Dipol FM | 105,6 fm

Премьера Kitoboу: парень с Чукотки отправляется в Детройт и проходит по линии, разделяющей Россию и Америку

Кажущийся экзотическим сценарный кульбит, связавший Детройт и чукотский поселок, на самом деле держит зрителя за жабры практически до самого финала. Сюжет мог пойти совсем по другому пути.

Невероятное стечение обстоятельств… Нет, не так. Самые обычные обстоятельства толкают молодого чукотского парня Алешку (Владимир Онохов), героя премьеры этой недели Kitoboу (16+), наплевать на запреты и рвануть через пролив в Америку, Детройт. Это довольно короткое путешествие из будущего в прошлое («Америка — прошлое. Америка — это вчера. Россия — будущее, там завтра») приводит мальчика… наверное, к тому, чего он действительно хочет.

За разделкой кита, пубертатными драками и добрым американским пограничником с запасом маршмеллоу первые тюменские зрители в масках наблюдали из макабрической темноты кинозала в кинотеатре «Премьер» накануне. И наверняка, как и я, решили запомнить имя Филиппа Юрьева, придумавшего сценарий и снявшего кино, которое получило в этом году главную награду программы Giornate degli Autori Венецианского кинофестиваля и стало победителем в главных номинациях Кинотавра (премия за режиссуру и лучшая мужская роль). Одним из продюсеров фильма выступил известный режиссер Алексей Учитель. Kitoboу снят с международным участием кинематографистов Польши и Бельгии.

В далеком чукотском поселке на берегу холодного моря живет такой парень, звать Алешка. Он всегда так и говорит: Алешка. Не Леха, не Алексей. У него есть лучший друг, слепой дед (Николай Татато) и ноутбук с Интернетом. Правда, по ночам свет отрубают. Никакого Интернета, пока не включишь генератор. Суровые местные мужики, словно затвердевшие, как кора дерева, развлекаются, как и многие другие мужики — шерстят в Сети эротические чаты. Обычное дело. Но увидев в одном из таких чатов девушку, похожую на куклу, под ником Hollysweet999 (Кристина Асмус), Алешка пропал.

Чукотка — настоящий край земли. Как Териберка в «Левиафане» Звягинцева или Норильск в «Комбинате «Надежда» Мещаниновой. Однако вместо ожидаемой так называемой чернухи, от которой на задворках империй никуда не деться, мы неожиданно получаем некую землю обетованную, где фактически нет времени, нет жесткости современного общества. Даже китовый промысел не выглядит излишне кровавым, просто мясо нужно людям для пропитания. Крупно нарубленные куски китятины главный герой на тележке развозит по поселку и раздает людям, которые сами не могут выйти в море.

Вместо этого есть вода, огонь, топливо для лодочного мотора и свободная от предрассудков голова, позволяющая мыслить крупными категориями — жизнь и смерть, любовь и ненависть, воля и покорность. А еще в такую голову запросто вмещаются видения, колторые можно было бы назвать мистическими, но они просто являются производной показанной части света. Странные существа в первобытных отсветах костра на ничейной полосе суши между двумя сверхдержавами. Гигантские выбеленные дождями кости китов посреди плоской равнины, словно вызывающие на разговор о чем-то важном, но давно забытом. Только человек, свободный от условностей, услышит и поймет. При этом подростки есть подростки, где бы ни обитали. Они болтают обо всякой чепухе, вися вниз головами на турнике, а потом, поглубже натянув шапки — все ж таки чукотское лето — идут купаться. Или в библиотеку, когда нужно поговорить с полураздетой иностранкой по-английски.

Кино поначалу кажется несмелым, нерезким, состоящим из недоговоренностей. Оно полно какой-то отрешенности и покорности обстоятельствам. Но эта отрешенность и мягкость в суровых северных условиях, это невероятным образом позволяющих, в конце-концов подкупает. Как слепой дедушка главного героя, чуть не каждый день говорящий о смерти и с готовностью к ней идущий («Сегодня умру. Отвези меня в тундру…», «Есть хочу, не умру сегодня. Поехали домой»). И от того, что сегодня дед умирать не собирается, словно это может произойти только по его собственной воле, Алешка, парень, влюбившийся в девчонку из порночата, пытавшийся лопотать по английски и собиравшийся удрать в Америку, улыбается.

Кажущийся экзотическим сценарный кульбит, связавший Детройт и чукотский поселок, странным образом подчеркнутый контрастной по отношению к изображаемому зарубежной поп-музыкой, на самом деле держит зрителя за жабры практически до самого финала. Потому что сюжет мог пойти совсем по другому пути. Этот твист делает автору честь. Но и заставляет задуматься, каков на самом деле мир, где пролегают пограничные линии. Лично для нас.

Подлинности добавляет способ существования в образе исполнителя главной роли. Кажется, что он, как и другие персонажи фильма, не играют. Даже слепой дед, который, поймав зажигательную мелодию на хлипком радиоприемничке, выходит на середину комнаты и пускается в пляс.

И да, это один из тех редких фильмов за последние годы, который обязателен к просмотру.

_Кадр с портала kinopoisk_

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!