подъем в Азии спроса на сырье, продовольствие, энергоносители повысил спрос на территории. От этого выиграла не только Россия, которая на глазах всего мира избавилась от своего «территориального проклятия» — Сибири. Напротив, выяснилось, что это крупнейший актив. Как и территории в Африке, которые все интенсивнее используются тем же Китаем и другими странами.

Еще одна причина возвращения геополитики — выросло значение экологии. Зависимость от природы никуда не делась. Сейчас все понимают, что экология — это та самая гигантская проблема, которая будет определять будущее. Соответственно это изменило психологическое состояние мира, ту линзу, через которую человечество смотрело на мир.

Как выжить в стеклянном доме?

Наконец, геополитика вернулась из-за того, что крах социалистической системы разморозил многие мощнейшие конфликты. Первая волна размораживания — Югославия, Афганистан, борьба за Грузию, Молдова, Приднестровье, Карабах. Вторая — Египет, Тунис, Ливия, Алжир, Сирия. Причины ее в том, что демократизация и информационная открытость привели не к единому миру, как предполагали либеральные философы и мыслители, а к дестабилизации регионов, где правители вынуждены реагировать на часто примитивные чаяния масс. Какой-то порядок на Ближнем Востоке навязывало присутствие США, их уход стал истоком второй волны, которая продолжается до сих пор. Третья волна началась в Азии. Подъем Китая, который подавляли в течение нескольких сотен лет, вызвал в самой стране прилив национальной гордости и желание расширить территорию своего влияния. Это вызвало страх у соседей. Началась борьба за острова. Появились старые конфликты, которые до этого были заморожены американским доминированием в Тихом океане.

«Этот процесс только начинается. Мы не знаем, как он будет развиваться, — прокомментировал политолог. — Но опять же он может быть как не выгоден, так и выгоден России. Например, Япония и Южная Корея сейчас относятся к нашей стране гораздо более благосклонно, чем раньше, в первую очередь, потому, что в России видят возможный балансир Китая».

Наконец, взаимозависимость, рост международной торговли действительно повысили зависимость от внешних факторов. «Вспомните, кто контролирует Малаку… Но и сейчас через Малакский пролив идет 40% мировой торговли, — заметил Сергей Караганов. — Если там случится война, мир остановится. Это будет равно массированному применению оружия массового поражения. Десятки и сотни стран обанкротятся. Десятки и сотни режимов развалятся».

Кто победит?

В итоге, после пятисот лет доминирования Европы и затем Европы и США наступает новая эра, сейчас идет переходный период, утверждает гость чтений. Старый мир проигрывает в борьбе за ресурсы, в том числе за главный — человеческий капитал. Там по-прежнему могут предоставить «качественным людям» большие возможности для саморазвития и обеспечить комфортную жизнь, однако в новом мире — в Китае, Японии, Корее, Юго-Восточной Азии, Индии — быстро и резко повышается качество человеческого капитала.

Результат всех этих массированных сдвигов — старый Запад сбросил перчатки и перестал лицемерить и геополитика вернулась в самом жестоком и малоприятном ее обличье, заявил Караганов. Идет беспощадная война за сферы влияния, в том числе с помощью резкой активизации идеологической борьбы. Происходит реидеологизация международных отношений. Западный мир, используя свои все еще ключевые, если не доминирующие, позиции в идеолого-информационной сфере, пытается сдвинуть соревнование именно туда, опираясь в том числе и на свое естественное конкурентное преимущество — все-таки на Западе самый гуманный и самый комфортный для жизни строй.

На первый план мирового соревнования выходят два направления. Первое — экономико-технологическое, в котором главное — производить знания и новые технологии (США) или адаптировать их для массового производства (Китай). При этом очевидно, что экономико-технологический успех сопутствует тем странам, где выше качество человеческого капитала, прежде всего высокое качество образования.

Второе направление соревнований — идейно-информационное. Причины — демократизация мира и его виртуализация. Люди поглощают все большее количество информации, и им кажется, что виртуальное становится более важным, чем реальное. Рождается новый человек — раб информации, для которого постоянное ее потребление является более важным, чем осмысление или самостоятельные действия. Это меняет менталитет значительной части человечества и дает естественное преимущество тем, кто может создавать образы, идеи, и кто может их лучше транслировать.

Виртуализация привела и к созданию нового типа политика, попутно заметил политолог. Это человек, который непрерывно должен реагировать на внешние раздражители. Очень редко он может заставить себя прокладывать длинную стратегию. «У нас длинной стратегией получше, чем у других, но даже и мы вынуждены реагировать на внешние раздражители, отплевываясь или даже совершая мелкие ошибки», — прокомментировал он.

Выясняется, что в новой информационной ситуации навязывание своего взгляда, своих идей является крайне эффективным способом политико-экономической борьбы, ведь если вы принимаете идеи, которые выработаны кем-то, а не вами, то вы невольно играете по чужим правилам.

> Идеологизации способствует и моральный вакуум, в который погружается значительная часть развитого мира. «Достигнуто благосостояние, появилось свободное время, нет войн и угроз, но нет и целей развития, отсутствует вера в бога, дававшая опору и систему ценностей. Помните, как у Достоевского в „Подростке“: ну наелся ты, а дальше что?» — пояснил политолог. Это одна из крупнейших проблем, с которыми сталкивается сейчас все человечество и одновременно один из крупнейших возможных источников сил для тех стран, обществ, которые смогут заполнить этот вакуум, считает гость.

Наконец, могущество старого Запада, которое, по мнению Караганова, не стоит преуменьшать, опирается на его мягкую цивилизованную силу. Это предъявление примера, которому хочется подражать. Но опять же, когда подражаешь, играешь по чужим правилам.

Общий вывод, к которому приходит Сергей Караганов, — в этом мире побеждают те, кто производит новые технологии и может их применять, кто создает новые идеи и может хорошо их транслировать. А это означает, что главным предметом, инструментом и объектом мирового соревнования является человек. То есть люди, которые могут производить технологии, могут транслировать, адаптировать благодаря своим компетенциями и знаниям, и которые могут производить идеи и их навязывать. Именно за человеческий капитал сейчас и развертывается самая главная конкурентная борьба. И именно человеческий капитал становится главным инструментом этой борьбы. Хотя военную силу никто не отменял.

Кстати, смысл альтернативной стратегии развития России, которую кратко представил гость, довольно прост: «Нужно заниматься в первую очередь развитием самих себя, только тогда мы победим».

Как выжить в стеклянном доме?

Неудобно на сайте? Читайте самое интересное в Telegram и самое полезное в Яндекс-Дзен.