Dipol FM | 105,6 fm

Альмира Каримова: Фанерный завод — это бесконечный инвестпроект

Лес всегда под вопросом. В этом году мы с лесом простаивать не будем. Надеюсь, и дальше все будет хорошо.

_Тюменский фанерный завод — одно из старейших предприятий региона — завершает переезд на новую площадку, модернизирует производство и открывает новую котельную, которая в 2015 году обеспечит комбинат электроэнергией на 80% от потребностей. О том, чем сейчас живет завод, журналистам рассказала генеральный директор предприятия Альмира Каримова._

— Сегодня невозможно обойти тему санкций. Коснулись ли они вашего предприятия?

— На нашу сферу санкции не распространяются и, надеюсь, никогда распространяться не будут. Мы работаем и с американцами, и с европейцами. Наше предприятие сразу же ориентировалось на выпуск фанеры европейского формата (2500×1250 мм, 2440×1220 мм. — _Прим. ред._), это позволяет нам маневрировать на рынке, нивелируя колебания курсов валют, например. Вообще, мы около 60% продукции поставляем за границу: в страны СНГ, США, Чехию, Словакию, Турцию, Китай, Канаду, Францию, Италию.

— А остальные 40%?

— Реализуем на внутреннем рынке — нас знают по всей стране. А вот в Тюменской области спрос на большеформатную фанеру не сказать чтобы большой. Но и здесь продаем, конечно же.

— Вы открыли по сути новый завод. Старая площадка закрыта совсем?

— Да, старый фанерный комбинат закрыт полностью. Сейчас там разбирают оставшиеся цеха, часть оборудования мы перевозим сюда. Хотя, на этой площадке мы построили совершенно новое предприятие, оснащенное импортным дорогим оборудованием: итальянским, японским, финским, шведским.

— Переезжали на новую площадку за свой счет?

— Да, конечно. Но вот с лизингом оборудования в правительстве области нам помогли. Мы как инвесторы в экономику региона имеем право на господдержку.

- Что изменилось на новой площадке?

— В первую очередь, технология поменялась. Все оборудование постоянно совершенствуется, автоматизация на новых станках позволяет нам держать определенные размеры и толщину. Конечно, это создает нам определенные сложности в плане переучивания персонала, но я считаю, что молодежь (а ее у нас работает много) должна постоянно развиваться, получать новые знания и навыки, так что это не проблема. Еще из нового — запустили производство квадратной фанеры. Если старая площадка удачно продастся, то, возможно, приобретем еще какое-нибудь оборудование.

— Вы сказали, что у вас работает много молодых специалистов. Чем привлекаете из на завод?

— Если у молодого человека есть хоть какая-то управленческая жилка, мы стараемся продвигать его в мастера, в начальники смены. Конечно, не всех, но лучших продвигаем. А так, какого-то особого соцпакета у нас нет. Правда, вот строим столовую на новой площадке — у некоторых и того нет. Много у нас и тех, кто работает по три года. Вообще, мы стараемся сохранить традиции предприятия, совесть нашей эпохи (улыбается). Их мы будем передавать молодежи всегда.

— Сколько человек у вас трудится и какова средняя заработная плата на заводе?

— Около 700 человек. Средняя зарплата — 28 тысяч рублей.

— На какой объем планируете выйти в этом году?

— В прошлом мы выпустили 63 тысячи кубометров продукции. Причем, работали обе площадки. В этом будем стараться не опуститься ниже, но уже только на одной площадке. По ней прирост в таком случае составит 15%.

— С переездом на новую площадку инвестпроект можно считать завершенным?

— Вы знаете, наш завод — это бесконечный инвестпроект. Мы думали, что ничего не будем делать в это году. И что? Закрываем старый завод. Это, представьте, только оборудования сколько нужно вывезти. Здесь строим гараж, столовую, новую котельную, которая будет обеспечивать нас электричеством на 70—80% от наших потребностей за счет сжигания отходов производства. Для нашего предприятия это большой проект. В следующем году, видимо, будем заниматься очистными сооружениями. А там дальше будем думать.

— А старая котельная остается?

— Да, конечно. Она вырабатывает пар для обогрева помещений и производственных нужд. Просто, растет производство, растут отходы, их нужно перерабатывать — поэтому и решили строить новую котельную.

— А почему решили сжигать отходы, а не производить те же пеллеты, например?

— Мы даже съездили в этом году на выставку в Ганновер, посмотрели оборудование для производства пеллетов, брикетов и пр. Но все-таки остановились на производстве электроэнергии. Во-первых, она постоянно дорожает и для нас открывается путь к существенной экономии. Во-вторых, запуск нового производства — это большие вложения и проблема поиска новых рынков сбыта. В-третьих, в регионе уже есть производитель пеллетов «Загрос». Очень хорошая компания, кстати.

— Есть ли в регионе проблема с сырьем?

— Этот вопрос всегда стоит остро. В годы перестройки разорились все крупные лесозаготовительные предприятия и в Тюменской области, и в соседних регионах. Так что сейчас тюменский лес составляет только 25% от нужного нам объема сырья. Остальное возим из Курганской, Омской, Свердловской областей, Чувашии, Удмуртии. Конечно, производство растет — сырья нужно больше. Очень надеемся, что в этом году будут какие-то изменения в Лесном кодексе. Сейчас лес используют в основном нефтяники, может быть, и нам что-то перепадет. Но вообще-то лес всегда под вопросом. В этом году мы с лесом простаивать не будем. Надеюсь, и дальше все будет хорошо.

— Собственную лесозаготовку вы так и не создали?

— Мы не нашли руководителя этого направления. А без хорошего руководителя новое дело открывать нерентабельно. Да и тяжело тянуть сразу два проекта.

— Как у вас обстоит дело с экологией? Экологи донимают?

— Нагрузка на экологию сейчас минимальная, смолы ведь совершенно другие. Те фенольные смолы, которые мы используем, считаются за рубежом самыми экологичными. Что касается экологов — они нас любят (улыбается). Мы совершенно нормально относимся ко всем инспекциям и комиссиям, и к экологам, и к МЧС, и к санэпидстанции. Там работают профессиональные люди, и мы себя настраиваем на то, чтобы максимально выполнять их требования и рекомендации. Никогда и никому мы не предлагали ни листа фанеры — и для нас, и для надзорных органов это было бы унизительно. Так нас научили.

— Какие законы нужно было бы поменять, чтобы облегчить вашу работу?

— Мы прошли через такое время, когда нашей работе мешали все законы (смеется). Конечно, некоторые вещи мы понимаем раньше, чем правительство. Но мы никогда не пытались менять законы. Может быть, потому что у нас на это нет времени?

_Справка:_
_Каримова Альмира Исламовна, генеральный директор ООО «Тюменский фанерный завод». Всю жизнь посвятила производству фанеры. Начинала на Уфимском фанерном комбинате, где отработала пять лет. Затем, после окончания в 1975 году Московского лесотехнический института, пришла на Тюменский фанерный комбинат в должности инженера КИПиА. В 1991 году возглавила предприятие, и с тех пор, по ее словам, «испытывает все радости всевозможных кризисов и потрясений». В 2000 и 2001 годах стала победительницей регионального и всероссийского конкурсов «Женщина-директор года». В 2004 году стала лауреатом премии «Российский Национальный Олимп»._

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!
Последние новости
Нужны ли QR-коды для входа на крытые и уличные катки?
Нужны ли QR-коды для входа на крытые и уличные катки?
Посетить уличный каток можно и без QR-кода, однако есть условия.
Тюменские журналисты завоевали три первых места во всероссийском конкурсе
Тюменские журналисты завоевали три первых места во всероссийском конкурсе
ТВ-сюжет корреспондента телеканала «Тюменское время» Елены Сторожук стал лучшим в номинации "Выйти в плюс".
Путевка за комментарий. "Вечерний хэштег" предлагает тюменцам съездить на море
Путевка за комментарий. "Вечерний хэштег" предлагает тюменцам съездить на море
Победитель получит путевку на двоих с открытой датой.
В Оренбургской области в гибели на пожаре трех детей и матери подозревают их бабушку
В Оренбургской области в гибели на пожаре трех детей и матери подозревают их бабушку
Трагедия в Новотроицке случилась год назад  2 декабря. В загоревшемся доме находилась 29-летняя женщина и трое детей — от 2 до 6 лет.
С начала года почти на 30% подорожала топливозаправка в аэропортах России
С начала года почти на 30% подорожала топливозаправка в аэропортах России
В ноябре 2021 года средняя цена тонны авиакеросина составила 60,5 тысячи рублей.