Dipol FM | 105,6 fm

50 дней на «Егерях» за Полярным кругом

Участники экспедиции "Северная земля" на двух грузовиках покорили мыс Челюскин.

Придя в себя и осмыслив пережитое, участники экспедиции «Северная Земля» рассказали о том, как они штурмовали арктическую пустыню на двух стандартных грузовиках ГАЗ-33081 «Егерь». Встреча с командой отважных путешественников проходила в помещении ассоциации воинов-десантников в минувшее воскресенье. Зал был полон. Среди собравшихся воспитанники военно-патриотических клубов, ветераны-десантники, друзья пилотов-экстремалов. Путешественники показали более двухсот фотографий, несколько видеосюжетов о том, где, как и в каких условиях проходила крайне рискованная экспедиция. Среди первых слушателей был корреспондент «Вслух.ру».

Дополняя друг друга, руководитель экспедиции Александр Еликов и тюменец Дмитрий Кулик, рассказали эту историю от начала до конца. Им слово.

Проезд по зимнику стоит 36 тысяч рублей

«В общей сложности за Полярным кругом мы провели 50 дней, более того мы ушли на Север от Полярного круга, примерно, на тысячу километров, — начал свое повествование Александр. — От Тюмени до Нового Уренгоя доехали без особых проблем. дальше по зимникам. Самые положительные воспоминания на пути в Норильск остались от Ванкорского зимника. Это отличная дорога. Ее постоянно заливали водой. Когда мы проезжали, как раз на зимнике шел „ямочный“ ремонт. На пути от Уренгоя до Норильска насчитали насчитали 5 постов с вооруженной охраной. Спасибо Анатолию Пусеву (заместителю председателя Всероссийского союза общественных объединений десантных войск „Союз десантников России“ по Уральскому федеральному округу), он помог нам заранее оформить пропуска. Просто так по этой дороге не проехать. Нам прямо говорили, что праздношатающемуся люду здесь делать нечего. С удивлением узнали, что через пятый пост проезд платный. Проезд одной машины стоит 36 тысяч рублей. Конечно, платить мы не стали. Увидели рядом объезд, благо в тундре было мало снега, ехали вдоль зимника, который, надо сказать, практически никто не чистил. Добрались до Тухтара. Увидели ненецкое стойбище. Ненцы — одни из тех северных народностей, которые сохранили свою самобытность: пожалуй, они единственные ходят в национальной одежде и ездят на нартах, как и их предки. Все остальные пересели на снегоходы. Из благ цивилизации у ненцев разве что мобильные телефоны — связи хоть и нет, но слушают музыку, периодически заезжают в поселок, чтобы зарядить мобильник. За Тухтаром дороги нет».

Дальше полярникам пришлось продвигаться по льду Енисея. Старались держаться ближе к берегу, потому что по реке на Дудинку периодически ходит ледоход и в фарватере лед тонкий — можно провалиться в любой момент. Эта мысль все время не давала покоя. За окнами машин мороз, а ветра такие, что весь снег со льда сдувает.

«Кабины автомобилей были полностью разобраны, утеплены, мы сделали двойное остекление, проклеили стекла двусторонним скотчем, тем не менее двери кабины изнутри покрывались инеем, — отметил Александр. — На улицу можно было выходить только в маске. На пути в Хатангу, на реке Хете, пришлось заменить первое колесо. Тогда еще мы не знали, что за время экспедиции их будет двадцать!»

Бутылка газировки в Хатанге стоит 490 рублей

Хатанга встретила гостеприимством. Местные жители оказались очень доброжелательными и … невозмутимыми. Никто даже не удивился, что путешественники направляются в такую даль — на мыс Челюскин. По их понятиям — это где-то рядом. Хотя до самой крайней материковой точки Евразии больше тысячи километров полного бездорожья. Ехать можно только по рекам и по морю. Узнали, что последний раз колесная и вездеходная техника из Хатанги на мыс Челюскин ходила в начале 90-х годов прошлого века. Прикинули, что придется проехать 1200 км и посчитали, что 3,5 тонн солярки для достаточно экономичных «газонов» вполне было достаточно. В Хатанге удивили цены на дизтопливо. Цена за литр обычной солярки — 75 рублей. Бутылка «кока-колы» стоит 490 рублей, мешок цемента — 2 тысячи рублей, лист фанеры — 1700 рублей.

Очередной взятый рубеж — самое северное озеро в мире, озеро Таймыр.

«Надо сказать, что на севере доехать до самых отдаленных селений можно лишь благодаря стечению многих обстоятельств, — подчеркнул Александр. — По сути арктический север — это суперлотерея, и мы ее выиграли! Неизвестно, сколько долго мы бы ехали по заснеженным каньонам и буграм в поисках более подходящего места для проезда машин, если бы не эти мощные четырехосные «Камазы"-топливовозы, которые незадолго до нас направились в сторону озера Таймыр. Шли по их следу, по едва заметной бровке. Иначе мы бы долго плутали по снежным барханам, где не смолкают метели. В Хатанге нас предупреждали, что у них погода, как на полюсе холода Оймяконе температура минус 50 — 60 градусов считается нормальной. А дальше на север простирается даже не тундра, а единственная на материке арктическая пустыня. И ветра там морские, а морозы — хатангские».

«Любовались природой»

Такие мощные ветра делают из снега причудливые фигуры «дельфинчиков», забавных зверюшек, которыми дивились путешественники. Снег мелкий-мелкий. Ветер спрессовывает его до прочного монолита, который местами даже выдерживает вес грузовых машин, а где-то наоборот проваливается и не дает двигаться дальше. Спрессованный снег приходится крошить, пилить ножовкой, утаптывать ногами, чтобы по нему можно было хоть как-то проехать. Практически до нуля понижали давление в шинах. Вот тогда-то и начались проблемы с колесами. Покрышки постоянно проворачивало.

Запомнится надолго путникам-экстремалам переход по горной реке Таймыра. Ехали по руслу реки вдоль заснеженных скал в виде неприступных стен, красивых замков и высоких башен. Такой красивой и первозданной природы, пожалуй, больше нет нигде. Удивила и сама река. Лед на Таймыре застыл не ровно, а волнами, порой опускавшихся и поднимавшихся под углом 45 градусов. Такие провалы во льду не укладывались в голове.

«Река Нижняя Таймыра была одним из самых уникальных мест на нашем пути, — пояснил Дмитрий Кулик. — И одним из самых опасных. Не редко приходилось выезжать на берег. Во время метелей видимость снижалась до нуля. Едешь вперед практически на ощупь, а где-то впереди тебя — обрыв. В таких случаях приходилось возвращаться назад и искать себе другой путь. На полпути между озером Таймыр и мысом Челюскин на одной из машин ломается коробка передач, и мы оказались перед выбором — возвращаться назад для ремонта или двигаться дальше, буксируя сломанную машину на жесткой сцепке».

«Это Север. Здесь вас никто не бросит!»

«В Хатанге мы познакомились Юрием Ждановым, можно сказать, что он главный вертолетчик Таймыра, — продолжил Александр. — Узнав, куда мы собираемся ехать, он нам посоветовал сходить в церковь поставить свечки за здравие. Причем сказал он это нам вполне серьезно. Мы так и сделали, думаю, что не зря. Так вот, когда у нас сломалась коробка, позвонили ему — без какой-либо надежды. Он даже не дал нам договорить: „Ребята — это Север. Никто вас не бросит!“ Как оказалось, как раз через неделю он должен был лететь на архипелаг Северная Земля, на остров Большевик, где ведется разведка золота. Намечалось несколько рейсов. Еще одна удача! Юрий нам советовал как можно быстрее найти коробку и отправить ее самолетом в Хатангу. Сразу дал понять, что никаких денег ему не надо. Нам лишь нужно было подъехать как можно ближе к маршруту полета, чтобы вертолет не отклонялся от своего курса. Шутка сказать — один полетный час вертолета на Севере стоит 150 тысяч рублей. Ехали на жесткой сцепке по льду моря. Путь по льду моря оказался гораздо сложнее, чем можно себе представить. Ровная поверхность льда прерывается вздыбленными ледяными глыбами — торосами. Где-то приходилось прорубать себе путь ломами и лопатами, где-то искать пути объезда. С опаской проходили мыс Оскара, где, как предупреждали в Хатанге, очень сильные течения и тонкий лед. Сильно рисковали, так как две машины шли практически вплотную друг к другу. Старались ехать как можно ближе к берегу».

Таймырские овцебыки встретили дружелюбно

На берегу Таймыра путешественники впервые встретились с овцебыками, которых завезли сюда из Канады и они успешно прижились.

«Овцебыки оказались непугаными, сначала они было бросились бежать, но потом остановились, выстроились шеренгой и долго смотрели на нас, — рассказал Дмитрий. — Мех у них густой и длинный, до 1,5 метров. Когда овцебык бежит, его шкура колышется во все стороны. Завораживающее зрелище».

С каждым днем проход сквозь торосы на жесткой сцепке становился все труднее. В последний день прошли всего 12 км, хотя ехали от рассвета до заката 16 часов. После этого поняли, что дальше так ехать невозможно и придется ждать подарка с неба на этом месте. Как и обещал, Юрий Жданов «подбросил» новую коробку. После того как ее установили, полдня не могли запустить мотор. Вернуть к жизни машину удалось лишь с большим трудом и лишь после того, как полярники выстроили перед кабиной стену из снега для защиты от ветра.

Миражи на горизонте

Был момент, когда, продвигаясь по морю, путешественники увидели на горизонте острова, которых не было ни на одной карте. Долго не могли понять откуда они взялись, пока не поняли, что это … мираж. Были и другие странности. К примеру, не посвященному очень сложно понять, как «долетает» радиосигнал от такси в Воронеже до Карского моря? А ведь было и такое. Говорят, что сигнал отражается от спутника.

16 марта добрались до полярной станции на мысе Челюскин. И хотя она была с моря видна на горизонте, еще целый день понадобился для того, чтобы до нее добраться — настолько тяжело было пробиваться сквозь торосы. Взяв штурмом мыс, путешественники установили на нем Стеллу с указателями городов. Одна из табличек, благодаря Дмитрию Кулику, смотрит в сторону Тюмени. От штурма очередной высоты — архипелага Северная земля — пришлось отказаться. Отъехали от берега в сторону островов на 20 км, дойдя до 78-й параллели, где штурман Алексей Веретенин решил … искупаться.

Арктика не хотела отпускать

Обратный путь оказался еще сложнее. Думали пройти по старому следу, по уже пробитым тоннелям, но за те несколько дней, что путешественники провели на полярной станции из-за непогоды и шторма произошла подвижка ледяных плит, которые подняли невесть откуда еще более неприступные торосы.

«Было очень странно видеть, когда оставленные нами следы уходят вертикально вверх, — вспомнил Александр. — Торосы оказались еще выше, порой мы просто натыкались на неприступные стены. Не редки были провалы машин между плит. Одну из них чуть не утопили. Пришлось полностью ее разгружать, сливать с баков всю соляркой. Только после этого мы смогли ее вытащить грузовик обратно на лед. На вызволение машины из плена ушел практически весь день.

Опасаясь, что зимники могут быть уже закрыты либо опять возникнут проблемы с проездом через посты, участники экспедиции «Северная Земля» решили добираться от Хатанги до Тюмени через Якутию. Шли по реке Анабар, видели самые большие в мире воронки, где добывают алмазы — кимберлитовые трубки и на себе испытали все тяготы дальнобойщиков, которым приходится колесить по самому суровому в России Усть-Кутскому тысячекилометровому зимнику со скользкими подъемами и спусками, невероятно узкими дорогами, на которых очень сложно разъехаться двум грузовикам.

Этот кошмар уже позади, однако команда отважных полярников уже планирует очередную экспедицию на север. Более подробно о результатах уникального тест-драйва российских «Егерей» мы расскажем в следующей публикации.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!