Герои Тюмени: подвиг разведчика Николая Кузнецова : Общество : Вслух.ру : Новости Тюмень

Герои Тюмени: подвиг разведчика Николая Кузнецова

рубрика: Общество

Автор:

В год 75-летия Великой Победы «Вслух.ру» рассказывает о легендарных людях, судьбы которых связаны с Тюменской областью.


Разведчик Николай Кузнецов родом из соседней области, в Тюмени учился всего один год. Однако здесь его принимают как своего, бережно храня память и рассказывая о патриоте. Вот и в канун 75-летия Великой Победы Аграрный университет Северного Зауралья подготовил небольшую экспозицию в честь ученика, которая доступна всем желающим. Чем знаменит герой, память о котором увековечена в Тюмени?

Учеба в Тюмени

center

Николай Кузнецов родился 14 (27) июля 1911 г. в деревне Зырянке Пермской губернии (ныне Свердловская область). Рос в крестьянской семье, у него были старшие сёстры Агафья, Лидия и младшие братья Фёдор и Виктор. Сначала носил имя Никанор, а в 1931 году, когда женился, сменил его на Николай.

В 1926 году окончил Талицкую семилетнюю школу. После этого поступил на агрономическое отделение Тюменского сельскохозяйственного техникума. Учился в здании на ул. Республики, 7, которое само по себе легендарно.

В нынешнем корпусе аграрного университета учились писатель Михаил Пришвин, дипломат Леонид Красин, земледельцы Поликарп Прокофьев и Венедей Архипов. Здесь работал основатель тюменского краеведческого музея Иван Словцов. В годы Великой Отечественной войны на втором этаже хранилось тело Ленина.

Сохранилась выданная справка члена КПСС Николая Кузнецова, где сказано, что помимо учебы он нес общественную нагрузку.

center

Исключение и восстановление в комсомоле

В 1927 году продолжил учёбу в Талицком лесном техникуме, где стал самостоятельно изучать немецкий язык, в итоге овладел им в совершенстве. Имел незаурядные языковые способности: с течением времени изучил эсперанто, польский, коми и украинский языки. В 1929 году был обвинен в «белогвардейско-кулацком происхождении», исключён из комсомола и из техникума.

Весной 1930 года оказался в Кудымкаре и был принят на работу Коми-Пермяцким окружным земельным управлением на должность помощника таксатора по устройству лесов местного значения. Здесь его восстановили в комсомоле. Позже восстановился и в техникуме, но диплом защитить не разрешили — ограничились бумагой о прослушанных курсах.

Работая таксатором, Кузнецов обнаружил, что коллеги занимаются приписками, о чём сообщил в милицию. Суд приговорил расхитителей к срокам по 4-8 лет тюремного заключения, а Кузнецова — к году исправительных работ с удержанием 15% зарплаты (при этом его снова исключили из комсомола).

Летом 1932 года Кузнецов приехал в Свердловск, куда на постоянное жительство перебралась вся его семья, и успешно сдал приёмные экзамены на заочное отделение индустриального института. Учась в Уральском индустриальном институте, продолжал совершенствоваться в немецком. Одним из преподавателей немецкого у Кузнецова была Ольга Весёлкина - основательница и руководитель кафедры иностранных языков УГТУ-УПИ.

По неподтвержденным данным, с 1932 года Кузнецов стал агентом, в дальнейшем работая под псевдонимами «Кулик», «Ученый», «Колонист», «Пух».

С 1934 года он работал в Свердловске статистиком в тресте «Свердлес». Затем непродолжительное время чертёжником на Верх-Исетском заводе, а с мая 1935 года перешёл на «Уралмашзавод» расцеховщиком конструкторского бюро, где вёл оперативную разработку иностранных специалистов. В феврале 1936 уволен с завода «как прогульщик». В 1938 году арестован Свердловским областным управлением НКВД, провёл несколько месяцев в тюрьме.

Особый статус в органах госбезопасности

Весной 1938 года находился на территории Коми АССР, был в аппарате наркома НКВД Коми АССР Михаила Журавлёва, помогал как специалист по лесному делу. Журавлёв чуть позже позвонил в Москву начальнику отделения контрразведывательного управления ГУГБ НКВД СССР Леониду Райхману и предложил ему взять Кузнецова в центральный аппарат НКВД как особо одарённого агента.

Анкетные данные Кузнецова (судимость, исключение из комсомола) не располагали к приёму его в центральный аппарат. Однако сложная политическая обстановка в мире и необходимость получения оперативной информации об этой обстановке заставили начальника секретно-политического отдела Петра Федотова взять на себя ответственность и принять Кузнецова на работу. Николай получил особый статус в органах госбезопасности: особо засекреченный спецагент с окладом содержания по ставке кадрового оперуполномоченного центрального аппарата.

Кузнецову выдали паспорт советского образца на имя немца Рудольфа Вильгельмовича Шмидта. С 1938 года выполнял спецзадание по внедрению в дипломатическую среду Москвы — активно знакомился с иностранными дипломатами, посещал светские мероприятия, выходил на друзей и любовниц дипломатов. С самими дипломатами заключал сделки по покупке разных ценных товаров. Так, в частности, был завербован советник дипломатической миссии Чехословакии в Москве Гейза-Ладислав Крно.

Для работы с немецкой агентурой для Кузнецова была «слегендирована» профессия инженера-испытателя московского авиационного завода № 22. При его участии в квартире военно-морского атташе Германии в Москве фрегаттен-капитана Норберта Вильгельма Баумбаха был вскрыт сейф и пересняты секретные документы.

Также Кузнецов принимал непосредственное участие в перехватах дипломатической почты, когда дипкурьеры останавливались в гостиницах (в частности, в «Метрополе»), вошёл в окружение военного атташе Германии в Москве Эрнста Кёстринга, что позволило спецслужбам наладить прослушивание квартиры дипломата.

В тылу врага

5 июля 1941 года была сформирована «Особая группа при наркоме внутренних дел СССР», которую возглавил старший майор государственной безопасности Павел Анатольевич Судоплатов. В январе 1942 года данная группа преобразована в 4-е управление НКВД, а в неё зачислен Николай Кузнецов.

Теперь разведчику «слегендировали» биографию немецкого офицера, старшего лейтенанта (обер-лейтенанта) Пауля Вильгельма Зиберта. Поначалу его определили в Люфтваффе, но позже «перевели» в пехоту. Зимой 1942 года переведён в лагерь для немецких военнопленных в Красногорске, где осваивал порядки, быт и нравы армии Германии. Затем под фамилией Петров тренировался в прыжках с парашютом. По итогам всех испытаний решено было использовать Кузнецова в тылу врага по линии «Т» (террор).

Через несколько месяцев, весной 1942 года, Кузнецов под именем немецкого офицера Пауля Зиберта вел разведывательную деятельность в оккупированном немцами городе Ровно, передавая сведения в партизанский отряд. Ему удалось узнать о подготовке фашистами наступления на Курской дуге.

Около 16 месяцев (с октября 1942 года по весну 1944 года,) он находился в занятом гитлеровцами Ровно, постоянно расширяя число контактов. Общаясь с немцами, Николай Иванович, выдавал себя за немца. Кузнецов не просто изображал немца, он стал им, заставлял себя даже думать по-немецки.

Николай Иванович несколько раз пытался осуществить своё главное задание – физическое уничтожение рейхскомисcара Украины Эриха Коха (весна 1943 года).

16 ноября 1943 года Кузнецов провёл свою последнюю ликвидацию в Ровно – был убит глава юридического отдела Рейхскомиссариата обер-фюрер Альфред Функ.

Зимой 1944 года командир Кузнецов получил приказ отправляться вслед за отступающими немецкими войсками с остановкой во Львове. Вместе с Кузнецовым выехали разведчики Иван Белов и Ян Каминский. Во Львове он совершает ряд терактов – в частности, были ликвидированы шеф правительства дистрикта Галиция Отто Бауэр и начальник канцелярии правительства генерал-губернаторства доктор Генрих Шнайдер.

center

Гибель

Весной 1944 года ориентировки с описанием гауптмана имели многие немецкие патрули в городах Западной Украины. Кузнецов решает уйти из города, пробиться в партизанский отряд или выйти за линию фронта.

Дальнейшая судьба Кузнецова оставалась неясной в течение нескольких месяцев и до сих пор до конца не выяснена. Первичные и неточные обстоятельства смерти Кузнецова и товарищей известны из отчёта, который направил Генриху Мюллеру руководитель полиции и СД в Галиции Йозеф Витиска, который, в свою очередь, ссылался на представителей УПА.

Из отчёта следовало, что он погиб в марте 1944 года, и что так или иначе к этому делу причастны бандеровцы из Украинской повстанческой армии (УПА). Полная картина событий была восстановлена лишь 15 лет спустя в результате расследования и опроса непосредственных свидетелей. Было установлено, что погибли Кузнецов со спутником в селе Боратин Львовской области и похоронены в селе Мильче.

9 марта 1944 года, приблизившись к линии фронта, в селе Боратин Бродовского района группа Кузнецова натолкнулась на неизвестных им военнослужащих (как оказалось — бойцов УПА). Николай принял решение войти в село. Он посчитал, что если это красноармейцы (бандеровцы были в форме солдат СССР), то разведчики сумеют объясниться. А если войска УПА, Кузнецову и его спутникам нечего бояться (они были в немецкой форме). Но бандеровцы знали, что это разведчики, и намеревались взять Кузнецова живым. Он не сдался. В ходе перестрелки с бандеровцами Николай Кузнецов и его спутники Ян Каминский и Иван Белов были убиты. По одной из версий Кузнецов погиб, подорвав себя гранатой.

Возможное захоронение группы Кузнецова было обнаружено 17 сентября 1959 года в урочище Кутыки благодаря поисковой работе его боевого товарища Николая Струтинского. Струтинский добился перезахоронения предполагаемых останков Кузнецова во Львове на Холме Славы 27 июля 1960 года.

Память

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за исключительное мужество и храбрость при выполнении заданий командования Николай Иванович Кузнецов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

center

Николай Кузнецов был примером для многих поколений – и рядовых граждан, и других героев. Космонавт Юрий Гагарин писал: «О легендарных подвигах храброго партизанского разведчика Николая Кузнецова я узнал из книг «Это было под Ровно» и «Сильные духом». Образ народного мстителя всегда являлся для меня примером беззаветного служения своему народу, своей Родине».

В 1961 году, в связи с 50-летием со дня рождения Николая Кузнецова, на фасаде здания аграрного вуза была установлена мемориальная доска. В 1967 году у здания на ул. Республики, 7 установлен бюст разведчику.

Имя Николая Кузнецова носила пионерская организация школы № 37. Именем героя названа улица между улицами Марите Мельникайте и Алебашевской вдоль озера Алебашево. Решение было принято в 2018 году. Улица в центре Тюмени названа в честь революционера Афанасия Кузнецова.

center

Легендарному разведчику посвятили 16 книг, 6 фильмов, спектаклей, сериалов.

Использованы данные Аграрного университета Северного Зауралья, Википедии, краеведческого портала «Город Т». Фото: Вслух.ру, russian7.ru, gorod-t.info.

* Кстати, теперь у нас есть Telegram-канал.
Интересные истории, байки из редакции и авторские колонки. Подписывайтесь – @vsluh_ru*

Ещё по теме:

















Другие новости

31 марта 2020 г.

реклама