Dipol FM | 105,6 fm

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

Тюменцы обрушились с критикой на работу волонтерских отрядов.

Восьмилетнюю Настю Муравьеву, пропавшую на Лесобазе в Тюмени, ищут уже больше трех недель. Она ушла из дома 30 июня и не вернулась. В поисках участвовали сотни волонтеров. Они прочесывали местность, проверяли подвалы, открытые люки, придорожные канавы, промзону, проводили опросы людей. Но пока все безрезультатно. После того, как активная фаза поисков официально закончилась, волонтерские отряды «Белая Сова» и «Лиза Алерт» свернули свои штабы на улице Судостроителей. И на них обрушилась масса критики. Люди в соцсетях возмущались тому, что за две недели всю Лесобазу не проверить, да и сами поиски велись из рук вон плохо.

Два штаба, две карты

Больше всего горожан возмутил тот факт, что каждый отряд развернул на Лесобазе свой штаб и, по наблюдениям волонтеров, между собой координаторы штабов вообще не контактировали. Почему не было взаимодействия? Полагают, что каждый тянул одеяло на себя, стараясь найти Настю первым. Для чего? Чтобы прославиться? Смотреть на это со стороны рядовым волонтерам, которые приезжали на Лесобазу со всех районов города по зову сердца, было очень неприятно. Кстати, поисками 15-летнего Платона Белоусова также занимались «Белая Сова» и «Лиза Алерт» и точно также у каждого отряда был свой штаб, своя карта поисков.

Разыскивать Настю продолжают неравнодушные тюменцы. Они создали свой отряд, открыли группу в «ВКонтакте» — «Настя Муравьева. Поиски». Меньше чем за сутки в нее вошли более 1,2 тыс. человек. В активе отряда около 40 человек, каждый день выезжает на поиски от 5 до 10 из них.

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

«Мы поняли, что поисковая работа в большинстве случаев велась формально, — говорит тюменец Андрей Седень. — Мы отправились по тем же местам, где уже до нас проходили волонтеры, и мы находили засыпанные погреба, подземные ходы. Ранее их почему-то не могли обнаружить — просто посветили фонариком и пошли дальше. Мы же берем с собой лопаты и не ленимся. Поэтому и решили проверить все сами. Видим бугор на пустыре — копаем. Столько уже собачьих и кошачьих могил нашли. От одного из гаражей чувствовался сильный запах хлорки. Кто знает, может следы заметают. Обратились в полицию. Не подтвердилось — в гараже оказался склад с хлоркой».

Изучили все подвалы

Как пояснила волонтер и молодая мама Ирина Евсеева, они уже изучили все подвалы на Лесобазе, куда и днем-то страшно забираться. Знают, кто и когда там собирается. В основном это молодежь и дети, есть наркоманы. Хотя все подвалы должны быть закрыты. Молодая мама уверена, что активные поиски на местности должны продолжаться. «Считаю, что чужой беды не бывает, надо всем сплотиться и делать общее дело, — уверена Ирина Евсеева.

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

Специально для поисков безымянный волонтерский отряд приобрел на собственные средства небольшой квадрокоптер, а также подводную видеокамеру. Камеру взяли, чтобы своими силами обследовать пруд Чистый на Лесобазе. Оборудование уже проверили в деле: вода на дне хоть и мутная, но все, что вблизи от нее, можно хорошо рассмотреть.

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

По словам Андрея Седеня, они отредактировали листовку с ориентировкой Насти Муравьевой. Ранее сообщалось, что она вышла на улицу в желтой футболке и черных шортах, однако позже по видеозаписи с камеры наблюдения выяснилось, что девочка была в черной футболке и желтых шортах. Были и другие нестыковки.

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

«Всем сообщили, что в последний раз Настю видели в семь часов утра, когда она заходила в продуктовый магазин, — говорит Андрей Седень. — Этот момент зафиксировала видеокамера магазина. Но есть и другое видео, где камера зафиксировала ее во второй половине дня. Мы выяснили у местных жителей, что Настю видели на детской площадке в 16 часов. То есть, получается, что она пропала не утром. Мы также нашли очевидца, местную жительницу, которая видела, как Настя садилась в автомобиль возле школы. И это точно было не утром».

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

По словам ребят, странно и то, что просьба ко всем водителям, проезжавшим по Лесобазе 1 июля, предоставить записи с регистраторов, появилась лишь на третий день. За это время записи давно бы уже стерлись. В соцсетях кондуктор рейсового автобуса возмущалась по поводу того, что у них попросили записи с видеорегистратора только на второй день. Складывается ощущение, что ни у волонтеров, ни у полиции нет четких алгоритмов по поиску пропавших детей.

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

Как пояснила корреспонденту «Вслух.ру» руководитель поискового отряда «Белая Сова» Екатерина Смирнова, на самом деле у них есть заранее составленные инструкции, как действовать в случае пропажи человека.

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

«К сожалению, когда исчез Платон, все наши силы были задействованы на поисках Насти, поэтому подростка в лесу мы практически не искали, — говорит Екатерина Смирнова. — Была лишь небольшая группа от нас. Знаю, что всех организовывал Тимур Темуркаев, привлекались сотрудники МЧС, полиции, активно участвовали родственники Платона, местное население. Мы постоянно делились информацией с полицией. Мы не пиарим наш отряд, у нас нет спонсоров, конкуренция нам не нужна. Пропадает много людей, многих мы находим, в том числе детей. У нас большой опыт поисковой работы. Обучение проходим у сотрудников МЧС, каждый год проводим сборы, тренировки. Искать приходится в основном „бегунков“, про них мы вообще ничего не афишируем».

Готовы работать вместе

Екатерина Смирнова заверила, что во время поисков Насти их штаб фиксировал всю информацию и переносил ее на карту. Просто каждое утро заполнялась новая карта. Вся информация, поступавшая на горячую линию, незамедлительно передавалась сотрудникам полиции. «Открытый поиск — это всегда хаос. Сразу же появляется множество ясновидцев, которые уверены, где нужно искать, — говорит Екатерина Смирнова. — Пытаемся выяснить, откуда информация. Ответ: «Знакомый сказал» или «У меня мама экстрасенс». Екатерина Смирнова подтвердила, что их штаб и штаб «Лизы Алерт» находились в разных местах, совместные работу они не проводили. В то же время она подчеркнула, что всегда открыта к сотрудничеству со всеми заинтересованными сторонами.

Как оказалось, открыты для сотрудничества и в отряде «Лиза Алерт». Сейчас у них новый руководитель. Врио руководителя отряда Станислав Башмаков заверил корреспондента «Вслух.ру», что отныне у обоих отрядов на месте поисковых работ будет один штаб и одна карта. Вместе они пришли к единому соглашению. К ним также примкнул «Гуманитарный добровольческий корпус», который также занимался поисками Насти.

Поиски ведут неэффективно

«О какой эффективности поисков может идти речь? — задается вопросом в беседе с корреспондентом «Вслух.ру» руководитель общественной организации «За безопасное детство» Андрей Крамарский. — Я общался со многими волонтерами, искавшими Настю Муравьеву, люди не до конца понимали задачи, которые перед ними ставились. Их никто не инструктировал. Наша организация уже давно отошла от поиска детей на местности, но так получилось, что я приехал в район деревни Падерино, как раз в тот день, когда нашли Платона. Сначала ко мне обратилась близкая подруга мамы Платона, потом я общался с его дядей Сергеем. За день до обнаружения Платона я общался с Тимуром, решали вопрос по привлечению парапланеристов на законной основе. Тимур смог пробить разрешение на полеты в той зоне. Вообще, по моему мнению, Тимур — тот человек, который при поиске Платона сделал больше всех координаторов вместе взятых. Именно он привлек квадрациклистов. С их помощью и удалось найти Платона. Хочу отдать должное «Белой Сове», они хотя бы выразили благодарность ему на своей странице.

О необходимости использования профессиональных сообществ для поиска людей в лесу я говорил еще несколько лет назад. Охотники, рыбаки, владельцы вездеходной техники, парапланеристы уже подготовлены, экипированы, хорошо ориентируются на местности. Я сам звонил в приемную Госохотдепартамента Тюменской области, объяснил причину и попросил привлечь к поискам Платона охотников. Через 10 минут мне перезвонил специалист департамента и заверил, что они окажут любую помощь. Почему никто из поисковиков не сделал этого в первые дни? Почему к поискам Насти сразу в первые часы не привлекли таксистов Тюмени? Более пяти тысяч трезвых мобильных взрослых мужиков в городе в разы эффективнее любых пеших волонтеров именно в первые часы. Об этом я говорю уже не один год. Когда мы занимались поисками Ани Анисимовой в 2010 году, по каждой информации от поисковых групп мы писали справки для следственного комитета, передавали документы, которые до сих пор должны храниться в уголовном деле. Все это нужно перепроверять, пригодиться может любая мелочь. Сейчас же, как я узнал у участвующих в поисках, информация передается устно, ее никто не записывает. Никто и не требует записывать. Отсюда и хаос. Люди хотят помочь, а их не могут правильно организовать".

Карта на листе А4

Мы пообщались с Сергеем Соколовым и Тимуром Темуркаевым, принимавшими активное участие в поисках Платона Белоусова. Узнали, что они думают об организации поисковых работ. Сергей Соколов считает ее слабой.

Мнение эксперта: поиски Насти Муравьевой могли быть более эффективны

«В первую очередь сотрудники полиции отрабатывают версию убийства, — рассказывает Сергей Соколов, — и заводят уголовное дело. Значит, вся информация засекречивается. Волонтерам никто ничего не говорит. Организацией поисков занималась полиция. В первый же день приехал их представитель с картой формата А4. Видимо, распечатал на принтере. Ну это же несерьезно! К счастью, быстро сориентировались, взяли карту у лесников. Полицейских было 15 человек, из МЧС 35 человек, много гражданских, как правило неподготовленных — приходили в кроссовках. Тоже несерьезно. Огромную работу проделал Тимур Темуркаев. Он привлек мотоциклистов, квадроциклистов и даже болотоход. Уже когда нашли Платона, поняли, что пока мы его искали, он все время ходил по лесу, пытался выйти. Нужно было на всех развилках дорог оставить листовки: „Платон, выход там“ и стрелку нарисовать. Такие листовки нужно обязательно использовать в будущем. Не лишним будет и обучение сотрудников полиции поиску людей. Еще один важный момент — штаб должен работать круглосуточно. А у нас его на ночь сворачивали. Платон говорил, что слышал вой сирен пожарной машины, но это не помогло. Очевидно, нужно менять тактику».

Тимур Темуркаев не берется оценивать работу полиции, говорит, что в этом деле не специалист. У него много отзывчивых друзей. Тимур также благодарен и волонтерам. С их помощью удалось выстроить цепь в лесу длиной 2 км и полностью прочесать большой квадрат. В первый день пришли 74 человека, потом 150-170.

Проблему нужно решать на федеральном уровне

«Проблемы в организации поиска пропавших детей были всегда. Искренне верил, что за долгие годы система наладилась и стала более эффективной. Как показали недавние события, этого не произошло, — резюмирует Андрей Крамарский. — О проблеме надо говорить публично, а не кулуарно, как мне предлагали представители отрядов. Проблему нужно решать на федеральном уровне — в МВД и Следственном комитете. Необходимо разработать четкий регламент действия ответственных лиц. Нужно заключить соглашения между правоохранительными органами и профессиональными сообществами о привлечении их к поисковым работам».

От комментариев по поисковым работам и деятельности отрядов «Белая Сова» и «Лиза Алерт» в УМВД России по Тюменской области отказались и переадресовывали наши вопросы в региональное следственное управление следственного комитета, так как именно там возбуждались уголовные дела по факту пропажи Платона Белоусова и Насти Муравьевой.

Фото автора, Андрея Седеня и Тимура Темуркаева

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!