Dipol FM | 105,6 fm

Сапер на СВО: Вернувшись с фронта, я поменял отношение к жизни

«Вслух.ру» продолжает цикл публикаций о тюменцах-героях специальной военной операции на Донбассе.

Сегодня рассказ об офицере запаса, адвокате Тюменской коллегии адвокатов Александре Малюгине.

Золотая медаль

В 1990 году наш герой окончил ТВВИКУ с золотой медалью по специальности «сапер». Почти три года служил командиром саперного взвода в отдельном инженерно-саперном батальоне Западной группы войск (Германия), там у него родился первый сын.

Получая в тюменском военкомате удостоверение офицера запаса, он встретил там своего бывшего однокурсника, уволившегося из армии и уже служившего участковым уполномоченным милиции. Он пригласил его поработать в отдел. Александра приняли на службу оперативником в уголовный розыск УВД Центрального округа Тюмени, где он прошел путь от простого опера до начальника межрайонного отдела по борьбе с экономическими преступлениями.

Однако со сменой руководства областного ГУВД в 2001 году Александру после 14 лет выслуги пришлось уйти из системы МВД, но все равно помогать людям. Получив юридическое образование в тюменском филиале Московского современного гуманитарного университета, он поступил в адвокатуру, где работает уже 20 лет, сопровождая уголовные и гражданские дела, связанные с семейным правом (разводами и алиментами).

На Донбасс!

С началом специальной военной операции на Донбассе министр обороны заявил о наборе добровольцев для защиты интересов страны, и в марте Александр без раздумья написал рапорт на фронт и до отправки постарался окончить все свои дела. «Я хорошо знаю специальность сапера и с годами не утратил приобретенные навыки», — утверждает тюменец. 4 апреля прошлого года он находился в судебном процессе, когда раздался настойчивый телефонный звонок из военкомата: «Завтра вы готовы выехать? Команда отправляется из Тюмени в зону СВО». Об отправке на фронт он жене сказал только вечером, а утром следующего дня в числе 13 добровольцев уже ехал в Екатеринбург.

«Удивительно, но нас никто не отбирал по специальности. В группе тюменцев было три офицера запаса, а остальные — рядовые и сержанты. Меня восстановили в армейском звании старший лейтенант. По званиям друг к другу на Донбассе никто не обращался и для безопасности от вражеских снайперов не носил звезды на погонах. Обращались в основном по позывным», — рассказывает Александр. К слову, его позывной Кадет.

Стал командиром взвода

В аэропорту Кольцово вместе с пермяками наши парни сели в самолет, прилетевший с командой таких же добровольцев из Бурятии и Новосибирска. А из ростовского аэропорта их доставили в Новочеркасск, где разместили в летнем лагере и выдали дополнительную форму по полной программе: зимне-летнее обмундирование. Там же, в лагерях, они заключили контракты на два месяца, получили оружие, современные каски, бронежилеты, боеприпасы и отправились в распоряжение БАРС-5. Хотя его штат соответствовал мотострелковому батальону его командир в прошлом был десантником, и за батальоном закрепилось название «5-й десантно-штурмовой». На тот момент законодательство не соответствовало сегодняшним требованиям, и парни не знали, что за участие в боевых действиях полагаются какие-то деньги.

Сапер на СВО: Вернувшись с фронта, я поменял отношение к жизни

«После собеседования меня назначили заместителем командира взвода, а командиром — капитана, тюменского парня, на 18 лет моложе. Но это нисколько не задевало. Он до сих пор в Донецке, заключил новый контракт и воюет в спецназе», — вспоминает Александр.

После недели боевого слаживания на стрелковом полигоне, сдав мобильные телефоны и документы в Новочеркасске, парни только с одними жетонами 14 апреля прибыли в город Изюм Харьковской области и разместились в пункте временной дислокации. 3-й взвод Александра Малюгина по инициативе командования стал разведвзводом.

Мотивация на победу

Имея боевой опыт в горячих точках, все солдаты и офицеры батальона были мотивированы на победу. Как правило, все наши добровольцы — это бывшие военные или милиционеры, прошедшие Чечню, Таджикистан, или парни, служившие в частных военных компаниях. Среди добровольцев БАРСа встречались люди даже с очень богатой боевой историей. Например, один снайпер из Краснодара с позывным Боб вообще в начале 90-х служил в спецназе ФСБ и во время путча в Москве прикрывал с вышки тогдашнего президента России Бориса Ельцина.

В спецоперации Боб участвовал с ее самого начала, а 25 октября ушел в разведку и пропал без вести. Только недавно по тесту ДНК удалось установить принадлежность найденных на поле боя останков. Боба с воинскими почестями похоронили на его родине недалеко от Краснодара.

Позывной Банкир: К минометным обстрелам в зоне СВО привыкаешь за неделю
Позывной Банкир: К минометным обстрелам в зоне СВО привыкаешь за неделю
Тюменский боец в составе подразделения ОМОНа защищал мирных жителей в Николаевской области.

«Несмотря на огромный индивидуальный боевой опыт мы все помогали друг другу словом и делом. Очень пригодились мне знания инженерной подготовки даже 30-летней давности. С тех пор мало что изменилось в военно-инженерном деле: те же мины, взрывчатые вещества и средства взрывания. Способы разминирования и установки мин такие же как у ВСУ и армии НАТО. По моему заказу со склада привезли противопехотные, противотанковые мины и гранаты на растяжках, которые мы поставили на опасных направлениях, чтобы враг не застиг нас врасплох», — поясняет Александр.

На передовой

На передовой парни зарывались в землю, копая землянки, а для наблюдения и отражения атак — окопы для стрельбы стоя. В дубовых рощах грунт тяжелый, трудно поддающийся лопате, а в деревнях — жирный чернозем. БАРСовцы занимали отбитые у врага позиции, где селились в уже обустроенных укрытиях. Пункт их постоянной дислокации находился на территории бывшего автобусного парка города Изюма, а разведка обосновалась в ближайшем двухэтажном доме.

От Изюма до передовой было около 30 километров, куда их вначале возили на КамАЗе, а потом дали БТР. В зависимости от боевой обстановки на переднем крае можно было провести до трех суток. Последняя улица взятой ими деревни заканчивалась лесополосой, где в окопах прятался противник, и откуда доносилась не только украинская, но английская и польская речь. В подвалах каждого частного дома нацисты устраивали командные пункты.

По словам Александра, с продовольствием проблем не было. На передовой бойцов выручал сухой паек, изредка рацион пополняли брошенные домашние животные и птица, а на отдыхе, в пункте временной дислокации, хозяйственный взвод обеспечивал горячей пищей.
С пленными нашим парням не везло. Как-то не попадались. Но соседи-спецназовцы регулярно захаживали в недалекие окопы и раза три пленили укронацистов. Переданные контрразведке, они сразу заявляли, что сами сдались и утверждали, что их насильно погнали на войну, а обратно им нельзя. Дескать, свои же расстреляют.

Современная война

БАРСовцы не участвовали в городских боях, а бились в лесополосах или в небольших деревнях. Как оказалось, современная война — ничто без малой авиации. Враг часто использовал дроны-квадрокоптеры, а на то время у нас их практически было мало, и функция разведки, как в годы Великой Отечественной, сводилась к походам в стан врага. Разведчики вплотную подходили к ближайшим окопам противника, а разведав места его расположения, сообщали координаты артиллеристам.

Тюменский контрактник спас бойцов от удара «хаймерсов»
Тюменский контрактник спас бойцов от удара «хаймерсов»
Он проснулся незадолго до прилета вражеских ракет.

По мнению Александра, современный танк, наверное, самое действенное оружие сухопутных войск. Выстрел его пушки слышно только после попадания в цель, и невозможно предугадать, откуда прилетел снаряд.

В деревне Долгонькая под Изюмом тюменцы нашли двух стариков в возрасте 76 и 90 лет, где относительно молодой ухаживал за старым. На вопрос почему не уехали, отвечали, что некуда. Дескать родились здесь и помирать здесь же будут. При очередном обстреле «молодого» деда смертельно ранил осколок украинского снаряда, а наши парни похоронили его в огороде.

Танки в бетонных бункерах

За последние восемь лет укронацистам удалось достаточно хорошо подготовиться к войне. Например, деревню Долгонькую под Изюмом они превратили в настоящий форпост с мощными бетонными сооружениями, а возле каждого дома нарыли сеть окопов, где, отступая, оставили схроны с оружием. Бетонные бункеры были такие, что в них прятались танки. При необходимости открывались массивные двери, танк выезжал, стрелял и обратно прятался в укрытие.

В освобожденной деревне наши поселились в доме культуры, где у сцены нашли большой продовольственный склад сухих пайков и брошенного обмундирования. Потребовалось несколько КамАЗов, чтобы вывезти трофеи.
«Мы учились ведению обычного стрелкового боя, но вся современная война — это контрбатарейная борьба артиллерии с использованием систем залпового огня и блуждающих минометов. Вражеские позиции были в 500 метрах, и мы слышали призывные крики врага. Мол, „москали, бросайте оружие и валите домой!“. Практически все наши боевые и санитарные потери были от минно-взрывных травм», — сетует Александр Малюгин.

В глазах любовь, а за спиной — нож!

Некоторые диверсионно-разведывательные группы противника остались в поселках под Изюмом. Как правило они состояли из местных полицейских, так называемых «АТОшников» (антитеррористическая оборона). Днем они старались казаться хорошими парнями, приветливо улыбались и даже предлагали свои услуги в сотрудничестве. Но с наступлением темноты выкатывали из гаражей тележки с минометами и били по нашим. Отстрелявшись, прятали орудия и разъезжались по домам на велосипедах.

Пьянствуя и грабя, нацики и ВСУшники конкретно достали мирных, и население Изюма очень хорошо относилось к российским военным, считая освободителями. Правда, к великому сожалению, в августе наши войска оставили этот город, где потом начались расправы над пророссийски настроенными гражданами.

Не пренебрегать чувством страха

«За два месяца боев из 27 человек моего взвода погибло пятеро. Тоболяка Костю, ранее служившего в ЧВК, убил вражеский снайпер. Двое, один из Ишима, а другой из Тобольска, попали под минометный обстрел и погибли на моих глазах. Мне, наверное, повезло. При близком взрыве минометного снаряда получил небольшую контузию с разрывом связок правого плечевого сустава. 28 апреля нас намеревались увезти в белгородский госпиталь, но не хватило места в вертолете. Вместо нас отправили троих тяжело раненых танкистов. Нам же поставили обезболивающие уколы», — вспоминает Александр Малюгин.

По его словам, в конце-начале мая на передовой в районе деревни Сулиговки наши готовились к наступлению, а пятеро водителей, утратив страх, развели костер в посадке, чтобы разогреть тушенку. Эта попытка стоила им жизни.

Враг отработал по ним фосфорной бомбой, и после яркой вспышки остались обугленные тела. Многие бойцы игнорировали бронежилеты и по этой причине ловили телами осколки.

Страшное дело

«Когда мы отправлялись добровольцами на фронт, никто не задавал вопросов о деньгах. Даже не знали, что еще будет зарплата. За ранение региональные власти выплатили мне миллион рублей, а федеральные пока молчат, потому что процедура прохождения военно-врачебной комиссии для добровольцев оказалась сложной. Их только недавно приравняли к контрактникам и мобилизованным.

Бои — страшное дело и, чего греха таить, психика у некоторых бойцов не выдерживала. После первого минометного обстрела, глядя на раненых и убитых, появились так называемые «пятисотые», отказники, которые разорвали контракт и уехали домой. А после первого боя еще одна группа покинула наш сводный БАРС. Кстати, в их числе не было ни одного тюменца.

В боях бойцы брали трофейные пулеметы и очень капризные противотанковые комплексы — «Джевелина». Стоило сесть батарейкам, как комплекс превращался в бесполезный хлам.

В батальоне только один Александр был профессиональным сапером, и по его заказу со склада привезли противопехотные, противотанковые мины и гранаты с растяжками, которые он поставил на опасных направлениях, чтобы враг никого не застиг врасплох.

Основные бои шли у деревни Долгонькая, куда БАРСовцы зашли 16 апреля, и до конца мая бились с противником. По данным разведки, в ближайших лесопосадках им противостояло до 40 тысяч укронацистов. По ним работала наша авиация, а пехота жгла «Солнцепеками». Через два месяца закончился контракт Александра и предстоял путь домой.

Домой на белом лимузине

«С окончанием контракта нас на КамАЗе вывезли в Россию через Валуйки Белгородской области. Как оказалось, добровольцы не пользуются льготным проездом и возвращаются домой своим ходом.

Зарплата мне шла на пластиковую карточку, которую вместе с документами я оставил в Новочеркасске, что в 600 км от места нашего выхода. В попытке добраться в Новочеркасск наши парни наняли автобус, а я с приятелем, снайпером, попытался добраться на такси, но водитель заломил такую цену, что нам пришлось отказаться. Однако через некоторое время нас подобрал армейский майор и на личной машине практически бесплатно довез до Богучар.

Сапер на СВО: Вернувшись с фронта, я поменял отношение к жизни

По дороге в Санкт-Петербург возле нас остановился белый свадебный лимузин, а его водитель предложил бесплатно домчать нас к воинской части в Новочеркасске. Парень оказался с чувством юмора и решил пошутить над нашими сослуживцами. Водитель остановил машину у ворот КПП воинской части, выскочил наружу и на глазах приехавших раньше наших сослуживцев раболепно бросился открывать двери лимузина. Все насторожились, а когда Александр с приятелем вывалились из салона, дружно засмеялись. Дескать, вот разведка дает!", — рассказывает Малюгин.

Преемственность поколений

Младший сын Александра учился в Тюменском президентском кадетском училище, дочь — в МГУ, а старший сын после окончания Нефтегазового университета сам пришел в военкомат, призвался в войска противовоздушной обороны и освоил систему С-300. По дембелю работал в «Лукойле» старшим научным сотрудником, а в прошлом году, попав под частичную военную мобилизацию, пожелал служить в родных войсках. Однако в военкомате ему поменяли военно-учетную специальность и направили на Донбасс, в саперный полк под Горловкой. Как говорится, от судьбы не уйдешь. Родился в семье сапера, значит, на роду написано продолжить семейную традицию и освоить специальность отца.

Сапер на СВО: Вернувшись с фронта, я поменял отношение к жизни

Семья Александра, его жена и дети с пониманием и гордостью отнеслись к непростому выбору уйти добровольцем в зону боевых действий, с чувством глубокого достоинства поддержали и ждали возвращения, хотя были готовы к любому развитию событий. Все это придавало дополнительных сил. «С возвращением домой у меня поменялось отношение к жизни. По-другому стал смотреть на людей и мир»,-утверждает Александр Владимирович.

PS: за выполнение боевых задач в зоне специальной военной операции Александр Малюгин представлен к Медали «Ордена за заслуги перед Отечеством» второй степени.

Фото: из архива Александра Малюгина

(0)
  • Комментарии
Загрузка комментариев...
Неудобно на сайте? Читайте самое интересное в Telegram и самое полезное в Vk.
Новости по теме
Наш «Егорка»: как в Тюмени выпускали уникальный мини-трактор
Наш «Егорка»: как в Тюмени выпускали уникальный мини-трактор
Его использовали как вездеход, грузовик, трактор, бульдозер, снегоуборочную, поливальную машину и т.д.
#трактор
#производство
#Тюмень
#техника
#лонг
Как на мошенничестве строят бизнес и какие способы помогают отбиться от аферистов
Как на мошенничестве строят бизнес и какие способы помогают отбиться от аферистов
О популярных сегодня схемах обмана и противодействии им рассказали эксперты.
#безопасность
#сотовый оператор
#банк
#мошенники
#новости Тюмени
#лонг
Господдержка и страхование накоплений: в чем плюсы программы долгосрочных сбережений для граждан
Господдержка и страхование накоплений: в чем плюсы программы долгосрочных сбережений для граждан
О нюансах нового финансового инструмента рассказала представитель Банка России.
#программа
#накопления
#сбережения
#пенсия
#деньги
#лонг
Тюменского бойца наградили новой медалью "За храбрость"
Тюменского бойца наградили новой медалью "За храбрость"
Он был ранен в бою на херсонском направлении.
#СВО
#награда
#новости Тюмени
#контрактники
#ОКБ №2
#врачи
#ранение
#травма
В Тюмени судили семью контрабандистов за вывоз стратегических ценностей
В Тюмени судили семью контрабандистов за вывоз стратегических ценностей
Стоимость всех изъятых драгоценностей составила 2 млн 642 тыс. 279,31 рубля.
#контрабанда
#таможня
#драгоценность
#суд
#приговор
#вывоз
#тк
Последние новости
Тюменская область продолжает принимать переселенцев-соотечественников
Тюменская область продолжает принимать переселенцев-соотечественников
С 2013 года регион принял более трех тысяч переселенцев и членов их семей.
#программа
#переселенцы
#занятость
#Тюменская область
#Александр Сидоров
#тк
Тюменским бойцам в зону СВО доставили новый квадрокоптер
Тюменским бойцам в зону СВО доставили новый квадрокоптер
Военнослужащие чувствуют заботу региона и ценят участие жителей в общем деле.
#СВО
#бойцы
#квадрокоптер
#Ольга Швецова
#Андрей Артюхов
#Единая Россия
#новости Тюмени
#тк
Где тюменцам узнать актуальные тарифы на ЖКУ: полезные ссылки
Где тюменцам узнать актуальные тарифы на ЖКУ: полезные ссылки
Информация о тарифах и льготах на коммунальные услуги всегда востребована жителями.
#тарифы
#решения
#ЖКХ
#услуги
#коммунальные платежи
#новости Тюмени
#тк
Медсанчасть «Нефтяник» купит целое здание под свой архив
Медсанчасть «Нефтяник» купит целое здание под свой архив
На это выделено почти 15 млн рублей.
#новости Тюмени
#врачи
#медицина
#"Нефтяник"
#тк
В Тюменской области ухудшилось качество воздуха
В Тюменской области ухудшилось качество воздуха
В регионе действует особый противопожарный режим.
#пожары
#воздух
#атмосфера
#новости Тюмени
#тк