Dipol FM | 105,6 fm

Как работает альтернативное образование в Тюмени?

Специалисты в области семейного образования и родители рассказали «Вслух.ру», как учатся дети, которые не ходят в школу.

_Семейное образование (СО) в России пользуется популярностью. Так, за девять лет количество таких учеников выросло почти в 10 раз — до 100 тыс. человек. За все это время сфера «обросла» удобными интернет-школами, частными образовательными центрами и специалистами в области семейной педагогики. Однако несмотря на право каждого получать образование вне школы, традиционные учебные заведения неохотно аттестовывают «семейников»._

Специалисты в области семейного образования и родители рассказали «Вслух.ру», почему мамы все чаще стараются перевести своих детей на СО и с какими трудностями они сталкиваются при альтернативном обучении.

Марина Солотова, консультант по семейной педагогике

— От хорошей жизни на СО никто не уходит. Современная система образования делает все, чтобы детей, обучающихся вне школ, было больше и больше.

Причин оттока несколько. Во-первых, современная школа сегодня не учит. И даже не готовит к ЕГЭ на должном уровне. Как следствие, растет популярность и загрузка у репетиторов на год вперед. Во-вторых, бесконечно меняются образовательные программы, отменяются старые, никто не спрашивает мнения нас как родителей, когда вносят изменения.

Третья причина — проблемы со здоровьем. По новым правила в обычных классах будут учиться дети с отклонениями в развитии. Да, по специальной программе, но в обычном классе на 30 учеников, от которых неизвестно чего ожидать, с учителем, который никогда не работал с такими детьми. Поэтому для сохранения жизни и здоровья родители переводят таких детей на семейное образование.

На семейном же обучении этих проблем нет. И организовать учебный процесс несложно. В Интернете много онлайн-школ и видеолекций по общеобразовательным предметам, есть возможность учиться с педагогом по скайпу, нанимать при необходимости репетиторов и т. д.

Как работает альтернативное образование в Тюмени?

При этом время, которое уходит на освоение одной темы, сокращается. Вместо пяти или шести учебных часов школьник потратит на нее два-три часа дома и полностью усвоит материал, закрепит его и перейдет к следующей теме, а не будет слушать, как одноклассники мучительно пытаются что-то понять. В старших классах это особенно важно, потому что у такого ребенка останется больше времени на свои хобби.

ЕГЭ такие дети сдают не хуже обычных школьников. В этом году среди моих выпускников есть мальчик в Тюмени — на семейном образовании с девятого класса, который наравне со всеми остальными поступил в вуз и при этом не тратил по восемь часов в день, чтобы ходить в школу.

Однако возникают проблемы с аттестацией. Школы как правило неохотно экзаменуют детей на семейном обучении. По объективным причинам, а не из вредности. Для школьных педагогов это сверхурочная нагрузка. Я, допустим, привожу ребенка на аттестацию в ближайшую школу. И перед директором сразу встает вопрос: а кто будет этим заниматься, в какое время, на каких условиях и кто эту работу оплатит. Если есть возможность договориться, то ребенка аттестовывают. Если нет — родители ищут другую школу.

Поэтому большинство родителей, и тюменских в том числе, выбирают дистанционную аттестацию. Либо в Москве, либо в Питере. Там есть частные школы, которые давно сориентировались в проблеме и предоставляют подобные платные услуги.

Рекомендую ли я переходить на эту форму обучения? Не всем. Очень неплохие результаты показывают старшеклассники. То есть дети, которые принимают решение осознанно и сами. Те, кто знает порой больше учителя и не хочет тратить время на нудятину в виде устного опроса и самостоятельных работ. Те, кто тратит освободившиеся несколько часов в день на полезные занятия.

Анна Морозова, родитель

— Моему сыну 13 лет, он на СО, перешел в шестой класс. Мы сдаем аттестацию в 81-м лицее вот уже два учебных года, за что огромное спасибо директору лицея Елене Вячеславовне Лобовской. Тьфу-тьфу-тьфу, проблем или каких-то конфликтных ситуаций нет. А вот в начальной школе пришлось пройти все круги ада.

В первом классе у нас возникли трудности с усвоением школьной программы и социализацией. Тогда у меня впервые возникло желание перевести ребенка на семейное образование. Но мы в семье решили, что ребенок еще не готов к школе и пошли второй раз в первый класс, но в другую школу. Там еще год проучились, но он постоянно болел и находился дома. В третьем классе опять поменяли школу: в ней сын проучился 1,5 месяца и попал в больницу с неврологией.

После этого мы потратили почти год чтобы попасть на домашнее обучение (когда ребёнок числится в школе, но по состоянию здоровья не может ходить на занятия, учителя приходят к нему на дом — Прим. ред.), но безрезультатно: оснований для домашнего обучения у нас не нашли. В четвертом классе проучились уже полностью на СО и аттестацию проходили в 81-м лицее. Ребенку на СО сейчас лучше всего.

Основные предметы он проходит на площадке «Домашней школы», иностранные языки — немецкий и английский — он учит с репетитором: ходит на занятия дважды в неделю. Русским языком и литературой занимается по учебникам. Иногда сестра старшая контролирует, иногда я. В общем обучение обходится нам в 10 тыс. рублей.

В итоге уроки у него занимают часа два в день, перед аттестацией, которая проходит в декабре и в мае, — часа по три-четыре. Итоги аттестации за пятый класс — две тройки, две пятерки, остальные четверки. Лицей нормально относится к аттестации тех, кто на СО. Но боюсь, что в других школах у нас были бы проблемы.

Екатерина Бурлицкая, руководитель центра альтернативного образования «Марс-2030»

— Мы работаем в Тюмени уже не первый год. У нас три основных направления: это «предшкола» — подготовительные курсы для дошкольников от четырех до шести лет, «школа для родителей и педагогов» — семинары, тренинги и мастер-классы по педагогике. И, собственно «парк-школа» — для тех, кто на семейном образовании. Ее мы запустили в этом году первыми в Тюмени.

Собственно, по закону в России предусмотрены только две формы образования: в школе и вне ее. Во втором случае родители могут либо организовать обучение детей самостоятельно, либо обратиться в центры вроде нашего, которые есть по всей стране. У нас обучение на полный день стоит около 20 тыс. рублей в месяц.

На этот год мы набрали 25 детей с первого по шестой класс, то есть с шести с половиной до 12 лет. И с каждым годом будем открывать наборы для более старших учеников. Промежуточную аттестацию они проходят либо в городских школах, либо в частном центре в Петербурге. Как правило, особых проблем с тюменскими школами нет, но после объединения им не до «семейников».

Только сложность здесь даже не в аттестации, а в испорченных обычной школой учениках. К нам обратились родители, забили тревогу: их детям уже в пятом-шестом классе совершенно ничего не интересно. Им лишь бы досидеть до конца учебного дня и домой. По стране такие случаи, увы, не редкость.

Этих детей надо, условно, «расшколивать», то есть возвращать им природную любознательность. Когда ребенок попадает в новую среду, где его не заставляют ходить на уроки и что-то учить, он как правило назло ничего не делает. Это период может продолжаться от нескольких недель до пары месяцев. Главное в этот период не заставлять ребенка куда-то ходить, а дать ему адаптироваться и наблюдать за его интересами. Со временем внутренний протест проходит и ученик, находясь в среде, начинает интересоваться происходящим, быстро включается в процесс и успешно проходит аттестацию.

Как работает альтернативное образование в Тюмени?

Ведь что такое парк-школа? Это особая образовательная среда, где дети не разделены на классы. Для них в четырех временных блоках одновременно работают разные образовательные студии по математике и программированию, естестеннонаучным, гуманитарным, филологическим предметам, по истории, искусству и т. д. И, что самое важное, ребенка никто не заставляет ходить и усваивать конкретный образовательный стандарт. Он сам выбирает, что посещать, в чем активно участвовать. Одни и те же предметы не изучаются весь год, а варьируются по желанию ученика.

Бывает, что ребенок сильно увлекается конкретным направлением, а на другие студии не ходит. Тогда тьютор — наставник, наблюдающий за тем, как развивается ребенок, пытается заинтересовать его нужной дисциплиной через любимое дело. Например, если ученик увлекается биологией, а математику пропускает, то мы будем с ним, условно, считать букашек. И наоборот.

В 1990-е эксперимент по методике парк-школы проводился в Москве в «Школе самоопределения» и в Екатеринбурге на базе двух общеобразовательных школ. Опыт показал, что учащиеся в целом прошли итоговую аттестацию не хуже выпускников обычных школ. При этом глубина знаний по определенным предметам была несравнимо выше, а работоспособность и самочувствие к концу года только выросли в отличие от выпускников обычных школ.

К такой концепции мы пришли совершенно естественно, даже не подозревая, что все уже доказано экспериментально и задокументировано. До этого центр работал по другой методике, близкой к традиционной школе. Затем мы увидели, что программа сильно утомляет детей и переключились на проекты: ученик сам рассказывает, например, о любимом животном, составляет мини-доклад. Так дети гораздо быстрее освоили письмо и сами захотели писать красивее. Затем ввели разновозрастные группы и проводили несколько разных предметов одновременно. В итоге дети куда лучше усвоили знания по дисциплинам, которые сами выбрали.

Мария Бутусова, родитель

— Мы выбрали альтернативное образование, потому что в семье растет абсолютно не системный ребенок. Мы пытались ходить в садик — ничего не вышло. Каждый день воспитатели рассказывали, какой сын «дьявол»: спорит, не спит, отказывается есть в отведенное время, занимается своими делами. То есть главная проблема была в том, что у него был свой режим дня, не совпадающий с детским садом.

Ходили на традиционную подготовку к школе — снова не получилось. После очередного занятия к нам подошел педагог и сказал, что нужно обратиться к неврологу: ребенок на уроке задает очень много вопросов. Вопросы все по теме, но учитель уже не мог отвечать на все — их было слишком много, и просил успокоить. После такого заявления я забрала ребенка.

Тогда мы поняли, что сын требует индивидуального подхода. Чтобы были маленькие классы и чтобы учитель относился к ученику как к личности. Обучение на дому не стали рассматривать, потому что у меня нет педагогического опыта и образования. Да, до определенного уровня мы сможем дать знания, но для полноценного обучения нужны педагоги. Плюс общение с детьми. Социализация необходима.

Вдобавок у меня самой был не очень хороший школьный опыт. Мне было тяжело находиться в системе и делать как все, подстраиваться под определенные стандарты. Какие родители — такой и ребенок (_смеется_).

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!