Dipol FM | 105,6 fm

Боец ЧВК «Вагнер»: «Самое страшное — сидеть в полях под обстрелом»

В рубрике «Такая работа» боец ЧВК «Вагнер» рассказал о жести на передовой.

Частная военная компания «Вагнер» — один из ключевых участников специальной военной операции, проходящей на Украине. Прямо сейчас «музыканты» — так неофициально называют «вагнеровцев» — штурмуют Бахмут.

Про группу почти нет подтвержденных сведений, в том числе и численность компании остается засекреченной. Бойцы ЧВК, вернувшиеся домой по завершении контракта, общаются с прессой неохотно. Кто-то ссылается на запрет руководства, кто-то просто избегает любых контактов со СМИ. Многие боятся «засветиться» — рассекретить свою личность, что может нести тяжелые последствия.

И тем не менее, нашелся боец, который при условии абсолютной секретности рассказал, как служил в штурмовом отряде группы «Вагнера».

Забудьте все, чему вас учили в армии

 — До «Вагнера» я полтора года служил по контракту во внутренних войсках МВД. Ездил в Чечню, там участвовал в задержании экстремистов, уже после второй чеченской. Первые выезды на задания казались очень страшными, опасными. Жутко было. Это сейчас, когда сравниваешь разные кампании, понимаешь, что в Чечне было еще более или менее. На Украине более серьезные бои проходят, не идет ни в какое сравнение.

Боец ЧВК «Вагнер»: «Самое страшное — сидеть в полях под обстрелом»

 — О «музыкантах» узнал от знакомого. Рассказал мне, что и зарплата достойная, и платят честно, и отношение человеческое. Сел, подумал, решился. Это было как раз начало прошлого года. Мне сразу предложили хорошую должность. Должен был ехать в Африку, однако уже перед самым отъездом началась специальная военная операция на Украине. Все командировки закрыли, вариантов не оставалось — только Украина. У меня к тому времени уже ребенок был, жена опять же. Но ради них я и поехал воевать. Ради детей, будущего России. Если не вернусь, думал, то жена получит компенсацию. Она, кстати, вообще одно время была уверена, что я в Африке. Правду узнала лишь после перевода первой зарплаты. Созвонились по закрытой связи, объяснил все. Ну к тому времени она уже смирилась с моим участием в боевых действиях. Боялась, конечно. Особенно после сообщения, что я раненый в госпитале.

 — Всего Украина у меня заняла четыре месяца, включая госпиталь. Для «музыканта» это довольно длинная командировка в зону боевых действий. В принципе, ехал, как и большинство, за деньгами, но не в ущерб интересам родины. Против России воевать не пошел бы ни за какие коврижки.
Перед отправкой на фронт задают около сотни вопросов, общий смысл которых сводится к «Ты готов поехать?» Там война, стрельба, кровь и смерть. Это не фильм и не игрушки. Попадаешь на фронт — пути назад нет. Да, есть отказники, но их немного. В основном те, у кого психика совсем поехала. Отказники дорабатывают в тылу: грузят снаряды, стоят в охранении.

 — Две недели с утра до вечера тренировался. Изучали тактику, передвижение, медицину. Заново учились обращаться с оружием. Так и сказали: «Забудьте все, чему вас учили в армии». Как в университете после школы. Например, уже в учебке узнал, что есть норматив на смену магазина у автомата. Впрочем на передовой еще быстрее происходит все — адреналин подгоняет.

Моемся по ночам: тюменские добровольцы рассказали о жизни на передовой
Моемся по ночам: тюменские добровольцы рассказали о жизни на передовой
На днях из командировки в зону СВО вернулись представители тюменского "Боевого братства".

 — Лучший боец — это боец 25 — 40 лет. Уже есть мозги и еще сохраняется серьезная физподготовка. С возрастом ее теряешь все равно. В свое время я серьезно увлекался спортом, получил мастера. И пока не скинул вес до 70 кг, было тяжело даже просто двигаться. В бою нереальные физнагрузки. Но это все очень условно, конечно. В артиллерии воевал 65-летний дед. И ничего, бегал, как молодой.

 — Изначально пошел штурмовиком. Выдали штатный бронежилет, но он неудобный оказался лично для меня, поэтому при первой возможности скинул. После первого штурма появились первые трофеи. На передовой всегда что-то рвется, теряется, приходится выкручиваться. Можно покупать, конечно, но ты цены видел? До прошлой зимы комплект обмундирования стоил 130 тысяч, сейчас около 300. Так что берем трофеи. Я и броню польскую носил, и разгрузку.
Самое страшное — сидеть в полях под обстрелом. Местность открытая, никуда не спрятаться. Страшно, когда стреляет по тебе танк. Страшно, когда авианалет, забрасывают бомбами.

 — При заключении контракта сразу отмечаешь пункт: не против, если в случае гибели или тяжелого ранения оставили на поле боя. В принципе, не слышал, что бросают раненых, все равно своих парней вытаскиваешь. Но и такое возможно — война идет. У нас пункт эвакуации находится около километра от линии фронта. До него раненых тащат на себе. У армейских, войск Министерства Обороны, раза в три дальше. Пока на такое расстояние донесешь раненого, он уже от потери крови скончается.

Попасную взяли за месяц, хотя прогнозировали не раньше лета

 — Запомнился бой за Попасную прошлой весной (город в Луганской области). Оцепили ее в полукольцо. По дальним позициям работает артиллерия, мы штурмуем ближние рубежи. Из дома в дом, шаг за шагом. Сперва здания не разрушали, но потом начали сталкиваться с засадами. В результате сперва стреляешь из «Шмеля» (огнемет) в стену здания, вдруг там враги. Потом дорабатываешь автоматом. На каждый штурм брали четыре рожка патронов, еще один рожок в автомате. И около 300-350 патронов россыпью. Этого хватает на пару часов полноценного боя.
Местные на стенах домов пишут, что внутри люди. Чтобы не стреляли по ним. Когда выводишь гражданских, то среди них иногда затесываются и солдаты ВСУ. Отличали их легко: чистые, побритые. По сравнению с грязными и оборванными мирными жителями контрастируют сильно.

 — Опыт боев я приобрел как раз в Попасной. Спасибо командиру, царствие ему небесное, очень грамотно руководил атакой, не бросал людей на верную смерть. Вообще часто пишут, что нас пускают на мясо. Но такого нет, командование «Вагнера» бережет людей. А что рисковать приходится много — ну, это наша работа. Ты должен выполнять условия контракта, двигаться вперед. Бывают моменты, когда приходится закрепляться на позиции и ждать подкрепления. Опорные пункты сначала накрывает артиллерия. Пока работают артиллеристы, ВСУшники не высовываются. Под этот шумок быстро запрыгиваешь в окоп и приступаешь к работе.

 — Все думали, что Попасную удастся взять не раньше лета, однако ЧВК сделала большой рывок. Штурм длился не более месяца. И весь этот месяц мы не мылись. Найдешь если спирт или антисептик, то хотя бы ноги обработаешь — они в крови все, коркой покрылись. Зато ночью поспать можно, никто не рискует огнем артиллерии выдать свое расположение. Хотя порой очень близко находишься от точки противника.

Полгода на передовой: откровения тюменского добровольца
Полгода на передовой: откровения тюменского добровольца
Боец рассказал о своем опыте выживания, фронтовых буднях и вере в Бога.

 — Заночевали в одном из домов. Среди ночи к нам заходит какой-то мужик в форме, начинает разговаривать. Понимаем по речи, что это не наш. Говорим: «А ты кто такой вообще?» — «Как кто? Свой, ВСУшник!» И тут до него доходит — что-то не то. Берем парня в плен, допрашиваем. Оказывается, украинцы базировались тут же, в соседнем доме. Они не знали про нас, мы про них. Если бы не заблудился этот солдат, неизвестно, чем бы все закончилось еще.

 — В бою все равны, от снарядов не спрячешься. Есть такое выражение — солдат удачи, так что удача — главная подруга в сражении. С тобой может работать кто-нибудь с колоссальным опытом, прошедший Афган, Сирию, Ливию. А погибнуть в первой же атаке от случайного осколка. Погибали целые команды с большим боевым опытом. Девять из десяти гибнут от минометных и артобстрелов, осколочных ранений. Все зависит от удачи.

Снаряды порой взрывались метрах в пяти. К счастью, не задело. Бывает, что бежишь, а рядом разрыв. Осколки летят мимо. Иногда в ногу вопьется какой-нибудь крошечный, но его даже не замечаешь. Зато на следующий день рана начинает гноиться. Пару раз от осколков спасал бронежилет. В боях все живут с Богом на устах. Смерти все боятся, только проявляется по-разному у каждого.

 — От Попасной практически ничего не осталось. Сохранилась лишь часть домов, и церковь долго стояла нетронутой. Но во время штурма украинцы ее разрушили. Мирные жители прятались в бомбоубежище под трехэтажным зданием почты. Бомбоубежище с толстыми стенами, мощной стальной дверью. Основательно украинцы готовились к войне.

За четыре месяца получил семь контузий

 — Стояли взводом километрах в десяти от Попасной со стороны Бахмута. Расстояние между городами небольшое, Бахмут уже было видно. И неожиданно из засады выезжает украинский танк и сразу открывает огонь. Взрыв, удар — а дальше ничего не помню. Этим танковая атака отличается от минометной или артиллерийской. В тех ты слышишь момент выстрела и успеваешь залечь. Остается время на перезарядку. Вообще между выстрелами проходит 26 секунд. Если ты едешь на машине, то успеваешь разогнаться и проехать огневую зону в 200 метров, выйти из-под обстрела. Бывает, палят из всех орудий, конечно, но это когда наступление идет, огневая поддержка. А танк, да еще и из засады… Выехал, ударил — все. Потери были в тот момент очень большие, многих контузило. Меня крепко ранило. Спасибо парнями, дотащили до пункта эвакуации. Оттуда уже доставили в госпиталь. Диагноз — контузия и осколок в ноге.

 — Контузия — это отек мозга от взрывной волны. Я к ним, как странно ни звучит, уже привык. До танковой засады было уже шесть. После первой случился провал в памяти, сутки ходил потом как пьяный. Поставили капельницу, вроде отпустило. Второй и третий — просто голова поболела, несильные удары были. После четвертого — попали под атаку ствольной артиллерии — три дня лежал, отходил. Иногда бывает тошнота, рвота. Сознание до этого раза не терял. Последствия контузий сказываются и сейчас: порой болит голова, зрение подсаживается. Надо обследование проходить. Мозг — сложная штука, не знаешь, как он отреагирует на бесцеремонное вмешательство… Хороший способ облегчить последствия удара — зажать уши перед взрывом. Тогда просто тряхнет вместе с землей. Гениальное изобретение: тактические наушники: они приглушают громкие звуки и усиливают тихие. Я себе сам покупал за семь тысяч. Но когда бил танк, наушников не было.

Боец ЧВК «Вагнер»: «Самое страшное — сидеть в полях под обстрелом»

 — Очень распространена смерть от потери крови. Когда боец ранен, но спасти его можно, если оперативно оказать помощь. В пылу боя иногда помощь оказывать некому, тогда человек просто умирает. Таких смертей много. На курсах боевой подготовки уделяется много внимания медицинской оперативной помощи. Накладываем повязки, затягиваем жгуты. Когда я получил свой осколок, то рану в ноге замазали специальным клеем. Он схватывает рану, кровь останавливается. А мелкие осколки так в ноге и остались. Нервы не задеты, ходить не мешает. Если все вытаскивать, то ногу целиком изрезать придется. У нас мало кто возвращался домой без осколков. Через металлоискатель проходишь (обязательная процедура проверки перед отправкой в тыл, чтобы боец не унес на гражданку оружие или гранаты) — звенишь. Десять человек за тобой идут — тоже все звенят. Самим смешно.

Алкоголь под строжайшим запретом

 — Значение рукопашного боя кинематографом преувеличено. Это в фильмах герой с врагом сходится один на один. В жизни такого нет. Да, на крайний случай есть нож, когда сидишь в окопе. Впрочем, говорят, один случай был в соседнем подразделении. После боя перед позициями остался лежать раненый украинский солдат. Кричал все время. Наши отправили бойца, чтобы притащил украинца — допросить, помощь оказать. Так тот очухался, спохватился и схватил автомат. Наш не ожидал, оружие не доставал. Под руку попался обломок кирпича, так он украинца просто кирпичом забил, чтобы тот огонь не открыл.

 — К сожалению, случаются и потери. В районе Попасной бойцы российской армии во время штурма попали на минное поле. Потом под артобстрел. Полегло много парней, пришлось отступать.

Боец ЧВК «Вагнер»: «Самое страшное — сидеть в полях под обстрелом»

 — Алкоголь у нас под строжайшим запретом. Пить нельзя ни перед боем, ни после боя, ни в тылу. Никаких фронтовых ста граммов. Голова должна быть ясной, тело — готовым ко всему. К тому же алкоголь — это внутренние разборки. Все же на взводе, на нервяке. Тут искра вспыхнет — и полыхнет все, начнутся драки, разборки. И ладно если просто поругались или подрались. Хуже если затаил обиду, а ему меня завтра в бою прикрывать. Для снятия стресса отпускают отдохнуть в гражданском в Алчевск, Стаханов. Можно в кафе сходить, полюбоваться мирной жизнью. После взятия Попасной дважды в месяц удавалось отдохнуть.

Первую неделю после возвращения спал в ванной — боялся осколков

 — Если будет новая волна мобилизации — обязательно пойду. Уверен, что не последняя моя командировка. Первую неделю после возвращения спал в ванной. Там кругом стены, безопасно. А когда рядом окно, кажется, что взрывной волной выбьет стекло или осколки прилетят. Однополчанин в Екатеринбурге живет, тоже признался, что в ванной спит. До сих пор по ночам вскрикиваю. Думаю, со временем пройдет. Говорят, после Чечни и Афгана люди спивались, но я не вижу смысла в этом. У меня дети, какой пример подам? Да и с психикой расшатанной непонятно чего ожидать от алкоголя. На людей бросаться и кричать на каждом углу, что я из «Вагнера»?

В поезде до меня докопался пьяный армеец. Стоит с фонарями под глазами, кричит на весь вагон: «Я воевал, я из Украины еду!» И ко мне такой: «А ты что не воюешь?!» Спрашиваю: «А где конкретно ты воевал?» — «Да мы Попасную брали!» — «Как так? Попасную „Музыканты“ брали, а ты армейский. Какая бригада?» Он называет, и я сразу понимаю, кто он. Его бригада в тылу стояла, ремонтный батальон. Так вот сейчас такие вернутся и будут орать на каждом углу, какие они герои, как кровь проливали, бить себя в грудь. А то и не себя. Нормальный мужик, боец, не будет себя так вести.

 — Я когда уезжал, то не предупредил никого на работе. Меня, естественно, потеряли. Звонили, искали, не верили. Некоторые до сих пор не верят, что я служил в ЧВК «Вагнер». Многие не осознают, что люди едут туда добровольно, да еще в самое пекло. Но если не ехать, то кто будет Россию защищать? За границу убежать? Тут даже без показного патриотизма не вариант. Я родился здесь, рос здесь, моя культура — это Россия, мои друзья, близкие, города, улицы, воздух — это все Россия. На западе все другое, все чужое. Я не хочу уезжать. Считаю, что на фронт люди должны идти добровольно. Да, есть риск не вернуться или вернуться с ранением. А как наши деды воевали?

Неудобно на сайте? Читайте самое интересное в Telegram и самое полезное в Vk.
Новости по теме
Покарать или оправдать? Как в России приживался институт присяжных заседателей
Покарать или оправдать? Как в России приживался институт присяжных заседателей
Любопытные факты с документальной основой.
#история
#судебная реформа
#профессор
#ТюмГУ
#суд
#присяжные
#лонг
Кушать подано! Обзор тюменских заведений с бизнес-ланчем
Кушать подано! Обзор тюменских заведений с бизнес-ланчем
Работая пять дней в неделю, мы часто не задумываемся о том, что питаться разнообразно - очень важно.
#новости Тюмени
#Тюмень
#Тюменская область
#бизнес
#бизнес-ланч
#обед
#ресторан
#кафе
#общепит
#еда
#карт
А компот? От чего зависит питание в самолетах и поездах
А компот? От чего зависит питание в самолетах и поездах
Рассказываем о тонкостях перекуса во время воздушных и железнодорожных путешествий.
#путешествия
#самолет
#перелет
#поезд
#еда
#обед
#питание
#карт
Фитнес-тренер Наталья Гурьевских: Мне повезло – хобби стало делом всей жизни!
Фитнес-тренер Наталья Гурьевских: Мне повезло – хобби стало делом всей жизни!
В проекте «Профессионал» общаемся с людьми, которые успешно работают в своей специальности много лет, любят ее и пользуются уважением коллег.
#фитнес
#тренер
#интервью
#Наталья Гурьевских
#Тюмень
#чемпион
#лонг
Как гражданин Таджикистана воюет за Россию
Как гражданин Таджикистана воюет за Россию
Мирохмат Р. всегда мечтал попасть в российскую армию и очень гордится службой в ее рядах.
#СВО
#армия
#служба
#Донбасс
#тек
Последние новости
Главный тренер ФК «Тюмень» Игорь Меньщиков оценил сезон и прокомментировал переход Ильи Порохова
Главный тренер ФК «Тюмень» Игорь Меньщиков оценил сезон и прокомментировал переход Ильи Порохова
На следующий сезон задача такая же, сообщил наставник.
#Игорь Меньщиков
#ФК Тюмень
#футбол
#ФНЛ
#первая лига
#Тюмень
#новости Тюмени
#новости России
#тк
В тюменской ОКБ №2 сменился руководитель
В тюменской ОКБ №2 сменился руководитель
Татьяна Клещевникова ранее возглавляла поликлинику №12 в областном центре.
#ОКБ №2
#больница
#врачи
#новости Тюмени
#тк
Поможет ли брачный договор наказать супруга за измену
Поможет ли брачный договор наказать супруга за измену
И что говорит об этом Семейный кодекс.
#брак
#молодожены
#брачный договор
#юрист
#измена
#тк
Тюменцы приготовят рекордный шашлык длиной с два моста Влюбленных
Тюменцы приготовят рекордный шашлык длиной с два моста Влюбленных
Кулинарное блюдо в длину составит 438 метров.
#новости Тюмени
#шашлыки
#рекорд
#праздники
#тк
Прокурор Тюменской области подключился к проблеме с электричеством в Перевалово
Прокурор Тюменской области подключился к проблеме с электричеством в Перевалово
Сотни владельцев новых домов не могут провести свет в свое жилье.
#новости Тюмени
#сети
#электричество
#прокуратура
#тк
#Перевалово