Dipol FM | 105,6 fm

Армен Григорян: «Крематорий» – вклад дельфина в экологию моря

Ника Рок-н-ролла я прекрасно знаю и с большим уважением к нему отношусь, он хороший музыкант, честный.

Армен Григорян приехал на фестиваль «Катись, квадрат!» чуть больше чем за час до выступления. Пока шла пресс-конференция с Юлей Чичериной и Сергеем Бобунцом, лидером «Смысловых галлюцинаций», нам удалось найти местечко потише (что в формате open-air фестиваля сложновато) и побеседовать.— Армен, в первый раз Тюмень вы посетили с концертом пять лет назад…— Дело в том, что я не помню, что мы вообще здесь были. Наверное, я был в каком-то таком состоянии, что ничего не запомнилось, честно говоря… Однако я все время заправляюсь тюменским бензином — тюменской нефтяной компании, уже шесть лет. Машина пока не ломается, поэтому со словом «Тюмень» у меня очень хорошие ассоциации.- Знаете ли вы, спрашивает Роман из Тюмени, кого-то из сибирских рок-музыкантов, с кем-нибудь общаетесь? — Недавно мы общались с Димой Ревякиным, были на одной передаче, и он подвозил меня до метро. У меня Дима все время ассоциируется с Новосибирском. Я у него спросил, не обижает ли его это, он сказал, что, наоборот, радует. К сожалению, я не знаю музыкантов из Тюмени, ваш город оказался не в круге наших орбит. — А с Ником Рок-н-роллом вы знакомы?— А он тюменский?- Он прожил в Тюмени шесть лет и успел стать своим.— Ника Рок-н-ролла я прекрасно знаю и с большим уважением к нему отношусь, он хороший музыкант, честный. Мы как-то с ним судили The Global Battle of the Bands — конкурс молодых групп. Наши мнения, как правило, совпадали, и мы спорили с другими членами, чтобы они не «торпедировали» «свои» группы, т. е. как бы боролись с «коррупцией».- Есть ли в вашем творчестве песни, от авторства которых по прошествии лет вам хотелось бы отказаться, задает вопрос Виктор. — Мне немножко странно сейчас слушать альбомы, например, «Текиловые сны», «Ботаника»… Но я не отказываюсь — был такой период в жизни. Может быть, я с некоторыми музыкантами в группе не играл бы — у нас, к сожалению, было несколько таких неприятных людей, закончилось все банальным воровством. А по поводу песен — да, я был таким, не стеснялся выражать свои искренние чувства в то время, какими они были.- Многие музыканты утверждают, что рок-н-ролл мертв, тем не менее продолжая его играть. Что это, лукавство? Если рок-н-ролл мертв, куда же двигаться дальше, за чем будущее? Вопрос от анонимной группы музыкантов.— Надо констатировать, что за все время существования русского рока мы так и не смогли создать ни одного мирового бренда, хотя есть группы, которые играют 25−30 лет, стало быть, в какой-то степени рок-н-ролл жив. По количеству тех концертов, которые мы сейчас даем, думаю, что он все-таки жив, потому что приглашений слишком много, нам приходится даже отказываться. Каждый выбирает свой путь, мне кажется, что я изучаю этот мир. Мне, как альпинисту, интересно ползти в горы, открыть там новые вершины, для меня это просто интерес, звезда лучезарная, которая горит и манит, а как она называется — «рок-н-ролл» или «Господь Бог» — мне совершенно не важно. Поэтому я в какой-то степени не ассоциирую себя с общим роком. Просто есть некая обязанность делиться своим мировоззрением и попробовать найти своих единомышленников — вот я этим и занимаюсь. — Ваши песни играют даже панки, а вы знакомы с российским панком? Может быть, даже пели чьи-то песни в тесной компании?— Панки нас любят, я знаю (улыбается). Когда я впервые услышал Майка Науменко, я подумал, что это панк-рок, и пою его песни до сих пор. Что касается совсем молодых людей, мне кажется, что уровень группы «Король и Шут» — это хорошая планка для всех остальных, потому что в этой группе все, что касается составляющих панк-рока, очень сильно сконцентрировано. Я очень люблю смотреть их на концерте, мне крайне нравится сочетание скрипки, на которой играет замечательный скрипач Каспер, и все это с таким тяжелым звуком, то есть это люди, которые синтезируют. Поэтому, думаю, будущее панк-рока — в неком синтезе, хотя моей любимой группой до сих пор остается группа The Stranglers, я их обожаю, ну и конечно The Clash, Sex Pistols — это люди, которые оставили неизгладимый след в моей душе. — Как вы бросили курить? Поклонница Татьяна.— Во всем виноваты женщины. Однажды мне настолько было неприятно общаться с дамой, от которой прямо несло табаком, что-то вроде папирос «Беломорканал». Может, и не отвращение, но некая брезгливость у меня возникла… И, вернувшись однажды после гастролей, я понял, что у меня вся одежда пропахла, волосы пахнут… Я просто затушил последнюю сигарету, и после этого все как-то прекратилось. Хотя я курю до сих пор сигары. Но после того как я бросил курить, я стал меньше употреблять алкогольных напитков. В результате у меня очень сильно поменялось мировоззрение. Вообще вредные привычки влекут за собой изменение сознания. Когда вы долгое время пользуетесь чем-то, а потом прекращаете — сразу же меняется организм, видимо, так устроена природа.- Мария спрашивает, слушаете ли вы классическую музыку.— Папа у меня был большим любителем классики, у нас практически полное собрание сочинений итальянцев оперных, и я до сих пор слушаю на пластинках, но это просто было привито отцом моим, на первом месте из классики все-таки стоит оперная музыка, потом — симфонии.- Как вы оцениваете свой собственный вклад в российскую музыкальную культуру?— Вклад дельфина в экологию моря.P. S. Концерт «Крематория» на фестивале прошел на ура. Группа выдала все хиты, не забывая и про песни из последнего альбома «Амстердам».

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!