Dipol FM | 105,6 fm

Субъективно: «Никакие связи не сделают ножку маленькой...»

Тюменский театр кукол начал сезон с премьеры спектакля «Золушка» в постановке режиссёра Натальи Явныч и художника Елены Волковой

Тюменский театр кукол начал сезон с премьеры спектакля «Золушка» в постановке режиссёра Натальи Явныч и художника Елены Волковой, чей тандем знаком тюменцам по спектаклю «Маленький принц». Судя по двум этим постановкам, у дуэта выработался узнаваемый творческий почерк: изобретательная сценография, любовь к цитатам и пронзительной лирике.

Спектакль начинается с истории замерзающей на улице старинного города девушки (Юлия Графеева), сестрицы «Девочки со спичками» Ганса Христиана Андерсена, которой повезло чуть больше — её впустили в торговую лавку сердобольные слуги, по счастливой случайности толпившиеся ночью у витрины. Ворчливый хозяин (Вадим Ерёменко) соглашается приютить девушку при условии, что она будет без устали работать в лавке.

В этой точке появляется кукла (аллюзия на героиню из советского мультфильма 1979 года) и происходит некий смутный переход от реальности Девушки к реальности Золушки. Если бы Мачеху играл Ерёменко, параллель была бы очевидной. Однако куклу вредной тётки оживляет один из «слуг», Юрий Фёдоров, стало быть, игра в сказку — это развлечение, которое устраивают себе работники лавки, пока поблизости нет покупателей и хозяина. Куклы конструируются из предметов обстановки. Чем торгует загадочный магазин неясно, но в ней помимо штата весёлых бездельников находятся самые разнообразные вещи: портновский манекен, вешалка, подушки, клетка для птиц, большая корзина — для кринолина и маленькая, с цветами — для шляпки, а также фантастические предметы, вроде многоярусного торта с кофемолкой на макушке или огромная супница, она же кастрюля, украшенная разноцветными перьями.

Мачеха и сестрицы (старшую играют по очереди Анна Ганичева и Наталия Гуцан, младшую — Евгения Глухих) представляют собой антропоморфные фигуры со шляпами вместо голов, актёры перекатывают эти конструкции по сцене, прячась за манекенами и оживляя их при помощи голоса и жестов. Когда фигуры двигают фронтально и видны только руки актёров, получаются шумные, тяжеловесные, но яркие, живые и пластичные персонажи.

Каков их характер? Золушка хрупкая, смиренная, печальная. Мчится к дворцовым окнам полюбоваться на бал, даже оказавшись на празднике, выглядит подавленной и робкой. Мачеха и сестрицы воспроизводят реплики героинь хрестоматийного фильма по сценарию Евгения Шварца. Но личности их установить непросто. Скажем, глуповатые во всех остальных проявлениях, сёстры озорно и изобретательно травят Золушку, пугая её ночными привидениями и хлопаньем дверей. Днём они теряют чувство юмора и зацикливаются на домашнем хозяйстве: ни одно из обращённых к Золушке поручений не характеризует их как молодых девушек со своими слабостями и интересами.

Вместо феи в спектакле фигурирует некий венецианский волшебник, выход которого с появлением тыквы-сердца, получается эффектной интермедией лишь условно связанной с основным повествованием. Волшебника, как затем и распорядителя времени играет Вадим Ерёменко. Стало быть, Хозяин Лавки представляет собой замаскированного демиурга, верховного вершителя судеб, сказочника, автора — многоликого, могущественного и загадочного.

Сияющую серебром статичную куклу Принца водит один из слуг, который влюбляется в Девушку (Александр Ганичев). Если добросердечный характер юного слуги неким образом выражается, то возлюбленный Золушки остаётся лишь архетипическим Принцем-В-Белых-Одеждах, эфемерным идеалом, с которым девушка может воссоединиться только во время похожего на сон бала. Собственно говоря, бал получается довольно безлюдным и тихим. Кроме принца с красавицей на нём присутствуют только танцующие люди-канделябры, это похоже на цитату из диснеевского фильма «Красавица и Чудовище», но трактуется, вероятно, как любовь с первого взгляда. Принц и Золушка, едва встретившись взглядами, оказываются как будто одни в целом свете и Девушка со Слугой, отбросив застывших кукол, принимаются танцевать Танец-Любви с поклонами и книксенами.

Маятник часов спускается с колосников, как гильотина, отсекая Девушку от мечты, разрубая дворец, превращая мечту в холодные серые руины, среди которых Золушка снова и снова переживает счастье и отчаяние своей непозволительной любви. Грусть, как и мгновенно возникшая любовь, демонстрируются с однозначностью, не требующей дополнительных усилий для понимания. Сказка заканчивается, как и положено, воссоединением Девушки и Слуги, им больше не требуются безжизненные куклы, их благословил Хозяин Лавки, слуги счастливы, веселье и ликование.

Словом, «Золушка» обладает всеми атрибутами, по которым мы безошибочно узнаём «волшебную сказку» — абстрактная старина, много блеска, переносящего зрителя в недостижимо роскошный мир, сжимающая сердце лирика, любовная история со счастливым концом.

Так совпало, что за одну неделю я посмотрела три кукольных спектакля — один был поставлен в большом стационарном театре, второй — в профессиональном, но бродячем, третий — в самодеятельном. Сравнение трёх театров разного формата называют некорректным и нетактичным, дескать, у каждого театра есть свои особенности, свои ценители. Всё верно, у стационарного театра есть штат кукольников и бутафоров, у самодеятельного — только собственные умелые ручки; первым надо «заполнять» всю сцену, что бывает непросто, вторые могут взять публику голым обаянием; у одних — отчётность по посещаемости и окупаемости и «оказанию услуг», вторые — вольные художники. В то же время, обычному зрителю все эти закулисные особенности неведомы. Он приходит в театр за чем-то более возвышенным, мудрым, интеллектуальным, что есть в его повседневности. И ему неважно, где его настигнет магия, в арендованном подвале или в специально оборудованном зале. К сожалению, мой личный зрительский опыт прошлой недели сложился не в пользу большого театра.

_Представления «Золушки» состоятся 1 и 2 октября_

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!