Dipol FM | 105,6 fm

Маэстро Гергиеву понравился тюменский рояль

В каждом регионе страны будет тысячный детский хор.

_Концерт Симфонического оркестра Мариинского театра под управлением знаменитого дирижера Валерия Гергиева в Тюменской филармонии стал грандиозным праздником для всех любителей классической музыки._

_До концерта, который проходил в рамках 14-го Московского пасхального фестиваля, маэстро встретился с журналистами. После короткого представления Валерий Гергиев сразу же перешел к ответам на вопросы. При этом общение часто переходило в очень эмоциональный и красочный монолог с лирическими отступлениями._

«Стараюсь не повторяться»

— Не скажу, что программа Московского пасхального фестиваля стала шире, - отметил Валерий Гергиев. — Ранее она была более изнурительной, мы путешествовали от Калининграда до Владивостока. В этот раз наши географические притязания несколько скромнее. Тем не менее 27 регионов от Смоленска до Барнаула — это тоже достаточно много. В этот раз мы несколько позже, чем обычно, определились с окончательным маршрутом, предложения всегда поступают к нам из разных регионов. Я знаком со многими главами областей и республик. У нас много коллег в регионах, с которыми мы уже работаем. В частности, с Михаилом Бирманом мы сотрудничали год назад, когда проводили первый концерт. Я старюсь не повторять одни и те же произведения. Тюменцы услышат Брамса, мы исполним 4-ю симфонию Чайковского, сыграем Дебюсси и что-нибудь интересное на бис.

Не хочу обидеть никакую страну, но может, в Зимбабве есть замечательные традиции, но у них пока нет своих Чайковских и Прокофьеввых, нет балетных и оперных коллективов, такого фестиваля, как Московский Пасхальный? А у нас он уже есть, и ему уже 14 лет. Как он возник? Так и возник, потому что хотелось что-то сделать в своей стране.

В честь Победы военные симфонии

— Мы живем в богатейшем мире классической музыки, и в рамках одного или нескольких визитов хочется играть разнообразные произведения, — пояснил маэстро. — Я хочу, чтобы ценители услышали оркестр во всей красе. Дебюсси, Стравинский, Брамс, Чайковский, Прокофьев, Мессиан, Щедрин… В программе нашего фестиваля все шесть симфоний Чайковского. Но все это мы исполняем не в одном городе. В Тюмени — четвертую симфонию, в Перми — шестую, уже сыграли пятую, вторую. В нашем репертуаре военные симфонии Прокофьева и Шостаковича в честь 70-летия Победы. Я хотел бы организовывать концерты и аккомпанировать хорошим певцам. Сам готов с удовольствием послушать песни военных лет. Но мне кажется, мы можем здорово исполнить симфонии Шостаковича — седьмую и восьмую и Прокофьева — пятую и шестую, созданные ими во время войны. Это произведения, благодаря которым их авторы стали величайшими композиторами столетия.

Я убежден, что не более процента находящихся в зале зрителей слышали Шестую симфонию Прокофьева. А ведь это великое произведение великого русского композитора! Зачем мы складываем их в тайники? От кого прячем главные сокровища русской музыки? От зрителей, от любителей, которые десятки лет ходят на концерты? И в Тюмени должна звучать такая музыка.

О доступности классической музыки

— Считаю, в России классическая музыка вполне доступна для молодежи, — уверен Валерий Гергиев. — Мы посетили не один регион, и везде на наших концертах много молодежи. Если говорить о Санкт-Петербурге, о многочисленных творческих акциях, концертах, спектаклях, которые предлагает Мариинский театр, ситуация очень обнадеживающая. Проходит громадное количество детских и юношеских программ. Как мне говорят наши администраторы, мы сохраняем баланс между разными поколениями слушателей и зрителей. Не могу пожаловаться на невнимание к нам молодежи. И ценовая политика у нас очень демократичная, даже на спектакли с участием знаменитейших артистов. У нас государственный театр, и есть необходимость реально оценивать возможности нашей публики. Конечно, я не могу следить за каждым спектаклем, кому и за сколько продают билеты. Но считаю неверным проводить в государственных учреждениях исключительно коммерческие акции, которое будут раздражать публику.

Об уроках музыки в школах

— Меня этот вопрос очень волнует, - признался дирижер, — и как профессионала, и как гражданина. Я учился в пятой общеобразовательной школе во Владикавказе, тогда город назывался Орджоникидзе. Город был региональным культурным центром. И мы десятилетними мальчуганами пели в детском хоре, причем не только в школе, но и в филармонии. И пели не «ля-ля-ля», перед нами стояли серьезные задачи. И это не казалось никому из ряда вон выходящим. Потому что мы жили в стране, в которой творили Шостакович, Ростропович. Мне кажется, сейчас многое зависит от позиции и от усилий вице-премьера Ольги Голодец, которая может давать определенные предложения и направлять деятельность того или иного министерства. Не могу сказать, что ведомства спешат расширить рамки преподавания классической музыки и прививать любовь к ней. Хоровое пение как раз встречает определенное сопротивление. Однако есть поддержка со стороны нашего президента. Он решительно поддержал идею создания сводного хора России и моментально проект начал развиваться. Сначала в новом здании Мариинки, а затем на закрытии Олимпиады в Сочи, когда чудесный коллектив продемонстрировал, на что способна поющая детская Россия.

Я предложил Владимиру Путину эту идею. Он у нас не только сильный, но еще и умный президент. А ведь были люди, которые думали совершенно иначе и хотели на закрытии Олимпиады показать нашу поп-индустрию. Помните, как закрывали Олимпиаду в Лондоне? Одна попса, извините. А у нас дети! И я считаю, мы в этом сравнении выиграли у Лондона. Но это был сводный детский хор со всей страны, а вот чтобы каждый регион выставил такой же тысячный хор — сейчас как раз такая задача стоит перед нами. И тут надо работать и Министерству культуры, и Министерству образования и науки, причем не только федеральным, но и региональным. Мне кажется, система образования, сформированная в 1950−60-е годы, когда в каждой школе был свой детский хор, ничуть не изуродовала музыкальный пейзаж России.

Я не готовился к выступлению, меня не просили об этом, я просто вбросил идею создания тысячеголосых детских хоров в регионах на Госсовете с участием президента. Владимир Путин дал поручение, и его исполнение отслеживается. Кто-то реализует с огромным удовольствием, кто-то — нет.

О тюменском рояле

— У вас в Тюменской филармонии изумительный рояль, — с улыбкой на лице сообщил маэстро и дружески похлопал по плечу сидевшего рядом директора Тюменской филармонии Михаила Бирмана. — К сожалению, такие есть не во всех регионах. Я радуюсь за Алексея Володина, предвкушаю, как он будет выступать. Вы умеете хранить инструмент, это редкость в России. Для хранения нужны особые температурные условия, определенная влажность, чтобы рояль не рассохся в первые три недели. Это очень дорогое удовольствие — приобретать хороший рояль. К сожалению, во многих городах ситуация чуть ли не трагическая — покупают рояль, а он потом из-за неправильного хранения теряет звучание.

_Встреча завершилась общением дирижера с тюменскими участниками российского тысячного хора, который исполнял гимн России на закрытии Олимпиады. Мадина Омарова и Андрей Хорошавин поблагодарили маэстро за представленную им возможность выступать на сцене Мариинского театра и на стадионе «Фишт» в Сочи и за тот невероятно огромный творческий опыт, который они получили во время работы с маэстро. Валерий Гергиев уходил на концерт в хорошем настроении. Тем временем в холле дирижера и его Симфонический оркестр уже ожидали сотни тюменских поклонников._

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!