Участники «Голоса» Валентин и Анна Халембаковы из Тюмени: Главное - перестать париться : Интервью : Вслух.ру : Новости Тюмень

Участники «Голоса» Валентин и Анна Халембаковы из Тюмени: Главное - перестать париться

| Интервью

Валентин и Анна Халембаковы – музыкальная семья, которая «выросла» из нашего города, а несколько лет назад переехала в столицу.


Он пишет музыку и играет в рок-опере, она - вокальный тренер международного уровня. Вместе Аня и Валя – самодостаточный дуэт и преподаватели музыки в британской школе в Москве. Об английском музыкальном образовании, плюсах и минусах работы с супругом, а также о том, как на творческий путь повлияли поездка в Америку и участие в российском и болгарском шоу «Голос» - в нашем интервью.

На прошлой неделе рок-оперу «Юнона и Авось» показывали в Тюмени. Это приятно – возвращаться сюда с гастролями?

Валентин:

— Конечно, ведь в Тюмени мои родные и друзья. К моменту переезда в Москву я успел выступить здесь на всех возможных площадках, кроме филармонии и ДК “Нефтяника”. С театром Алексея Рыбникова я сыграл и на этих двух сценах. Нереализованная мечта сбылась!

Рок-опера – это лишь одно из направлений деятельности. Расскажите, чем занимаетесь ещё?

Анна:

— Наша основная работа – преподавание музыки детям в частной британской школе International School of Moscow. Как и во всех общеобразовательных школах Англии, главные предметы в ней – физкультура и музыка. У ребенка есть возможность поучиться играть на саксофоне, на скрипке, на трубе, на барабанах – каждый год предлагают новый инструмент. Мы с моими учениками на уроках поём, играем на детских барабанах, маракасах, учим ноты, теорию музыки. Валентин преподаёт гитару. Также у нас много музыкальных проектов.

Валентин:

— С коллегами по работе мы создали кавер-группу «Moscow international band». Состав действительно международный, болгарско-русско-английский. Бас-гистарист и клавишник у нас из Англии, на ударных играет известный московский барабанщик Фил Соха, Аня тюменская, у меня корни болгарские. Также я сессионный гитарист в группе «Pushking community». И ещё у меня есть сольный проект ValHal. Я пишу музыку, снимаю клипы, выпускаю синглы.

Больше времени и внимания уделяется авторской и коммерческой музыке?

Валентин:

— Фифти-фифти. Чтобы зарабатывать на своей музыке, нужно, чтобы о ней узнали, иначе кто ее будет покупать? А для этого нужны вложения. Поэтому я зарабатываю деньги на других проектах, чтобы вкладывать их в свою музыку.

Твой первый клип «Brown-eyed girl» снят в Нью-Йорке. Это, наверное, как раз большие вложения?

Валентин:

— Клип получилось снять благодаря Ане и её уверенности в том, что всё возможно. У меня такая мысль вообще никогда бы не появилась! Мы оба мечтали съездить в Америку. Воплотили эту мечту во время свадебного путешествия. Когда летели в самолёте, Аня сказала: «Тебе нужно снять клип в Нью-Йорке». Я сказал, что это нереально и сразу об этом забыл. А она по приезду давай искать возможности, спрашивать совета у знакомых. Друг подсказал полезный сайт. Там вводишь запрос – «хочу снять клип, бюджет такой-то» - и получаешь в ответ предложения. Среди прочих на наш запрос откликнулся молодой режиссёр Патрик Райан Моррис, который учился в Лос-Анжелесе, а в Нью-Йорке монтировал фильм. За такие бюджеты, какой предложили мы, он обычно не работает, но ему понравилась наша песня и захотелось отдохнуть от своего проекта. В результате мы сняли клип, я выпустил его в 2015 году.

Первый клип Валентина «Brown-eyed girl», снятый в Нью-Йорке

Почему вы мечтали об Америке?

Анна:

— У меня была мечта попасть к педагогу по вокалу Бретту Мэннингу. В колледже нас познакомила с его школой Марианна Ярославовна Вейсон. Валентин хотел поработать с Джейсоном Кетроном, это ученик Бретта Мэннинга. Мы записались к обоим преподавателям через сайт, составили план своего путешествия и поехали.

Валентин:

— Сначала мы были в Нью-Йорке. Посетили много крутых концертов на легендарных площадках. Побывали в джазовом клубе «Iridium» на Манхеттене, в концертном зале «Radio City Music Hall» на выступлении «Yes», слушали «Aerosmith» на огромном стадионе с видом на океан! Нас поразило, как играют и поют на Бродвее. В мюзикле, на который мы ходили, играл гитарист группы «Whitesnake» виртуоз Джоэл Хокстра. Играл просто невероятно! И этот высочайший уровень там – нормальный. Музыканты не кичатся тем, что круто играют. Просто по-другому играть нельзя.

Потом поехали в Нэшвилл к Аниному преподавателю. Тоже очень музыкальный город, много кантри, блюза, рок-н-ролла. Есть улица, тоже называется Бродвей, где в каждом баре играют нереально круто. Повсюду студии, где записывают кантри-хиты, везде висят золотые и платиновые диски. Затем побывали в Лос-Анжелесе, у моего преподавателя. Ярким впечатлением было также посещение парка развлечений Universal Studio.

Эта поездка просто перевернула моё сознание. Когда приезжаешь в страну, музыку которой ты слушал, это так подпитывает! Именно в Америке я почувствовал, что можно достичь всего, о чем мечтаешь. Всё реально. И там всё об этом кричит: ты можешь! Хочешь – делай. Американец не будет долго думать. У них ко всему отношение: «Почему бы и нет?!»

center

С Бреттом Мэннингом

А Москва даёт это ощущение больших возможностей?

Валентин:

— Насыщенность музыкальными событиями, их концентрация в Москве намного выше, чем в Тюмени. Здесь жизнь более спокойная, размеренная. Музыка и искусство для людей не главное. Главное – это холодильник. Если он пустой, ты не пойдёшь в оперный театр. А раз в Москве больше людей «с полным холодильником», то там гораздо больше развита и культурная жизнь. Люди чаще ходят в кино, на концерты. Соответственно, у музыканта больше шансов развиваться.

Как только я переехал в Москву, я сразу почувствовал, что нужно работать над собой. Если ничего не делать, то ничего и не будет, и это даже не про оплату аренды квартиры. Любому музыканту хочется заявить о себе в тусовке, не ударить в грязь лицом, доказать что-то себе и другим людям.

Тот уровень, которого ты достиг в Тюмени, позволяет не ударить в грязь лицом?

Валентин:

— Тюмень стала для меня очень хорошей стартовой площадкой! Возможность двигаться дальше дал именно культурный уровень нашего города, музыкальная тусовка, в которую я попал, когда решил заниматься музыкой. Здесь очень много талантливых музыкантов, многих знают в России. К примеру, питерские джазовые музыканты говорят: «У вас в Тюмени есть Андрей Злоян, нам туда лучше не соваться!»

Анна:

— А столица как показатель высокого уровня профессионализма – это стереотип. У нас он тоже был. На самом деле Москва такая большая, что в ней просто много всего: и высокого уровня, и низкого. Мне кажется, в Тюмени на квадратный метр даже больше профессионалов и талантов во всех сферах, чем в Москве!

Клип на песню «Sunshine» снимал тюменский видеограф Вадим Панфилов, ныне работающий в Москве

Два года назад вы участвовали в болгарском «Голосе». Давайте вспомним, как это было?

Валентин:

— Мы были на отдыхе в Болгарии и увидели объявление о кастинге. Аня предложила поучаствовать. Я уже пробовал пройти прослушивание во второй или третий сезон русского «Голоса», и мне не понравилось. Огромные очереди, в которых нужно стоять весь день, ни попить, ни поесть. На прослушивании атмосфера, как на суде. После четырёх часов в духоте у тебя пересыхает в горле, и тут тебя спрашивают: «Ну, что вы нам покажете?» Наверное, суровыми условиями организаторы просто отсекают всех непрофессионалов и слабонервных. В общем, участвовать я не хотел, но Аня настояла.

Анна:

— Да, Валентин же болгарин! Почему бы ему не попробовать принять участие в болгарском «Голосе»? Сама подала заявку за компанию, одобрили нас обоих.

Валентин:

— Всё оказалось легче, спокойнее, дружелюбнее, чем в России. Прослушивание проходит в клубе, претенденты разделены на группы по пять человек. Участникам предлагают кофе, чай.

Анна:

— Разговор начинают очень радушно: «Вы такие молодцы, что приехали к нам!» И сразу хорошо становится! Поёшь – тебе говорят: «Круто, вообще супер! А можешь еще что-нибудь подобное?» Думаешь: «Да, похоже, я действительно классно пою», - и начинаешь раскрываться.

Валентин:

— Мы оба попали на слепые прослушивания и получили колоссальный опыт! Люди, которые там выступают, уже прошли четыре-пять этапов отбора. Кто проходит дальше, процентов на 80 зависит не от способностей артиста, а от требований шоу. Ко мне никто не повернулся, а Аня дошла до «Поединков».

center

Сейчас, по прошествии времени, вы еще получаете какие-то бонусы от участия в проекте?

Валентин:

— Да, для многих людей такая строчка в биографии – показатель уровня музыканта, доказательство того, что ты чего-то стоишь. Мы этим пользуемся, указываем в афишах. Но самое главное – выступление Ани на «Голосе» раскрыло ее настоящие вокальные способности! Стрессовая атмосфера съемок, бурная реакция на то, что ко мне не повернулись, желание отыграться - пробили в ней портал! Все люди, которые круто поют, на самом деле просто уверены том, что они делают.

Анна:

— Я всю жизнь копалась в себе, выходила на сцену и переживала, что в ноту не попаду или еще что-то… А на «Голосе», во-первых, у меня поднялась самооценка (раз меня взяли, значит, я ничего!), а во-вторых, моя наставница Поли Генова очень мне помогла. Она подошла ко мне перед этапом «Поединки» и говорит: «Аня, ты что паришься? Ты профессионал, у тебя всё круто. Просто пой и всё». И я подумала: «А действительно, что я парюсь!» И с тех пор перестала. Перестала париться на сцене – и у меня стало лучше получаться. Я не боюсь делать ошибки. Иногда на репетициях Валентин спрашивает: «Почему здесь не так спела?» А я отвечаю: «I don’t care! Мне без разницы. Ну, не спела, и не спела». “Голос” меня психологически изменил.

Валентин и Анна на слепых прослушиваниях в проекте «Голос» в Болгарии

Валентин:

— К ней теперь вообще не подобраться (смеется)! Я, когда дома репетирую песни в полный голос, мне кажется, что соседи слышат мои косяки. Поэтому предпочитаю заниматься в студии, где меня никто не видит и не слышит. А Ане всё равно, слышит ее кто-то или нет. Этому мне стоит у нее поучиться.

Чему вы ещё друг у друга учитесь, чем дополняете друг друга?

Валентин:

— Мы оба выступаем педагогами друг для друга. Аня занимается со мной вокалом. Я учу ее играть на гитаре. А вместе мы очень самодостаточный дуэт. Кроме того, нам не надо ехать из двух точек на репетицию, чтобы сделать новую песню или поработать над партиями.

Анна:

— Да, например, я готовлю мясо на кухне, мне идея пришла – я сразу бегу к Валентину: «Вот эту песню надо!» Тут же попробовали. Очень удобно быть мужем и женой и вместе творить!

center

В завершение разговора давайте заглянем в далёкое будущее. Какое наследие вы хотите оставить после себя?

Валентин:

— В первую очередь – потомство. Конечно, я бы хотел, чтобы после меня осталась моя музыка, но дети, внуки – важнее всех музык и всех творчеств. И уже после этого, если людям будет интересно, они могут послушать наши песни. Кстати, совсем недавно мы стали родителями, у нас родился сын, Ян Халембаков. Ему уже два с половиной месяца!

Поздравляю вас! Пусть растёт здоровым и музыкальным, как родители! Спасибо за интересное интервью.

Фото из архива героев интервью

* Кстати, теперь у нас есть Telegram-канал.
Интересные истории, байки из редакции и авторские колонки. Подписывайтесь – @vsluh_ru*


Другие новости

19 марта 2020 г.

реклама
adverse.description
adverse.description
adverse.description
adverse.description