Неправильное банкротство : Экономика : Вслух.ру : Новости Тюмень

Неправильное банкротство

рубрика: Экономика

Автор:

Арбитражный суд Тюменской области чаще вводит процедуру реструктуризации долгов по делам о банкротстве физлиц. Чем это грозит должникам?


За первые восемь месяцев действия закона о банкротстве физлиц (с 1 октября по 1 июня) в Тюменской области зафиксировано 91 дело о банкротстве. Из них в 16 случаях должнику назначена процедура реализации имущества, а в 75 — реструктуризации долга, следует из статистики Общества содействия финансовому оздоровлению. Однако в целом по России, по данным общества, практика складывается ровно обратная: из 7 тыс. 908 дел о банкротстве граждан реализация имущества инициирована в 5 тыс. 253 делах, реструктуризации долга — в 2 тыс. 655.

Среди регионов, где в делах о банкротстве граждан чаще инициируется реструктуризация долга, помимо Тюменской области, Санкт-Петербург и Ленинградская область, Кемеровская, Кировская, Новгородская, Пензенская, Смоленская области, ХМАО, Адыгея, Карелия, Марий Эл, Приморье, Татарстан и Якутия.

При этом, как отмечают опрошенные «Вслух.ру» арбитражные управляющие, работающие в Тюменской области, подавляющее большинство должников — это крупные заемщики с суммой просроченной задолженности более 1 млн рублей. И почти все должники-банкроты просят о процедуре реализации имущества, даже если не указали это имущество в заявлении.

Частично это подтверждается и статистикой: из 47 процедур банкротства, инициированных должниками, по десяти суд принял решение о реализации имущества. За месяц (с 1 мая по 1 июня) их число выросло в пять раз. По 37 процедурам — реструктуризацию долгов.

Из 44 процедур банкротства, инициированных кредиторами, только по шести суд назначил реализацию имущества против пяти на начало мая, и по 38 — реструктуризацию долгов (рост на 46% за май).

По мнению арбитражных управляющих, никто не хочет реструктуризации, потому что, если бы могли пойти на это, то давно бы договорились с банками. Судьи могут учесть это обстоятельство. Но поскольку из-за того, что имущество в заявлении как правило не указывается, суды назначают реструктуризацию.

Имуществом банкрота долги не покроешь

Большое количество решений о реструктуризации долгов в практике областного арбитража — это неудачная и довольно жесткая трактовка закона региональным судом, считает арбитражный управляющий Центрального агентства арбитражных управляющих Василий Синяков.

«В законе в качестве одного из правил указано, что план реструктуризации утверждается при выполнении определенных условий. Среди них есть и требование о наличии источника дохода у гражданина. Это классический пример неудачной юридической техники. По смыслу здесь должно быть «источник достаточного дохода», поскольку план реструктуризации долгов должен предусматривать полное погашение всех требований всех кредиторов в полном объеме в срок не более трех лет. Очевидно, что при миллионных долгах и официальной пенсии ни о каком плане реструктуризации не может быть и речи», – пояснил управляющий.

По его мнению, процедура реструктуризации долга должна быть исключением из правил, помогая платежеспособным должникам защититься от слишком напористых или злоупотребляющих своими правами кредиторов — как правило крупных банков. Но сейчас у суда, возможно, из-за недостатка практики, довольно жесткая позиция.

«Общий настрой сейчас не в пользу должников, которые объявляют себя банкротами. Как говорят судьи: «Списание долгов не является целью процедуры реализации имущества». Поэтому при формальном наличии какого-либо дохода или имущества вводится процедура реструктуризации долгов без пристального внимания к вопросу по существу: есть ли реальная возможность разработки плана реструктуризации долгов. Также, думаю, суд чрезмерно защищает права кредиторов и пытается избежать потворства злоупотреблению возможности списать долги», – отметил Василий Синяков.

Он также утверждает, что планы реструктуризации долгов по-прежнему не предоставляются для рассмотрения судом ни кредиторами, ни должниками.

На запрос «Вслух.ру» представители арбитражного суда Тюменской области не ответили.

У неимущего имущество найдут

Один из арбитражных управляющих Тюменской области, пожелавший остаться неизвестным, считает, что преобладание решений о реструктуризации долгов — следствие того, что суд полностью принимает на веру заявления должников, не указывающих имущество.

«Если должник в заявлении указал, что у него нет никакого имущества, то вводить реализацию получается бессмысленно. Но дело в том, что процент людей, утверждающих, что у них ничего нет, по России примерно одинаков. Но именно в тюменском суде, мне кажется, это интерпретируют так, как есть в заявлении. А для тех, у кого имущество указано, судьи вводят процедуру реализации имущества», – отмечает управляющий.

В свою очередь арбитражный управляющий Центрального агентства арбитражных управляющих Ирина Первухина считает, что на самом деле тюменский арбитраж таким образом перестраховывается. «Суд сначала назначает реструктуризацию долга, видимо, чтобы пришел специально обученный человек — финансовый управляющий, изучил ситуацию и выяснил, есть ли у человека что реализовывать или нет», – пояснила она.

Ирина Первухина предположила, что вводя такую процедуру, суд может глубже разобраться в предыстории банкротства и сделать более правильное решение. «Должник на суде заявляет: «У меня ничего нет!». А на деле, к примеру, окажется, что он последние три года занимался отчуждением имущества. А, может, у него есть признаки преднамеренного банкротства. Мы же, пока не изучим, не сможем точно знать», – сказала управляющий.

Не торопитесь с банкротством!

Как заявил зампредседателя тюменского отделения общественной организации Финпотребсоюз Михаил Мельцер, организация пока не рекомендует гражданам пользоваться новым законом.

«Мы пытаемся им объяснить, что банкротство — это крайний случай. Закон новый, и пока нет достаточной судебной практики. К тому же это довольно дорого. После консультации с нами люди понимают, что проще договориться с кредиторами о реструктуризации долга или о рассрочке, отсрочке платежей, в том числе и по исполнительному производству. То есть стандартными методами. Никто после наших консультаций на банкротство не пошел», – рассказал общественник.

Он пояснил, что пока новый закон не стал спасательным кругом для должников. «Его принимали 10 лет, и сейчас закон останется, скорее, на крайний случай и вряд ли найдет широкое применение», – добавил Михаил Мельцер.

Одна из основных трудностей банкротства — вознаграждение арбитражному управляющему составляет 10 тыс. рублей, а штрафы — от 25 тыс. до 50 тыс. рублей, отмечают арбитражные управляющие. При этом сумма госпошлины при подаче заявления о банкротстве гражданина — 6 тыс. рублей, публикация о банкротстве в газете (обязательное требование) — около 10 тыс. рублей. Получается, это не выгодно ни управляющим, ни банкротам.

Но в начале июня, как сообщает РАПСИ, Общероссийский профсоюз арбитражных управляющих предложил ввести упрощенную модель банкротства для граждан, не имеющих имущества и доходов, а также сократить издержки при ведении дела о банкротстве граждан за счет отмены публикации в печатном органе и уменьшения госпошлины при подаче заявления о банкротстве гражданина.

Также арбитражные управляющие предлагают разделить процедуры банкротства граждан в зависимости от сложности. В частности, говорится о механизме упрощенного порядка банкротства (по заявлению гражданина), который предназначен для социально незащищенных граждан без имущества и других источников финансирования процедуры. Свои предложения профсоюз направил в Совет Федерации. Арбитражные управляющие отметили, что инициатива позволит сделать институт банкротства полезным и удобным инструментом.

Однако такая инициатива, считает Михаил Мельцер, вряд ли будет принята. «Это дело хорошее, но шансы маленькие. Закон принимался Госдумой 10 лет и изначально создан с большим количеством барьеров. А если сделать упрощенный процесс, то, думаю, многие могут попытаться этим воспользоваться, чтобы уйти от выполнения своих кредитных обязательств. Поэтому, мне кажется, закон останется таким, какой он есть сейчас», – пояснил Михаил Мельцер.


Другие новости

24 июня 2016 г.

реклама

Материалы от партнеров