Премьера: «Маленькие женщины» обманули ожидания : Культура : Вслух.ру : Новости Тюмень

Премьера: «Маленькие женщины» обманули ожидания

рубрика: Культура

Автор:

Этот роман, особенно на Западе, очень известен, изучен до запятой, многажды поставлен и экранизирован.


Женщины с женщинами о женщинах в защиту женщин — новая версия «Маленьких женщин» из-под сценарного пера и режиссерского пульта трогательной и искренней Греты Гервиг, наконец, вышла на большие экраны в России, спустя почти два месяца после мировой премьеры. Сентиментальный роман писательницы Луизы Мэй Олкотт, наполненный любовью всех мастей и уровней, творчеством, поиском собственного пути, попал в нежные руки. У зрителей - полные карманы нежности. Задел на будущее жесткое время.

Бедная, но счастливая собственным бесплатным человеческим счастьем семья Марч живет обычной жизнью. Идет гражданская война, отец семейства священник, исполняя свой гражданский долг, отправился на фронт, его жена и четверо подрастающих дочерей справляются с трудностями, выпадающими на их долю, как могут. А еще веселятся, плачут, ссорятся, мирятся, влюбляются, страдают, однако в конце-концов находят свое счастье.

Этот роман, особенно на Западе, очень известен, изучен до запятой, многажды поставлен и экранизирован. Любители сентиментального «женского» кино без сомнения хорошо знают экранизацию 1994 года Джиллиан Армстронг с Вайноной Райдер и Сьюзан Сарандон. И Гервиг решается на эксперимент, перемешивая прошлое и настоящее семьи Марч в равных пропорциях, практически не указывая, в каком мы оказались времени, в прошлом или будущем, рассчитывая на внимательность зрителя.

Не первый раз классику опускают в миксер, чтобы выдать нам в условно новом виде.

Так было, к примеру, с тонкой, филигранной «Джен Эйр» 2011 года, где режиссер Кэри Фукунага начав с середины книги, постепенно высветил перед зрителем прошлое героини в череде вспышек-поспоминаний, настигавших девушку внезапно и очень правдоподобно, как удар школьной розги. Но, собственно, в «Маленьких женщинах» указки на сценарные прыжки и не требуется, потому что в смене времен, состояния героев и обстоятельств сохраняется логическая связь.

Из предыдущего фильма, снятого Гретой Гервиг, в «Маленьких женщин» перекочевали талантливые 24-летние одногодки, при этом уже опытнейшие актеры - исполнительница роли Джо Сирша Ронан и сыгравший Лори Тимоти Шаламе. В актерском касте их сопровождают и поддерживают Лора Дерн, сыгравшая Марми, Эмма Уотсон (Мэг), Флоренс Пью (Эми), Луи Гаррель (Фредерик Баэр) и бесценная Мэрил Стрип (тетушка Марч) в небольшой роли угасающей, но своенравной, ясно мыслящей и щедрой одинокой дамы, как и прочие, греющейся около семьи брата.

Яснее всего богатства бедной семьи священника, этот ненайденный философский камень виден, когда к ним впервые заявляется Лори, только что столкнувшийся с Джо на балу и привезший домой пострадавшую от неумеренных танцев Мэг. Едва они переступают порог, как все шесть женщин, включая сестер, мать и служанку Ханну, давно ставшую членом семьи, словно превращаются в единое целое. Они говорят хором, смеются, сыплют восклицаниями, усаживают пострадавшую в кресло, несут лед, чтобы приложить к больной лодыжке, и в конце концов усаживаются все вместе, словно не в силах друг от друга оторваться. К этому жаркому костру эмоций тянутся и сам Лори, и его дядя, нашедший в Бэт Марч близкую душу, и учитель Лори мистер Брук.

Хрестоматийная семейная идиллия показана режиссером без попытки давить слезу, просто и ясно, максимально естественным существованием артистов в кадре. Даже ужасная сцена, последовавшая после того, как обиженная Эми сжигает все написанное Джо, все равно заканчивается поцелуями и объятиями, в которых нет фальши, только большая потребность любить. Как и сцена, где Эми, наказанная за шарж на школьного учителя розгами, ревет навзрыд над своей окровавленной ладошкой, заканчивается сочувствием в тесном семейном кругу и решением бросить эту противную школу.

Больше всего удивляет Сирша Ронан, на холодном, красивом лице которой рождается настоящая буря эмоций, безудержный вихрь чувств, который по большей части и оживляет все и всех вокруг. Порывистая, свободная, взрывная Джо у Ронан ничего не делает напоказ. Наоборот, складывается впечатление, что она изо всех сил сдерживает свои порывы, чтобы разрушений вокруг было как можно меньше.

Роман Олкотт был опубликован в конце 60-х годов XIX века. Это может показаться странным, а может дать повод для шуток, но через полтора века повестка по большому счету та же: женщина-профессионал продолжает отстаивать свои позиции в мире мужчин. Но уже, конечно, с чуть большими успехами. Поглядела бы Джо Марч на премьер-министерш, президенток и прочих бизнесвуман в списках Форбс, порадовалась бы, не говоря уже о писательницах, срывающих джекпот читательской любви всех возрастов, полов, рас, политических и религиозных предпочтений, и соответствующий гонорар.

В фильме Гервиг феминистская повестка отрабатывается не только Джо, пишущей взрывные короткие рассказики на продажу, чтобы помочь семье.

О положении и возможностях женщины пространно и однозначно высказываются и Эми, и даже тетушка Марч. Но, кажется, женщины Гервиг не добавляют ничего нового к уже сказанному в многих других фильмах и книгах, выходящих в последнее время под флагом феминизма. Только усиливают хор. Это тоже важно, но интереснее попытка выйти из линейного повествования. И, судя по всему, режиссер делает это, не только меняя последовательность событий, но и вмешиваясь в условную реальность повествования.

Возможно, самая крепкая нить, на которую нанизано новое киноповествование, - это обретение некой творческой силы, способной преображать действительность, которую режиссер в конце красноречиво заслоняет рождающимся на наших глазах романом. Рассказанная история естественно перетекает сначала в разговор с прижимистым издателем, которого взяли измором его собственные «маленькие женщины» («Но в конце героиня должна выйти замуж!» - «Хорошо, я пойду на это...»), а потом и под обложку любовно изготавливаемой книги. То есть Гервиг нарушает не только линейность повествования, но и отменяет ее условную реальность. В этом смысле идиллия, показанная в финале, становится литературной виньеткой, не прожитой, а придуманной героиней в свойственной ей манере. А фильм становится романом, оставаясь фильмом. Финал его вдвойне условен. Но женщинам не привыкать обманывать чьи-то ожидания, чтобы стать теми, кем им всегда хотелось. Вот такой поворот.

Зачем смотреть

Чтобы проникнуться сентиментальным семейным счастьем, очищенным от сантиметов, и жаждой творческой самореализации, а еще оценить сюжетный лабиринт, выводящий прямиком на книжные страницы.

Кадр с сайта kinopoisk


Другие новости

3 февраля 2020 г.

реклама