Dipol FM | 105,6 fm
73.5
89.69

Субъективно: Театр витального танца

«Инсценировка картин художников ХХ века» - читая название, воображаешь оживших персонажей, грим, костюмы, декорации, воспроизводящие живописное полотно.

Премьера необычного хореографического спектакля «Время быть живым» состоялась 3 апреля в Тюмени. Представления танцевальной лаборатории «Цоколь» пройдут сегодня и завтра в студии «Фотоцех».

«Инсценировка картин художников ХХ века» — читая название, воображаешь оживших персонажей, грим, костюмы, декорации, воспроизводящие живописное полотно. Возможно, режиссёр придумает, что предшествовало запечатлённому художником моменту, что последовало за ним? Но режиссёр Александра Балецкая далека от буквализма, она, скорей, стремится донести до зрителя свои впечатления, состояние, чем сюжет картины. Работа танцевальной лаборатории сродни экспериментам хореографов-импрессионистов ХХ века, только здесь главным источником вдохновения служит не музыка, а живопись и графика.

Особенностью спектакля, представленного в рамках проекта театра «Мимикрия» «Экспериментальная сцена», стало и необычное пространство, которое за три дня пришлось обживать актрисам.

«Поскольку речь идёт об инсценировке, я стала искать выставочный зал, но в тюменских музеях особого понимания не встретила, а вот фотостудия „Фотоцех“ нам пошла на встречу», — рассказала «Вслух.ру» режиссёр-хореограф.

Спектакль построен с учетом именно этого зала, девушки три дня его обживали — «каждую ступеньку, каждый подоконник, каждый шнур, который надо переступить», говорит танцовщица Марина Оводова. В дальнейшем, если постановка будет участвовать в фестивалях (например, студенческих, ведь студия работает при Тюменской академии международной экономики, управления и права), то зрители увидят лишь отдельные танцевальные композиции из спектакля.

Не будучи знатоком хореографии, трудно судить об оригинальности танцевального рисунка или мастерстве исполнения, скажу однако, что представление в целом захватило и тронуло меня.

Мне нравилась первая звезда и сумерки за окном, которых долго дожидались артисты, оттягивая начало спектакля; нравился аромат сигарет, закуренных персонажами в дань первой из картин и курильщице Джека Веттриано; нравилась музыкальная подборка, состоявшая почти полностью из вещей мне неизвестных, а потому не нагруженных заранее никакими ассоциациями. И игра света, и хорошо пошитые, лаконичные костюмы. И красивые юные девушки, со всей страстью, до синяков, до крови на коленках отдающиеся танцу. Понравилось угадывать соответствие между танцем и картинами. Скажем, один из самых эффектных эпизодов — белый полупрозрачный парус, под которым мечутся фигуры, подсвеченные синеватыми фонариками — я восприняла как интерпретацию «Царевны-Лебеди» Михаила Врубеля, а коллеги с телевидения говорят, это была «Свеча» Сэма Вульфа Конелли.

Наиболее эмоциональные и захватывающие моменты спектакля не связаны с традиционным восприятием танца как набора заученных движений и па. «Идея» Агнес Сесиль — соло очаровательной Марины Оводовой, борющейся с опутывающими её верёвками в таинственном и тревожном жёлтом свете, на некотором удалении от основной сцены. «Барабан» Аарона Ясинского — энергия, бьющая через край, бьющаяся об стены, истинная, нерафинированная страсть и ярость молодого существа, не знающего полутонов, тревожного и восторженного. «Аллигаторы в грязи» Джона Сарджента — жаркие тропики, дико растущие, змеящиеся, кишащие, живой ковёр из сплетённых корней, лиан, хищных цветов, каждый из которых борется за место под солнцем. «Время жить» — витальное произведение, дающее зрителю заряд чистой энергии.

Проект «Экспериментальная сцена: Театр в нетеатральном пространстве», оказывается, замечательная затея. Она знакомит тюменскую публику не только с неординарными молодыми коллективами, но и в принципе налаживает связи между зрителями и современным искусством, выходящим за рамки шаблонных представлений о «танце», «театре», «картинах».

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!