Dipol FM | 105,6 fm

Как Вероника из Тюмени бросила все и переехала в Португалию

Тюменка рассказала о своем опыте эмиграции с двумя детьми во время пандемии коронавируса.

Вероника Белоусова влюбилась в Португалию, когда пару лет назад побывала там в отпуске. Потом некоторое время понадобилось для овладения английским языком, и вот, в самое тревожное для всего мира время, отважная тюменка решилась на радикальные перемены в своей жизни и переехала в другую страну с двумя детьми-школьниками. Она поделилась, с какими трудностями при этом столкнулась и как их удалось решить. Предлагаем вниманию читателей рассказ Вероники.

Безумная авантюра


В начале нужно написать предупреждение: «Осторожно, не повторяйте этот опыт, опасно для жизни». Для психического здоровья точно. Ибо в реальности это выглядело, как самая безумная авантюра в моей жизни.

Как Вероника из Тюмени бросила все и переехала в Португалию

Непосредственно к переезду я готовилась два месяца. Однако, «эмиграция» в моей голове началась еще два года назад. Первый год мне понадобился на то, чтобы принять мысль о переезде на ПМЖ в другую страну и заговорить на английском языке. Далее, после коротких путешествий по Европе, я поняла, что прикипела к Португалии. Почувствовала до мурашек: это моя страна. Выбор был сделан окончательно и бесповоротно. Осталось понять, как это реализовать.

Предстояло получить разрешение у бывшего мужа, чтобы наши дети смогли беспрепятственно пересечь границы и обосноваться в стране. Тут надо понимать, что получить такую бумажку — это то же самое, что выиграть миллион. Как вы сейчас понимаете, проблему мне удалось решить.

«Космический» маршрут


И тут начинается самое интересное. Получение туристической визы в Португалию, равно как и в любую другую европейскую страну этим пандемическим летом, было равнозначно получению разрешения на космический полет. Но в любых ситуациях всегда есть маленькая лазейка. Я уже была готова пойти одним тернистым путем, но тут Греция начинает щедро выдавать турвизы. Быстренько собираю все необходимые бумажки и еду в Екатеринбург «к грекам» подавать документы. Сказали ожидать неделю.

В этот период происходит непредвиденное — на форумах ежедневно появляются десятки сообщений о том, что греки возвращают документы с отказом без каких-либо причин. Видимо, захотели прикрыть «окошко в Европу» для чересчур прытких российских туристов.

Я нервничаю, места себе не нахожу, а в следующий понедельник курьер вручает мне запечатанный конверт! Сгорая от страха и любопытства, я вскрываю его — визы на месте. Теперь можно покупать билеты, но прежде нужно продумать «космический» маршрут.

Как Вероника из Тюмени бросила все и переехала в Португалию

Как попасть в Португалию, если официально границы закрыты? На помощь приходят «секретные» чаты, где отважные русские путешественники делятся своим опытом по проникновению в Европу. Один из проторенных туристами путей — через Турцию в Словению. Попал в Словению — попал в Европу, дальше уже можно добраться до Португалии. До недавнего времени словенцы охотно пускали русских путешественников, если те направлялись в открытую Хорватию. Решаю ехать через Словению. По отзывам туристов нахожу надежного молодого человека, который помогает купить билеты с хорошей скидкой.

Нам предстояло за два дня преодолеть пять рейсов: Тюмень — Москва, Москва — Стамбул, Стамбул — Любляна, Любляна — Париж, Париж — Лиссабон.

Жизнь в трех чемоданах


До часа «Х» остается неделя. Пытаюсь быстро пристроить вещи, которые не понадобятся мне в другой стране. В итоге вся наша жизнь умещается в трех чемоданах. В последнюю неделю решаю сделать то, что нужно было сделать раньше: пройти некоторые медицинские обследования, обменять скромные рубли на евро и уволиться с работы. Уволиться было легче всего. Я заметила, что очень люблю увольняться. Ощущения каждый раз одинаковые: будто снял с себя тяжелые оковы.

Между тем в Тюмени сгущаются тучи: все больше знакомых и друзей подхватывают коронавирус. Перед поездкой минимизирую контакты, приходится держать детей неделю взаперти, встречи с друзьями тоже под запретом. Так что даже не удалось попрощаться с близкими.

Как Вероника из Тюмени бросила все и переехала в Португалию

Странное чувство — видеть из иллюминатора самолета ускользающую Тюмень, где было столько всего пройдено, пережито, прочувствовано, и при этом не испытывать ни капли тоски или печали. Да, здесь прошли мои университетские годы, здесь 17 лет назад я делала свои первые шаги в журналистике, здесь родились мои дети, остались мои друзья. Но, видимо, не сложилось. Не сроднилась я с этим городом до такой степени, чтобы испытывать горечь при расставании.

К счастью, сегодня мы вправе выбирать, где жить. Я не знаю, как сложится моя жизнь в Португалии. И никогда не узнаю, пока не попробую.

С такими оптимистичными мыслями я с детьми приземлилась в Москве, чтобы через пять часов отправиться в Стамбул. В Шереметьево мы успели сдать тесты на коронавирус и получить отрицательные результаты, чтобы потом показать их строгим словенским пограничникам. В Турцию прибыли уже поздно ночью. Мне показалось, что новый стамбульский аэропорт размером с Тюмень. Иначе как объяснить тот факт, что пришлось идти около часа, чтобы найти отель на его территории? Весь следующий час дети успели насладиться сном на гостиничной постельке. И снова в путь. Столица Словении с милым названием Любляна ждала нас. И нам хотелось надеяться, что ждала нас с распростертыми объятиями.

Эмиграция для бедных


Когда мне говорят, что эмиграция — это «не для всех», я ухмыляюсь. Нет касты избранных, «заслуживших» каким-то чудесным образом жизнь в другой стране. Есть люди, которым вполне комфортно жить в России. Есть и те, которых удерживает страх перемен. А есть те, кому тоже страшно, но еще страшнее смириться с той жизнью, которая уже давно не устраивает.

Я не открою Америку, если скажу: очень легко эмигрировать небедным людям, когда у тебя внушительная сумма в евро на счету, какой-то серьезный источник дохода в России или за рубежом. Но также легко эмигрировать, когда ты бедный. Парадокс, но это так! Легко в психологическом плане. Потому что все, что так пугает богатых и «середнячков», ты уже прошел. Смог выжить в России — сможешь выжить в любой другой стране. Но согласитесь, более приятно «выживать», купаясь в лучах солнца.

Как Вероника из Тюмени бросила все и переехала в Португалию

Наш самолет благополучно приземлился в Любляне. К пограничникам выстроились три очереди из туристов. Передо мной встал выбор, к кому двинуться. Паспорта проверяли двое суровых мужчин и одна чуть менее суровая женщина. Обычно в таких ситуациях я выбираю мужчин. Мне нравятся суровые мужчины. Однако я была не одна. И, наверняка, вид двух невыспавшихся милых русских детишек растопит суровое сердце дамы-пограничницы. «Зачем вы едете в Португалию с греческой визой?», — ее вопрос разрушил мои иллюзии.

«Мадам, Лиссабон — это не конечная точка моего путешествия. Далее меня ждет самолет на Афины и теплое греческое Средиземное море. А вот и flight tickets», — протягиваю ей неоплаченные брони билетов и греческого отеля. Суровое сердце мадам наконец-то смягчается. «Happy holidays in Greece!», — ее слова кажутся мне медом в сочетании с поставленными штампами.

Не геройство


Мне необычно слышать от друзей и знакомых восторженные отзывы о моем внезапном переезде: «Ты герой!», «Ты очень сильная!», «Ну ты даешь!», «Ну ты и бесстрашная!». Это, конечно, льстит моему самолюбию и в каком-то смысле поддерживает меня, но разве эмиграция — это геройство? Геройство для меня — это идти рано утром на работу в 40-градусный мороз, суметь залезть последней в переполненную маршрутку, не отморозить пальцы, пока тащишь продукты из супермаркета. Если серьезно, суметь реализовать себя на родной земле вопреки всему, построить крепкую семью, чувствовать себя на «своем месте» — это ли не геройство? Так что мое мужество весьма сомнительное. Время покажет, что получится от этой затеи.

Покорив честностью словенских пограничников, я направилась во Францию. А именно в Париж, чтобы прорваться в Лиссабон. К этому времени дети уже были весьма измотаны. Если учесть, что Пелагея с трудом переносит поездку на маршрутке, то пять рейсов на самолёте для неё — как сдать ГТО пять раз подряд.

Уютно расположившись в самолёте, направляющемся в Лиссабон, мы думали, что наконец-то можем расслабиться. Но что-то пошло не так. Разразилась страшная буря с грозой. Самолёт трясло, как Трампа после поражения на выборах. Мы вцепились в кресла, и все, что нам оставалось, — это молиться. Наше приземление можно было сравнить с забегом бегуна, который на финишной прямой запнулся и чуток проехался на попе под звук аплодисментов. Только вместо бегуна и дорожки — самолет и посадочная полоса. К счастью, обошлось без жертв. И даже наши нервные клетки вопреки всему быстро восстановились от одной только мысли: «Мы в Португалии. Мы сделали это».

Как дети отнеслись к переезду


Самый популярный вопрос: как дети отнеслись к переезду в Португалию? Нужно начать с того, что, проживая со мной, мои детишки всегда были готовы ко всякого рода неожиданностям. Мне никогда не жилось спокойно. Все мои стремления к стабильности оборачивались еще большей нестабильностью. Поэтому после всех наших жизненных приключений в России к моей идее Ваня и Пелагея отнеслись довольно спокойно. Видимо, они, как и многие из моего окружения, до конца не верили, что это возможно.

Как Вероника из Тюмени бросила все и переехала в Португалию

Еще до пандемии было решено, что при переезде в Португалию дети пойдут в обычную португальскую школу. Во-первых, это самый лучший способ быстрее адаптироваться и изучить язык, во-вторых, португальские школы бесплатные. Однако коронавирусная эпопея внесла в наши планы коррективы. Первый год жизни в новой стране решили провести на онлайн-обучении. Я выбрала хорошую школу, базирующуюся в Москве, и уже около месяца дети обучаются там дистанционно. В конце года они будут проходить аттестацию (тоже онлайн), после чего получат официальный табель с оценками об окончании учебного года.

В Португалии детям нравится. Им и в Тюмени было, прямо скажем, неплохо. Но что здесь реально круче? Воздух, вода, еда… Казалось бы, простые составляющие человеческой жизни, а разница с Сибирью весьма ощутима. Я не идеализирую Португалию, здесь тоже немало проблем. Но дышать португальским воздухом — невероятное удовольствие.

А что с португальским языком? Научились говорить кассиру в супермаркете «obrigado», что означает «спасибо». А пока пугаем местное население нашим «громкоголосым» русским и национальными манерами.

В Тюмени Вероника работала журналистом и поднаторела в фотографии. Теперь она планирует заниматься именно фотографией и уже организует фотоэкскурсии в районе Лейрия. «Решиться на этот шаг было легко, трудно было организовать переезд. Невероятно трудно, учитывая нынешнюю ситуацию. Я не знаю, что нас ждет впереди. Но я точно знаю, что Бог всегда рядом», — говорит Вероника.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!