От студгородка к кампусу: история общежитий с 1930-х годов до наших дней

Тюмень – один из крупных студенческих городов России. В шести вузах области обучается более 48 тыс. студентов. Поэтому и родилась идея создать крупный межвузовский кампус, который станет центром развития образования, науки и инноваций. Его построят на левом берегу Туры в заречной части города. Как подчеркнул губернатор региона Александр Моор, это не просто комфортное жилье для студентов и преподавателей, а общественное пространство для всех. Здесь могут быть технопарк, учебные лаборатории, сцена для культурных мероприятий, футбольное поле и другие объекты. По словам главы области, кампус станет новым драйвером роста для всего региона.

Если заглянуть в прошлое, то для первых тюменских студентов сегодняшний проект кампуса показался бы фантастикой. С чего же начиналась студенческая жизнь в Тюмени, об этом в нашем материале.

Первые общежития

В расчете на одного тюменца в 1930-е годы приходилось четыре квадратных метра жилой площади при санитарной норме в девять квадратных метров. Особенно сильно жилищный кризис бил по учебным заведениям. Квартир для преподавателей и общежитий для студентов хронически не хватало, а те, что имелись, для жилья часто были не пригодны.

«Комнаты, даже подвальные, не отапливаются, двери и окна без запоров, в комнате, заставленной 13 койками, живут 29 человек, помещаясь по двое и по трое на сдвинутых кроватях» - так в одной из газет описывается одно из общежитий медтехникума в начале учебного 1930 года. 

И это не частный случай. В таких условиях проживала большая часть студенчества. Сложным было не только предоставление жилья студентам одного из первых в городе агропедагогического института, но и выделение необходимых площадей для самого вуза. Тем не менее, решение местной властью было найдено. Агропединституту Тюменский горсовет передал здание на улице Луначарского, 2 - бывшее коммерческое училище купцов Колокольниковых.

Для преподавателей выделили квартиры на первом этаже бывшей городской гостиницы на улице Красина, студентов же, а в первый учебный год было принято 65 человек, расселили в здании Спасской церкви и в жилом доме на улице Хохрякова, 45.

В 1931 году в приказе директора института значится уже семь общежитий, расположенных по различным адресам. К этому времени общее число студентов вуза достигает 142 человек. Он жили в домах на улицах Луначарского, Ленина, Немцова, Дзержинского, Хохрякова.

Размещались общежития в зданиях, многие из которых находились вблизи учебного корпуса института в районе Затюменки. Частично общежития занимали общественные здания города. В приказах 1930-х годов среди общежитий упоминается здание на улице Республики, 32 – бывший комиссионный магазин и здание Ильинской церкви, а также здание военного присутствия на улице Володарского, 5.

В 1931 году вуз был реорганизован в агропедкомбинат, кроме института, в его состав вошли педтехникум и рабфак. В 1932 году в связи с выделением педтехникума в самостоятельное учебное заведение происходит и перераспределение общежитий. В выписке из приказа за 1935 год в числе общежитий института значатся уже восемь зданий. 

Любопытно, что в 1934-1935 учебном году правительством было отпущено 200 тыс. рублей на строительство общежитий. На эти средства построили два новых деревянных двухэтажных здания. В 1940 году в связи с ликвидацией рабфака его помещения передали на баланс Тюменского учительского института иностранных языков. В итоге вуз располагал десятью зданиями для проживания учащихся и сотрудников. Количество студентов к этому времени достигло 600 человек, а коллектив преподавателей увеличился до 40 человек.

Как отмечает историк, краевед Алена Животова в своем исследовании, посвященном студенческой жизни, судя по документам, в тот период места в общежитиях для студентов выделялись всем нуждающимся, и особенных проблем с расселением не было. Те, кому не хватило мест в общежитии, арендовали комнаты у частных хозяев. Деньги за аренду комнат студенты вуза получали в институте. Но с 1 марта 1939 года выдача денег студентам, живущим на частных квартирах, была прекращена. С этого момента, выплаты осуществлялись хозяевам жилья непосредственно по договору, который заключал с ними институт. 

Швейцар, уборщица и 4,5 кв. м на человека

В зависимости от размеров общежитий в них проживало от 20 до 100 человек и более. При распределении студентов руководствовались установленными нормами – 4,5 квадратных метра на человека, хотя были и нарушения: к примеру, вместо четырех в комнате селили по пять человек. 

«В соответствии с правилами внутреннего распорядка каждому проживающему в общежитии, как минимум, должны были предоставляться кровать с матрацем, подушка, стул, тумбочка или этажерка (одна на двух) стол с клеенкой (один на 4-х), настольные лампы (по одной на стол), шкаф для платья (на комнату). Доступ в общежитие для проживающих был открыт ежедневно с 6 часов утра до одного часу ночи», - комментирует Алена Животова.

Любопытный факт: за проживание в общежитии у студентов удерживали из стипендий сначала 10 процентов, потом 7 процентов денежных средств.

Для расселения заочников в период сессий под общежития арендовали ряд городских школ, где временно обустраивали для ночевки учебные аудитории. Интересно, что среди заочников было много женщин с маленькими детьми, в связи с чем вуз арендовал для них не только помещения для проживания, но и помогал получить места в яслях Тюмени. 

Жизнь в общагах того времени была, прямо скажем, не сахар. Не хватало кроватей, матрасов, подушек, тумбочек. Более того, по воспоминаниям одного из первых студентов вуза И. Тарасова, «вместо кроватей были топчаны, спали на мешках, набитых соломой». Возникали сложности с обеспечением питьевой водой, часто отсутствовал свет, а зимой - проблемы с отоплением (оно было печным).

В 1931 году в общежитиях вуза были отмечены случаи заболевания сыпным тифом. В связи с чем, администрация института приказала сделать «полную чистку» и организовать для проживающих студентов обязательный поход в баню. Для приезжающих в период карантина выделялась отдельная комната, их одежду обрабатывали, а сами они проходили обязательные банные процедуры.

Время от времени руководители вуза лично наносили визиты в общежития и выносили неутешительные резолюции. Вот одна из них: 

«Осмотренною мною общежитие по Республике №32 находится далеко не в удовлетворительном состоянии: в комнате грязь, внизу холодно и сыро, вода доставляется через день, уборные требуют ремонта, часть двора вблизи выхода по ночам превращаются в уборную и т.п».

Ежегодно в общежитиях института проходили строительные и ремонтные работы, ответственными за которые были заведующий хозяйством и комендант. Важно отметить, что комендант тогда отвечал не за одно, а за два-три общежития. 

Сроки строительства и ремонтных работ часто затягивались. В результате к началу учебного года помещения были не готовы принять жильцов. Об одном из таких случаев студенты вуза написали заметку в местную газету «Красное знамя».

«Институт к встрече нового приема студентов оказался не подготовленным. Общежития не отремонтированы, хотя, об окончании их ремонта горячо уверял завхоз и ему вторил директор института. В первый же день приезда новичков пошел дождь. Грязные потоки воды лили на стол, кровати – с потолка и стен», - сообщала газета.

В связи с тем, что общежития были деревянными, а отопление печным, случались пожары, которые тушили сами студенты и персонал. Интересный факт нашла Алена Животова в кадровых документах. Оказывается, в каждом из общежитий работали швейцары (официальная должность) и уборщицы, в их обязанность входило не только поддержание чистоты, проведение санитарной дезинфекции здания на предмет уничтожения вшей, переносчиков тифа, но и контроль над соблюдением внутреннего распорядка, заготовка и кипячение воды для студентов, а также отслеживание экономного использования электроэнергии.

Время от времени среди общежитий проводились конкурсы. Имелись красные уголки, в которых размещалось радио, оно впервые появилось в зданиях вуза в 1947 году. Также предлагались шахматы, шашки, свежие газеты и журналы, художественная литература и даже музыкальные инструменты.  

Нередко студентов выселяли. Причины стандартные - прогулы занятий, нарушение внутреннего распорядка (пьянки, драки), отчисление из института.

В общежитиях жили и преподаватели. Алена Животова приводит воспоминания заведующего учебной частью рабфака пединститута Павла Прокофьева и его дочери Лидии Павловны, проживавших по адресу ул. Телеграфная, 10 (позднее переименована в ул. Красина). 

«Мы жили на первом этаже деревянной части дома в двух комнатах: одна большая квадратная, светлая с двумя окнами, выходившими на улицу, другая – рядом с крыльцом – длинная, узкая, с одним окном, - вспоминала Лидия Павловна. - Угол этой комнаты зимой покрывался инеем. Печь топили из коридора, и тепла не хватало, чтобы обогреть обе комнаты. В одной было всегда прохладно. Здесь стоял большой обеденный стол с точеными ножками, покрытый клеенкой, черный шкаф для посуды, моя кроватка, детский столик, за занавеской – умывальник над тазом и кухонный столик с примусом и ведром для воды. Это было типичным интерьером для большинства комнат».

В годы войны

С началом Великой Отечественной войны в тыловую Тюмень эвакуировали более 20 предприятий, приехали сотни специалистов. Кроме того, город принял ряд учебных заведений. Было размещено 26 госпиталей. В результате численность населения города возросла почти в два раза. Все это требовало дополнительных площадей. А их не было.

В свете этих событий в первые дни войны здание учебного корпуса института, где размещалось и одно из общежитий, было передано госпиталю. Для вуза же определили небольшое здание бывшего Владимирского сиропитательного заведения на ул. Республики, 60.

Часть общежитий власти приказали отдать под госпитали и другие нужды города. Студентов переселяли в съемные квартиры. Однако уже весной 1942 года политика государства в этом вопросе изменилась. Вышло постановление, запрещающее отбирать учебные здания, общежития, инвентарь и оборудование.

В 1944 году пединститут решили разместить в зданиях, расположенных на улице Володарского, 6 и улице Семакова, 10. Оба эти здания для многих студентов тех лет стали не просто местом учебы, но и настоящим домом. Студенческое общежитие располагалось на первом этаже здания на улице Семакова, 10, а на втором этаже - квартиры преподавателей вуза. 

«Студентов было по одиннадцать человек в комнате. Кухня была общая у преподавателей и студентов. Но готовить было заведено на плитках, в своих комнатах. Общежитие было деревянным, топили печи. Но с дровами было трудно – рубили лавки, шкафы, столы и т.д. Однажды закрыли печку раньше, чем догорели до конца угли – чуть не угорели», - отмечала в воспоминаниях Надежда Комлева.

Война внесла свои изменения и в жизненный уклад преподавателей, проживавших в зданиях института. В город стали прибывать эвакуированные из Москвы, Ленинграда, Киева и других мест. Жильцов уплотнили: всех, у кого было две комнаты, оставили в одной.

Трудности послевоенного времени

В первый послевоенный год окна учебного здания Тюменского пединститута более чем наполовину были «застеклены» фанерой. Зимой, как правило, занимались в верхней одежде, так как в аудиториях было холодно. Иногда студентам и одеть было нечего. Не хватало даже валенок.

В 1946 году из фондов области пединституту выделили автомашину, некоторые материалы для ремонта, стекло, мануфактура для общежитий и физкультурный трикотаж. По различным предприятиям области был размещен заказ на мебель, которой не хватало, получено две квартиры для преподавателей, а весной 1947 года институту возвратили одно из общежитий. Но это лишь на 30% обеспечивало потребности вуза.

Вот как вспоминает о жизни в общежитии на ул. Семакова,10 в 1950-е годы Анна Барак (в девичестве Решетникова), выпускница историко- филологического факультета ТГПИ 1952 года:

«Под общежитие отвели большую аудиторию. В середине – длинный прямоугольный стол со стульями. Между кроватями тумбочки, под кроватями – чемоданы с небогатыми студенческими пожитками. У тех, кто жил недалеко и на выходные уезжал домой, там же мешки с картошкой с семейных огородов. Когда я на них смотрела, у меня начинало сосать под ложечкой: карточная система не была еще отменена, на рынке всё стоило дорого. Под одной крышей учебные заведения, общежитие, библиотека и читальный зал».

Анна Барак рассказала о страшной «достопримечательности» института – крысы, которых было не счесть. 

Во время лекций и семинаров грызуны съезжали с верхнего этажа по отопительным трубам.

«Как-то сильно простудившись, я лежала одна с высокой температурой. Напротив – «жизненное пространство» Клавы Сунгуровой с нашего факультета. Из дремоты меня вывел шум, будто орехи перекатывались. Две зверюшки вцепились зубами в Клавин мешок с картошкой и безуспешно тянули его каждая в свою сторону. Вновь пробудившись, я увидела, что на моём колене, слегка вдавившись в одеяло, сидела хвостатая тварь и пытливо рассматривала меня хитрыми глазами».

Вскоре крыс все-таки удалось победить. Но бедность еще долго была отличительной чертой жизни студентов. Об этих годах рассказал Иван Саморуков, выпускник факультета русского языка и литературы 1950 года, к.ф.н., доцент ТюмГУ, ветеран войны и труда.

«Жили небогато, впроголодь, - вспоминает он. - На студенческую комнату, в которой размещалась 15 парней, был один приличный костюм для «выхода в свет». Одни валенки, на лекции многие ходили в домашних тапочках. Здания института отапливались дровами. На их разгрузку из вагонов «бросали» нередко ночью нас, студентов, а днем оставалось обязательным посещение занятий. Жили бедно, но безысходного пессимизма не было и в помине: страна только, что одержала историческую победу над сильным врагом, и гражданское чувство гордости за наш народ помогало смотреть на житейские неурядицы как на временную суету сует».

По словам студентов тех лет, жили «коммуной». Создавали общую «кассу» (по 50 рублей), закупали продукты (вермишель, маргарин, сахар, печенье). Иногда картофель, лук, морковь кто-нибудь привозил из дому. Дежурный по комнате варил суп. Ужин – горячий, обед – холодный, завтрак – теплый. В итоге, к 1954 году тюменский пединститут располагал тремя общежитиями находящимися на улицах Хохрякова, 12, Казанской, 14 и Семакова, 10. Вскоре под общежитие передали здание на улице Семакова,18, среди тюменцев больше известное как «здание НКВД».

Воспоминания о жизни в этом общежитии в начале 1960-х годов сохранил выпускник физмата Валерий Дерябин:

«Общежитие было не только местом, где проходило основное после занятий время, но и настоящей колыбелью нашей дружбы. Жили весело и дружно, несмотря на скромную стипендию, могли организовать дни рождения, другие праздники. Были бедными материально, богаты духовно! Уже чувствовались дуновения оттепели начала шестидесятых. На вечерах читали стихи Вознесенского, Евтушенко, Рождественского, Ахмадулиной, из окон доносились песни Булата Окуджавы, исполняемые под гитару или из редких тогда еще магнитофонов. Жизнь и молодость брали свое». 

Отчасти проблема жилья для иногородних студентов решалась за счет найма жилья у населения. Вуз продолжал снимать квартиры у горожан. Другого выхода просто не было.

Десятилетие бурного развития

Бурное развитие высшего образования в Тюмени началось во второй половине ХХ века. В 1953 году в столице области действовало только одно высшее учебное заведение – Тюменский государственный педагогический институт. На трех его факультетах – историко-филологическом, физико-математическом и агробиологическом обучалось 1,3 тыс. студентов очного и заочного отделений.

В 1959 году открылся еще один вуз – Тюменский сельскохозяйственный институт. На два факультета (агрономический и зоотехнический) было набрано 400 студентов-первокурсников. Количество же студентов пединститута к этому времени составляло уже 2,4 тыс. человек.

В 1963 году начал свою работу медицинский, а в 1964 году – индустриальный институты. На первый курс мединститута в 1963 году было набрано 300 человек, а в 1964 году в вузе на единственном тогда лечебном факультете обучалось уже 600 студентов.

Первый курс студентов индустриального института состоял из 750 студентов, зачисленных на три факультета – нефтегазопромысловый, инженерный и вечерне-заочный. 

В педагогическом институте в 1964 году обучалось 2 тыс. 55 человек, а в сельскохозяйственном – 890. В целом, в 1964 году число студентов тюменских вузов достигло почти 4,5 тыс. человек.

По сути за одно десятилетие (с 1953 по 1964 годы) количество студентов в городе выросло практически в 3,5 раза.

Чтобы разместить такое количество молодых людей, желающих получить высшее образование, потребовалось построить сразу несколько общежитий, но появились они далеко не сразу.

ТюмГУ: от общежития коридорного типа до квартирного

В 1968 году первый вуз города построил общежитие на улице Мельникайте, 93А. В летнее время на строительстве работали студенты. О том, что из себя представляло новое по тем временам общежитие вспоминал выпускник исторического факультета В.А. Мякотин.

«На первом этаже располагались читальный зал, буфет, душевые комнаты и комната коменданта. На втором жили преподаватели. Все остальное занимали студенты. Классическая коридорная общага, с кухнями, туалетами в конце коридоров, с курилками на запасных лестницах между этажами».

В общежитии работал фельдшерский пункт, библиотека. Там же в библиотеке проходили танцы. В гости приходили студенты индустриального института.

Общежитие ТюмГУ по ул. Мельникайте, 93А

Здесь жили представители многих национальностей: осетины, чеченцы, украинцы, армяне, грузины. Один из них - студент экономического факультета Роберт Гуртской, брат певицы Дианы Гуртской. С 1978 по 1984 годы в общежитии жили студенты-монголы. Это первая большая делегация, отправленная на учебу в тюменский вуз из другой страны. 

В середине 1980-х годов было построено еще одно общежитие ТюмГУ – №4. Оно строилось вместе с новым зданием университета, предназначенным для студентов биологического факультета, расположенного в поселке Нефтяников, на улице Пирогова, 3 к. 1.

Своими воспоминаниями о том, чем была наполнена жизнь студентов общежития в эти годы, поделилась одна из выпускниц биофака Ольга Воронова. Общежитие было квартирного типа со всеми удобствами.

«В 1985 году я стала студенткой биологического факультета. В этом же году было начато заселение общежития на ул. Пирогова. При заселении в квартирах, куда нас распределяли, из мебели стояли только кровати и электрические плиты. Кроме этого, каждый из нас получил на себя матрас, подушку, одеяло и постельное бельё. Все... Ни стульев, ни тумбочек, ни столов, ничего больше не было. Все завозилось постепенно, в течение всего первого полугодия: тумбочки, столы, шкафы, очень хорошо помню, как мы их разгружали, потом собирали и разносили по комнатам. Так мы обживались». 

Почти 20 лет комендантом общежития работала Фаина Марьинских. Ей запомнилось неприятное соседство с цыганской диаспорой в поселке Нефтяников.

«Цыгане вламывались в общежитие, перелезая через окна внешнего фасада здания, воровали, дрались со студентами, отбирали у них деньги, хозяйственный инвентарь, били окна. Так что пришлось с ними воевать. Однажды мы поймали тех цыган, которые били окна, и вызвали милицию. И спасибо милиции, они заставили их платить, сумма была не большая, но цыганки пришли в университет, и оплатили стоимость побитых окон, с тех пор стало намного тише», - комментирует Фаина Марьинских. 

После одного из случаев комендант написала письмо в администрацию с просьбой пресечь цыганский беспредел. Вскоре поблизости установили милицейский пункт. Поставили прожектор. И безобразия прекратились.

Несмотря на трудности, о проживании в общежитии у студентов остались добрые воспоминания. Были незабываемые практики, культурные мероприятия, дружба, любовь. Общежитие для многих стало первой школой самостоятельной жизни.

Во второй половине 1980-х годов ТюмГУ открыло новое общежитие на улице Красина, 19. 

Общежитие ТюмГУ по ул. Комсомольской, 7

А В 2008 году распахнуло двери общежитие на улице Комсомольской, 7.

Студенты-медики: семеро в комнате, двухъярусные кровати и камыши

Открытие медицинского вуза было долгожданным и важным событием. В 1963 году впервые лечебный факультет нового вуза набрал 300 будущих врачей. Через год был открыт набор на фармацевтический факультет, приняли 50 человек, постепенно число фармацевтов выросло до двухсот.

Хранитель Музея ТюмГМУ Геннадий Шевелев, ветеран вуза, один из первых студентов-медиков

Хранитель Музея ТюмГМУ Геннадий Шевелев – живой свидетель истории. Он поступил в вуз в 1970 году и сам жил в первом общежитии.

«Материальная база вуза создавалась постепенно. Изначально общежития не было. Главный корпус вуза располагался в здании храма Симеона Богоприимца в центре города, - вспоминает Геннадий Шевелев. - Два новых учебных корпуса построили только в 1965-1966 годах. Первые студенты жили на квартирах в жилых домах на ул. Одесская, 61 и Одесская, 63, которые были выделены для сотрудников нового медицинского института». 

На одной площадке, в соседних квартирах жили и студенты, и преподаватели. Когда создавался мединститут, большинство сотрудников пригласили из других городов, поэтому и им было необходимо место для проживания. В 1970-х годах, по словам Шевелева, преподавателям стали выделять более благоустроенное жилье. Они переезжали в другие дома.

«В 1967 году было открыто первое общежитие на ул. Котовского, 56. Оно было рассчитано на 700 мест. Однако в нем проживало 1,5 тыс. студентов. Изначально комнаты были рассчитаны на 4 человека, но в них размещали по 7-8 человек. Кровати стояли металлические, двухъярусные. Условия у студентов были очень ограниченные. На этажах - кухни общие, располагались с одного конца здания и с другого. Также и санузлы. На каждом этаже находилось по 50 комнат», - рассказывает Геннадий Шевелев. 

Каждому студенту выделяли по кровати и тумбочке, письменных столов в комнатах не было. Занимались в специальных учебных комнатах, где стояли столы и стулья, письменные задания выполняли там.

В 1970-х годах, по информации Геннадия Шевелева, в вузе училось уже 1,8 тыс. студентов на лечебном факультете и около тысячи - на фармацевтическом. Из этих трех тысяч человек примерно 80 процентов нуждались в общежитии. Большинство приезжали из Тюменской и Курганской областей. Кроме того, ехали учиться из других республик Советского Союза. Много было студентов с Украины, из Грузии, Средней Азии.

«Вокруг общежития была болотистая местность, росли камыши. В 1970-е годы влажная почва под ногами покачивалась. В 1972 году привезли земли и отсыпали прилегающую территорию. Наши студенты помогали высаживать деревья, в том числе и те, которые сегодня украшают сквер имени Александра Моисеенко», - комментирует ветеран.

Для студентов в общежитии по выходным устраивали танцы, на первом этаже в холле включали музыку. Позднее танцплощадку перенесли в более комфортное место. Кроме того, уже в те годы в общежитиях были студенческие советы. За какие-то нарушения распорядка вызывали на этот совет, выносили предупреждения, беседовали. Если нарушители не исправлялись, могли и отчислить.

«Питались студенты самостоятельно, чаще готовили девушки. Для экономии средств и времени они по очереди варили на всех, кто проживал в комнате, - отмечает Геннадий Иванович. - А ребята чаще питались в столовой, которая открылась в вузе 1970-х годах. Также посещали кафе «Юность» на ул. Республики. Неподалеку работала столовая Научно-исследовательского института лесной и деревообрабатывающей промышленности, в ней также ели студенты-медики».

Стипендия была изначально 28 рублей, отличники получали по 35 рублей. С 1972 года стипендию увеличили до 35 рублей, а пятерочникам выплачивали порядка 43 рублей. В 1980-е годы стипендия была 40 рублей, а для отличников 50 рублей. Приходилось экономить.

«Уже при третьем ректоре мединститута Николае Федоровиче Жвавом материальная база вуза улучшилась. В 1982 году построено второе общежитие – новое девятиэтажное здание на ул. Мельникайте, 59. В нем комнаты были рассчитаны на трое и пятеро человек. На каждые четыре комнаты выделили кухню, душ и санузел. Также в жилом современном корпусе разместили учебные комнаты и библиотеку. Условия стали значительно лучше, чем ранее. Благодаря сдаче второго общежития, удалось разгрузить первое. В старом корпусе теперь жили по четверо в комнате», - рассказывает хранитель музея ТюмГМУ.  

Кстати, на строительстве здания работали сами студенты, возводили его при участии стройотрядов.

В 1980-е годы было построено еще два восьмиэтажных пансионата-общежития квартирного типа на улицах Одесская, 48 и Пржевальского, 23. В этих домах также жили и преподаватели, и студенты.

Общежитие ТюмГМУ по ул. Одесской, 48

Сегодня в общежитии №1 в комнатах проживает по трое студентов. Примечательно, что именно в этом историческом здании размещаются иностранцы, им удобнее добираться до учебных корпусов. Есть здравпункт, библиотека, спортивный зал, учебные комнаты. 

Кроме того, в университете заканчивают капитальный ремонт общежития №2, расположенного в студгородке. На строительных площадках идет монтаж фасада, покраска стен, проводятся коммуникации. Финансирует работы Министерство здравоохранения. Ход строительства курирует и. о. ректора Тюменского ГМУ Иван Петров.

«Главное, что появится после ремонта – комфорт. У студентов будут кухни, прачечные, оборудованные новыми стиральными машинами, спортзал, библиотека и аудитории для самоподготовки, - пояснил Иван Петров.  - Мы планируем также сделать перепланировку старых помещений и оборудовать дополнительные площади для деятельности студенческих молодежных объединений, это даст ребятам новые возможности для развития творчества, общественной работы и проектной деятельности».  

ТИУ – рекордсмен по общежитиям

Тюменский индустриальный институт, появившийся на базе учебно-консультационного пункта заочного факультета Уральского политехнического института, изначально не имел собственного помещения и располагался в здании машиностроительного техникума. После обнаружения в Западной Сибири залежей нефти, а затем и газа, остро встал вопрос о необходимости в регионе собственного технологического института.

4 декабря 1963 года в печати появилось постановление Совмина СССР, в котором говорилось об организации технического вуза в Тюмени. Строительство общежития индустриального института было начато в 1964 году и закончено в 1966 году. В его сооружении принимали участие стройотряды.

До того, как вселиться в общежитие, студенты института проживали в выделенных для них трех и двухэтажных домах. Затем общежития «индуса» появились на улице Киевской 50 и 52.

В 1968-1969 годах построили здание на улице Котовского, 52А, рассчитанное на 848 мест.
Здание снесено в 1999 году.

«Общежития были традиционно центром культурной, спортивной жизни вуза. Было всегда интересно, весело. Многие выпускники ТИУ, спустя 30 лет, дружат и общаются», - отметила руководитель студгородка Ксения Казначеева.

Сегодня Тюменский индустриальный институт имеет самую большую сеть общежитий для студентов и преподавателей. По словам Ксении Казначеевой, 13 общежитий вуза могут разместить 4,7 тыс. студентов. Проживают ребята по 2-3 человека в комнате. 

Сейчас получить место в общежитии ТИУ уже не проблема, стараются заселить всех желающих.

Студгородок Аграрного университета

Тюменский сельскохозяйственный институт в первые годы своей работы (1959-1960 годы) располагал тремя общежитиями. Как отмечает Дали Титова, одно из них располагалось на ул. Володарского, другое – на перекрестке ул. Володарского и ул. Красина, а третье - на углу ул. Герцена и Орджоникидзе.

В одном из общежитий по ул. Красина, побывал корреспондент «Тюменского комсомольца» в 1959 году и описал увиденное. По его словам, общежитие представляло собой «покосившийся двухэтажный домик», где помимо студенческих комнат располагалась еще и институтская голубятня. Комнаты совсем небольшие, хранить личные вещи было негде. «Костюмы и пальто валялись на кроватях. В чемоданах хранились вперемешку и книги, и хлеб, и картофель», - писал журналист. 

В общежитии на ул. Володарского и в 1964 году положение было ненамного лучше.

«Мы живем в общежитии уже четыре года. Всякое приходилось видеть, но то, что твориться у нас сейчас, не входит не в какие рамки», - жаловались студенты.

Молодежь не устраивало отсутствие в корпусе парового отопления, плохое снабжение дровами, отсутствие лампочек в коридорах, а отсюда и «пугающая темнота», нехватка веников и топоров».

Перед сельхозинститутом, практически с начала его существования, была поставлена задача «переехать из города на землю». В 1960 году в 10 километрах от Тюмени, в деревне Утяшево, начинается строительство учебного хозяйства. Возводятся здания коровника, телятника, птичника, а главное – студенческого общежития на 200 мест.

До завершения строительства студенты сельхоза проживали во временных постройках. Институт гордился тем, что все комнаты этих времянок радиофицированы, на прилегающей территории оборудованы волейбольная и баскетбольная площадки, открыт клуб. 

С другой стороны, очень маленькие комнаты, температура в помещении была почти такая же, как на улице, потому что все домики в огромных щелях, а топили студенты свои комнаты углем. Эту ситуацию наблюдал корреспондент «Тюменского комсомольца» в 1962 году. Он отмечал, что в это время уже был построен каменный корпус общежития. Нужно было только «прийти, вынести груды мусора, побелить, покрасить комнаты, вымыть окна и вселиться».

В итоге общежитие было открыто для первых жильцов только в 1968 году.

Сегодня студгородок аграрного университета, находящийся на Рощинском кольце, включает в себя три общежития для студентов и преподавателей. Рядом находятся учебные корпуса, а также большой спортивный комплекс, куда входят хоккейный корт, спортзалы, бассейн, стадион с лыжной базой. 

Поблизости столовые и буфеты, есть собственная пекарня. О таком первые студенты могли только мечтать.

От советской общаги к современному кампусу

Сделав экскурс в историю студенческой жизни, можно смело сказать, что условия учебы и проживания в прошлом столетии в Тюмени были не просто скромными и стесненными. Порой студенты находились на грани выживания. Но при этом их терпение, тяга к знаниям, любовь к жизни помогли справится со всеми трудностями.

Сегодня условия общежитий вполне комфортны, но вскоре будут еще лучше. Межвузовский кампус построят по международным стандартам, а каким именно он будет, решают сами студенты. 

Автор: Елена Кухальская
Фото: Екатерина Пономарева

Использованы материалы из дипломной работы студентки кафедры отечественной истории ТюмГУ Дали Титовой «Повседневная жизнь тюменских студентов в 1953-1964 годах», а также из рукописи научной работы Алены Животовой, посвященной истории студенческих общежитий Тюмени.

Архивные и современные фотографии предоставлены пресс-службами ТИУ, ТюмГМУ, Аграрного университета Северного Зауралья, Тюменской областной научной библиотекой имени Д.И. Менделеева, Библиотеки ТюмГУ.