Dipol FM | 105,6 fm

Технология лжи: о чем молчит полиграф

Корреспондент «Вслух.ру» решил выяснить, врет ли детектор лжи и кому нужна вся правда о человеке.

_Природа человеческой лжи сложна и увлекательна, именно поэтому, для того, чтобы определить врет человек или нет, в разное время было придумано множество приборов, регистрирующих психофизиологические изменения. Современный полиграф (детектор лжи) представляет собой медицинский прибор, собравший в себя все, что успели изобрести врачи, психологи, детективы и полицейские почти за сотню лет: он замеряет артериальное давление, объем воздуха в легких, пульс, электрическое сопротивление кожи и даже тремор. При этом сам прибор у многих не вызывает доверия. Корреспондент «Вслух.ру» решил выяснить, врет ли детектор лжи и кому нужна вся правда о человеке._

На должность продавца-кассира — через детектор лжи

То, что в Тюмени услуги полиграфологов востребованы — легко доказуемое утверждение. По запросу «детектор лжи Тюмень» любой поисковик выдаст с десяток различных фирм. Сайт каждой из них предлагает полиграф в качестве панацеи от любых дисциплинарных нарушений на работе, гаранта супружеской верности и незаменимого фильтра от неугодных кандидатов на любую вакансию.

Найти человека, проходившего хоть раз в жизни такую проверку, оказалось легко даже среди знакомых. 20-летняя Вероника Антонова подверглась данному испытанию при приеме на работу в тюменский магазин элитного женского белья, для этой организации полиграф — обязательное условие трудоустройства. «Работа связана с одеждой и с деньгами, — пояснила Вероника. — Работодатель захотел узнать, могу я украсть или нет, заодно и собрать информацию обо мне».

Средняя зарплата в магазине составляет около 30 тыс. рублей, а проверка на полиграфе стоит три тысячи. «Меня заранее не предупредили, — призналась девушка. — Сначала я прошла стажировку в течение трех дней, затем сходила на детектор и только когда уже вышла на работу, мне сказали, что если я не отработаю три месяца, с меня снимут три тысячи за эту проверку».

По словам Вероники, к исследованию она никак не готовилась, поскольку шла уверенной, что пройдет его. Сначала полиграфолог проверил, может ли девушка обмануть прибор: она должна была сказать «нет», когда ее спросили, действительно ли ее зовут Вероникой. Затем началось само тестирование.

«Были вопросы, на которые я даже не уверена, правильно отвечала или нет, — вспомнила Антонова. — К примеру, вы должны кому то или нет? Я говорю — нет. Через небольшой промежуток времени, секунд через 30, у меня в голове начинает всплывать: да, за меня когда-то подружка в кафе заплатила. Казалось бы, мелочь, но начинаешь дергаться, трясутся руки».

В результате девушка заполучила желаемое место работы, но вскоре оттуда уволилась. «У меня просто было свободное время, решила устроится. Потом нашла работу по специальности», — призналась Вероника Антонова.

Своим знакомым девушка не посоветовала бы устраиваться в компанию, где людей проверяют на полиграфе. «Я считаю, что это ни к чему. С человеком можно просто поговорить, если он пришел продавцом работать, — подчеркнула она. — Работодателю этого хватило бы, чтобы иметь общее представление обо мне. Я сразу сказала, что считаю, что это бред полнейший».

В чем фокус

Помощник председателя Тюменского областного суда по безопасности Валерий Повалюхин с детекторами лжи знаком давно: эту ведомственную разработку он применял, когда служил в органах безопасности. В суде такому прибору места нет — он как бы вне правового поля.

«Полиграф — ведомственная разработка технического характера, которая показывает биологическую реакцию человека на какие-либо события, — объяснил Повалюхин. — Они уже давно используются, но юридически ничем, никак и нигде не подкреплены».

Как отметил помощник по безопасности, если сведения полиграфа получены в ходе допроса, то они являются всего лишь психологическим подтверждением чего-либо и все. «Более чем в 99% случаев человек может обойти это устройство, ведь при принятии определенных препаратов реакция человека глушится», — заверил Валерий Повалюхин.

Он считает, что полиграф — скорее психологический инструмент для проведения оперативно-розыскных мероприятий, чем «икона перед богом». Частное использование прибора предпринимателями в России не запрещено, более того, можно получить лицензию на проведение таких исследований.

Повалюхин уточнил, что проверка на полиграфе в любом случае необязательная процедура. «В законодательстве не предусмотрено использование полиграфа в качестве доказательства. Ты должен дать согласие, чтобы была проведена проверка», — уверен помощник председателя суда по безопасности.

«Полиграф всего лишь дает информацию о том, хороший этот человек или не очень, такое может сделать и обыкновенный психиатр. Это просто фокус, — считает Валерий Повалюхин. — Это то же самое, что пытать током: есть реакция — нормально (_смеется_). У каждого человека своя реакция на какое-либо событие. У кого-то реакция хорошая, у кого-то ее вообще нет, а кто-то водкой заглушил».

Где кроется экономическая выгода

Для справедливости нашего расследования мы решили выяснить причины использования полиграфов у заинтересованной стороны — предпринимателей. Свои мотивы нам согласился раскрыть технический руководитель сети магазинов нижнего белья Вадим Торачев.

«Это наша воля, а не требование бренда (Вадим директор магазина, входящего в крупную сеть — Прим. авт.), — уверил технический руководитель. — При приеме работника проверяют на причастность к наркотикам, судимостям, долгам, воровству на предыдущих местах работы. Все это в большинстве случаев исключается. Мы стараемся принимать мало-мальски „чистых“ людей».

Реальных случаев кражи в магазинах сети Торачев помнит немного. Это объясняется внешним контролем, видеосъемкой и прочими средствами внутренней безопасности. При приеме на работу каждый сотрудник магазина нижнего белья соглашается с условием пройти проверку. Вадим убежден, что если человек отказывается, это значит, что-либо он не хочет работать, либо ему есть что скрывать. «Обмануть детектор можно, но для этого человек должен быть специально подготовленным. Обычному человеку это сделать трудно», — уверен Вадим Торачев.

Как обмануть полиграф

О том, возможно или нет обмануть полиграф, сторонники и противники прибора спорят уже многие десятилетия. Заместитель руководителя Западно-Сибирского центра детекции лжи «Алгоритм», полиграфолог Александр Хмелев уверен, что обмануть прибор нельзя, а вот специалиста — можно.

Центр работает с 2008 года, в офисе «Алгоритма» проверки проводятся не так часто, больше выездной работы. В офисе рядом с большим шкафом стоит фикус, на бежевых однотонных стенах глазу не за что зацепиться, напротив стола стул, повидавший, по словам Александра, многих крупных городских деятелей и руководителей банков. «Если сотрудник имеет доступ к каким-либо ценностям, материальным или информационным, и если он может это продать, его имеет смысл проверять», — уверен Александр Хмелев.

Специалист считает, что полиграф не может сказать правду говорит человек или нет, все зависит от полиграфолога. Сам Хмелев никогда не работает с одним лишь полиграфом, у него весь процесс «допроса» снимает видеокамера, включены голосовые анализаторы.

«Феномен полиграфа основан на фактах, которые содержатся в человеческой памяти. Если, к примеру, произошло убийство, орудием которого стал молоток, достаточно назвать подозреваемому список орудий, среди которых и правильный вариант ответа, — объяснил Александр. — На топор, бейсбольную биту, нож или стамеску, не имеющие отношения к делу, у человека не будет каких-то выраженных реакций. Но когда дело дойдет до молотка, начнется волнение».

Нагрузка для полиграфолога нежелательна. Все инструкции и рекомендации говорят о том, что такой специалист не имеет права проводить более двух проверок в день. «Три — это уже очень тяжело. Глаз „замыливается“, а каждый человек — это новый мир», — считает заместитель директора центра детекции лжи.

В коммерческой деятельности полиграф, по мнению Хмелева, применим, когда работодатель хочет проверить своих сотрудников на предрасположенность к воровству. Он также оказывает психологическое воздействие, является определенной профилактикой воровства на производстве.

«Отборочная проверка при трудоустройстве стоит две тысячи рублей. В основном исследования заказывают крупные сети. Среди лидеров спроса: ювелирные салоны, банки, оптовые базы, нефтяные компании, — пояснил Александр. — Фирм хватает, один из последних заказчиков — московская сеть парфюмерных магазинов. Пришлось съездить в Нижневартовск, чтобы найти причину недостачи в 200 тыс. рублей на пробниках».

Как уверяет полиграфолог, до самой проверки дело часто не доходит. «Допустим, есть ресторан неподалеку, там произошла кража денежных средств из сейфа. Самое интересное в том, что лежало 20 тыс. рублей, а взяли 14 тысяч, — вспомнил он. — Я подготовил опросник, собрал сотрудников в зале и провел групповое собеседование. На этом собеседовании я объяснил, что если среди них есть виновный, ему лучше признаться. Его уволят без преследования, ему нужно только подойти к начальнику, тихонько объяснить все и уйти без позора. Важно объяснить людям, что эта проверка проходит не для того, чтобы найти виновного, а для того, чтобы снять подозрения с остальных».

В день проверки полиграфологу позвонила руководитель компании и сказала: «Спасибо, не надо, ко мне подошли». «Если была украдена драгоценность, ее могут тихонько подкинуть в кабинет начальнику. Вот же оно, бриллиантовое кольцо, за батарею закатилось!», — шутит Хмелев.

Об определенной моде среди состоятельных мужей проверять своих молодых жен на детекторе лжи у Александра Хмелева мнение неоднозначное. «Если у вас есть подозрения, что один из вас (супругов) изменяет друг другу, лучше либо смириться с этим, либо разойтись, — уверен он. — Хотя, если вы уверены, что эта проверка принесет какую-либо пользу, хорошо, я ее проведу». Семейные проверки на полиграфе, по мнению Хмелева, сродни супружескому договору.

«Такие проверки проводятся не очень часто. Они одни из самых дорогих, стоят 5 тыс. рублей, — пояснил специалист центра. — Если проверяются оба супруга, то подешевле. Если парень предложит провериться девушке, она, само собой, предложит и ему. Часто после этого предложения они отказываются, ведь почти у каждого мужика есть, о чем вспомнить».

Полиграфолог подтвердил, что на реакции человека и, следовательно, работу прибора, могут влиять многие факторы: недосыпание, алкоголь, лекарства, наркотики. Есть также некоторые ограничения по здоровью: на полиграфе нежелательно проверять гипертоников и людей, у которых есть заболевания дыхательных путей.

За полчаса специалист должен понять психотип человека, найти слабые стороны. «Если он виновен, вывести его на признание непросто. Находишь слабые места, разговариваешь с ним за жизнь, кто-то даже всплакнет, — вспомнил Александр. — Самое интересное, что во время проверок люди порой признаются в том, о чем ты их даже не спрашиваешь. Начинается исповедь. У моих екатеринбургских коллег испытуемые признавались даже в убийстве».

Хмелев уверен, что когда человек лжет, даже понимая, что это ложь во спасение, у него в организме происходит борьба. Пусть даже рассказ будет подготовлен заранее, доли секунды достаточно, чтобы реакция борьбы была зафиксирована прибором.

«Легендирование — одна из самых хороших форм противодействия полиграфу, — отметил Хмелев. — Но в Тюмени не так уж и много подготовленных людей, готовых обмануть прибор. Это либо разведчики со спецподготовкой, либо люди с психическими отклонениями».

Вас зовут Павел, у вас в кармане банка от лекарств

На стуле лежат два металлических блина, провода от которых тянутся к детектору лжи, это датчики тремора. Когда человек волнуется, он может начать елозить на стуле. Это может произойти и случайно, но полиграфолога такое насторожит. Дыхание испытуемого отслеживают сразу два датчика. Если в дыхании видно рассогласование, есть о чем задуматься.

Датчик электрического сопротивления кожи — самый любимый у американских спецслужб. Реакция хорошо читаема. Датчик фотоплетизмограммы измеряет изменение объема крови, приток крови в капиллярах. Когда мы волнуемся, сердце начинает учащенно биться либо, наоборот, «уходит в пятки».

Пробный тест, который мне предложил пройти Александр Хмелев, — на имя. Садимся прямо, смотрим перед собой, то есть в однотонную стену. Глаза нужно держать открытыми, голову поднятой. Резких движений не делать, ноги не скрещивать, поставить на полную ступню, дышать неглубоко. Сам тест длится около минуты.

Среди мужских имен есть мое, но нужно ответить, что ни одно из них не имеет ко мне отношения. «Представьте, что вы находитесь на спецзадании заграницей, вас поймали и пытают с помощью полиграфа. От вашего ответа будет зависеть ваша жизнь, здоровье близких. Поэтому на все вопросы отвечайте „нет“», — предлагает Александр.

«Вас зовут Сергей?» — спрашивает полиграфолог. Уверенно отвечаю «нет». Сидеть на стуле непривычно, но терпимо. Через пару минут и вовсе привыкаешь к датчикам. «Вас зовут Николай?» — продолжает он. «Нет», — отвечаю с чувством уверенности в том, что раскусить меня не удастся. В голове я уже назвал себя Василием и готовлюсь с минуты на минуты ответить, что Павел — это не ко мне.

«Вас зовут Павел?» — спрашивает Александр. Мое «нет» звучит не столь уверенно, да и голос становится выше. После этого полиграфолог предлагает мне стать Валерием, от чего я ожидаемо отказываюсь. Еще пару кругов, и мы смотрим результат: с 95-процентной вероятностью меня зовут Павел.

Согласно графикам на мониторе, сердце у меня не колотилось, дыхание тоже малоинформативно. А вот датчики на пальцах выдали во мне шпиона. Сказать, что скептицизма у меня поубавилось, — не сказать ничего.

Немного передохнув, мы переходим к следующему тесту. На сей раз нужно взять предмет, лежащий внутри одного из четырех одинаковых контейнеров и положить в карман. Выбираю третий: внутри лежит стеклянная баночка из-под лекарств и бумажный листочек с цифрой «11» на дне. Про этот листок полиграфолог не сказал мне ни слова, но я уже понимаю, что забыть число будет не просто.

Во время первого круга специалист спрашивает меня какие цифры я видел: 65, 37, 11, 88 или 94. На все отвечаю «нет» словно робот, стараясь либо не думать ни о чем, либо о предстоящем обеде. Пытаемся выяснить, из какого материала сделана эта вещь: дерево, стекло, метал, шерсть.

Наконец определяем, что конкретно лежало в контейнере: пишущая ручка, зажигалка, банка из-под лекарств, игрушечная обезьянка или дверной ключ. Результат чуть лучше, Александр сомневается — зажигалка или банка. «Все же я думаю, это была банка», — заключает он. Поздравляю специалиста с победой, а сам думаю, где же я успел проколоться.

Итого, мне не удалось обмануть детектор лжи, ни с первой, ни со второй попытки. Либо врать толком я не умею, либо прибор уж слишком точный. В любом случае, для тех, кто еще сомневается в эффективности полиграфа, Александр предлагает прийти и убедиться. Тест, который он провел со мной, полиграфолог готов повторить с любым горожанином бесплатно. Такая услуга даже описана на сайте, но приходят единицы. То ли времени нет, то ли боятся.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!