Dipol FM | 105,6 fm

Каменск-Уральский: галопом по колокольной столице

Вокруг премилые достопримечательности: в розовом особнячке когда-то пекли пряники — сдобный сладкий дух разносился над городом каждую ночь, чуть подальше зеленое здание — школа для мальчиков, чуть ли не первая в городе, напротив — дом «красна солнышка» - врача, прозванного так за доброту и отзывчивость.

Какой еще город может похвастаться тем, что, как Москва и Рим, расположен на семи холмах? Где на Урале отливают благозвучные «пятковские» колокола? Как небольшой город с населением около 200 тысяч человек мог растянуться на сорок километров? Ответ один — это Каменск-Уральский, некрупный промышленный городок в ста километрах от Екатеринбурга на восток, его еще называют промышленной столицей Урала.

По дороге в Екатеринбург этот городок почти не замечаешь: скромные улочки, неброские окраины. Нужно было отправиться туда с туристической экскурсией, чтобы еще раз убедиться, что самые простые вещи обещают порой удивительные открытия и новый уникальный опыт. В такую пробную поездку, с прицелом побывать на фестивале колокольного звона, ваша покорная слуга отправилась с тюменской турфирмой «Любимый город». Девушки, организовавшие поездку, сами не так давно сгоняли на разведку и поняли: есть что показать.

Город из числа тех уникальных мест в России, где в историческом центре сохранилась патриархальная простота и скромность, а легкая неухоженность, для меня, например, так это плюс. Там острее ощущаешь время, что ли, видишь следы, которые оно естественным образом оставляет на стенах старинных домов, ухоженных, но не блистающих, как престарелая артистка, свежей краской на раритетном фасаде.

На соборной площади города в уютной зеленой тени напротив храма притаилось невысокое здание конторы чугунолитейного завода, здесь появившегося в незапамятные времена (Каменск основан в 1701 году) — с изящной ротондой под круглым куполом и невысоким шпилем — все сообразно окружающему ландшафту и невысокой старинной застройке. А рядом невысокое, но длинное, необычной формы здание с колоннадой.

— Дворянское собрание? — гадали тюменцы.

— Склад готовой продукции завода! — отвечала, довольная произведенным эффектом местный экскурсовод.

Вокруг премилые достопримечательности: в розовом особнячке когда-то пекли пряники — сдобный сладкий дух разносился над городом каждую ночь, чуть подальше зеленое здание — школа для мальчиков, чуть ли не первая в городе, напротив — дом «красна солнышка» — врача, прозванного так за доброту и отзывчивость, расстрелянного по доносу при советской власти. Храм, выкрашенный желтой краской, продолжают восстанавливать. Из густой зеленой шапки соседнего холма за речкой Каменкой торчит скромная белая церковь. Около шести вечера, суббота, на площади — редкие прохожие и мы — небольшая группа тюменцев — млеем от умиления.

Млеем еще и потому, что только что побывали на колокольном заводике «Пятков и К», покрутились по горячему цеху (вчера была заливка), побрякали по готовым новеньким блестящим колоколам, посчитали, сколько секунд те звучат после удара (качественные — не меньше шести секунд). Следом завернули на колокольню соседней Покровской церкви на мастер-класс, где звонарь Петр, кратко и веско отзвонив сам, позволил нам подергать робко и бессильно могучие языки басовитого гиганта и паутину веревок, объединяющих малые колокола. Путь наверх, на заветную звонницу, — та еще узкая праведная дорожка. Колокольня вроде и невысокая, но пока поднялись по узеньким винтовым металлическим и простым деревянным лесенкам наверх, почувствовали себя акробатами. Верхотура такая — голова кружится, за перила судорожно цепляешься, а они подаются, дрожат. Но ничего, влезли.

За колокол брались самые любопытные: звук разносится на всю огругу, словом ответственность огромная, а тут ты стоишь, в лад не попадаешь. Но ничего, позвенели. Звук тугой, неподатливый, рассыпается. По сравнению со звоном Петра — какофония страшная. Сам звонарь — скромный. Говорит, учился звонить лет пять здесь же, в Покровской церкви. Подбадривал случайных учениц: сильнее раскачивайте, — это когда дело дошло до несговорчивого благовеста. Толком, конечно, учиться не стали, все потрогали, пощелкали фотоаппаратами, подышали на блестящие близкие купола, и помчались дальше, опаздывая на экскурсию по городу и фестиваль.

Звон колоколов — один из тех звуков, которые практически всегда имеют значение. Даже коровка на лугу, мерно брякая колокольчиком на шее, и то сообщает разомлевшему в полуденной дреме пастуху: вот она я — жива, здорова, на месте. Дверной колокольчик, набатный колокол, колокола в храме, колокольный звон по праздникам и в будни, школьный колокольчик 1 сентября, — нет такого, чтобы кто-то просто звонил в колокол, ничего при этом не имея сказать, ничего не вкладывая в этот звук. Наверное, поэтому колокольный звон слушаешь с особенным вниманием, как будто ждешь сообщения, а может и благой вести.

Фестиваль колокольного звона в Каменске-Уральском не получалось воспринимать отвлеченно, как обычный музыкальный форум, тем более, что исполнялись в основном церковные звоны: архангельских храмов, московских, ростовских, каменских. По контрасту — в концерте принимала участие фолк-группа «Солнцеворот», чья музыка круто разворачивала слушателей и уводила от православной духовной традиции к языческим пляскам. Среди зрителей нет-нет, да и попадалась бойко приплясывающая бабушка. Некоторым песням этой известной и в Тюмени группы из Екатеринбурга аккомпанировали звонари, еще крепче смешивая традиции исполнения и показывая все многообразие исполнения с помощью такого солидного инструмента, как колокол.

С колокольным фестивалем в программе соседствовали и рокеры — Ольга Кормухина и группа «Парк Горького». Опять же по контрасту — гала-концерт фестиваля проходил на обширной площади Ленинского комсомола в центре города, под оком самого Ильича, глядящего на все происходящее с нестареющего мозаичного панно, на звоннице часовни Александра Невского и перед ней. Уж если где и было искать эклектики в этот вечер, то здесь.

Между тем до основного — колокольного церковного звона — докопаться было не просто. Вот он, звучит над площадью, а ты постоянно отвлекаешься на лица зрителей: зачем они пришли, что ищут? Одни суетятся, возятся, болтают, рассматривают людей в пестрой толпе, воздушные шарики, то и дело «сбегающие» от детей, да разномастных псов, крутящихся возле хозяев, зашедших послушать музыку. Другие блаженно закрыли глаза — внимают. Тут другого слова и не подберешь. Впечатлила меня одна женщина, которая так и стояла, закрыв глаза и не шевелясь, не отвлекаясь ни на что. И почти видно было, что нужный — тот значительный, благовестный — звук заливается ей в уши, а вся суета, как шелуха, летит прочь по ветру. Хорошее у нее было лицо.

В нынешнем восьмом по счету фестивале принимали участие девять известных российских мастеров колокольного звона, в их числе известный московский женский ансамбль «Колокола России» и звонарь-виртуоз из Архангельска Владимир Петровский — завсегдатай и постоянный почетный гость фестиваля.

Весь этот день показался каким-то набегом: не успевали остановиться и прислушаться к себе: как отзывается эта старина, красота. И умчались также, едва дождавшись финального аккорда фестиваля. Добрались до Тюмени за полночь, потратив на все путешествие 16 часов: на Республике в районе технопарка гудят горожане, впереди еще целый выходной. Наверняка так же было и в Каменске, в котором наступал День города.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!