Dipol FM | 105,6 fm

Марина Солотова: У каждого учителя должна быть тревожная кнопка

«Самое главное, что я хочу сказать - в любой конфликтной ситуации в школе мы не должны сталкивать лбами родителей и учителей», - говорит педагог.

_Прокомментировать произошедшее в боровской школе мы попросили Марину Солотову, педагога, журналиста, руководителя медиашколы «Академия радости», автора недавно вышедшего учебника для родителей «Как стать ребенку другом, оставаясь его родителем»:_

— По поводу Боровского. С педагогической точки зрения сейчас комментировать случившееся там я не могу. Могу сказать только одно: это не проблема учителя или школы, это не проблема детей или их родителей — это системная проблема, на которую мы сейчас закрываем глаза. Это отсутствие психологической службы в школе, адекватной и конгруэнтной, скажем так, сегодняшнему времени.

У этого учителя, который так вот сорвался, хорошо бы спросить: а сколько часов дефектологии преподали ему в университете? Кто учил его работать с детьми, которые неадекватно себя ведут? Сколько часов посвящены этому направлению в наших вузах?

Мы как всегда — наши дети улетели на самолете, а мы кобылу кормим, чтобы за ними угнаться. То есть не успевает за реалиями времени сегодня прежде всего система. А виноватыми оказываются всегда либо учителя, либо родители. Получается, что главный заказчик образовательных услуг и главный их исполнитель всегда начинают сталкиваться лбами. Если посмотрим комментарии, либо плохой учитель, либо плохие родители. А о том, что виноваты те, кто ни родителей не просвещает, ни учителей, ни слова.

В каждой школе, на мой взгляд, у каждого учителя под столом должна быть тревожная кнопка. Он ее нажимает, и в класс заходит психолог, который знает, как правильно погасить конфликт, который уводит под белы руки из класса зачинщиков, а с остальными учитель продолжает работать. Только так, а не иначе.

Я однажды села и посчитала, сколько времени школьные психологи могут уделять таким детям. Взяла одну из больших школ, предположила, что десяти процентам из общего числа учеников требуется постоянное психологическое наблюдение, и разделила время работы двух психологов на количество этих детей. У меня получилось 7 минут в неделю на каждого ребенка. Это при условии, что психолог работает только с детьми. А это не так, потому что большую часть времени он посвящает всевозможным отчетам.

Тому, что произошло в боровской школе, оправдания с педагогической точки зрения по большому счету нет, потому что детей бить нельзя. Но в такой ситуации не учитель должен разбираться, а человек, которого научили работать с детьми с девиантным поведением правильно. Который знает, что их не бить надо, а по другому. Как по другому?

Самое главное, что я хочу сказать — в любой такой ситуации мы не должны сталкивать лбами родителей и учителей, мы не должны делиться на два лагеря. Родители и учителя должны объединяться и у системы спрашивать, что делается для того, чтобы таких ситуаций больше не было.

Хорошо, уволили этого учителя. Придет следующий, и эти дети тут же сделают то же самое, потому что они и его будут проверять на вшивость. Это системный сбой. Может быть, хотя бы через такие ситуации мы, наконец, обратим на него внимание.

Еще по теме:
============

Скандал с учителем ОБЖ: мнения чиновников, родителей и педагогов

Марина Солотова: Большинство проблем с детьми — от родительской безграмотности

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!