Dipol FM | 105,6 fm

Юрий Демчук: Пока молод, можно ошибаться

В апреле состоятся представления спектакля «Двое на качелях» театра-студии «Буриме» на «Сцене на пятом» Тюменского драматического театра. Режиссёр спектакля Юрий Демчук рассказал о спектакле и положении дел в молодёжном театре.

В апреле состоятся представления спектакля «Двое на качелях» театра-студии «Буриме» на «Сцене на пятом» Тюменского драматического театра. Режиссёр спектакля Юрий Демчук рассказал «Вслух.ру» о спектакле и положении дел в молодёжном театре.

Гибсон с элементами Демчука

— Осенью вы пришли в театр в качестве нового худрука, заменив уехавшего в ГИТИС Никиту Бетехтина?

— Да, но в данный момент я руководителем театра не являюсь. Пока у труппы нет худрука, хотя неформальным лидером театра я бы назвал Виктора Гуськова, который был помощником режиссёра у Никиты, и теперь много сил и времени уделяет театру, вдохновляет, ведет за собой.

А я работаю преподавателем на кафедре режиссуры в академии культуры, ведущим на «Радио 7», уже три года руковожу студией пластики и пантомимы «Будильник».

— Почему вы решили поставить в студенческом театре «взрослую» пьесу Уильяма Гибсона?

— Когда я выбирал пьесу, много читал, вспоминал, что меня цепляло когда-либо, и вспомнил давно забытую пьесу, в которой есть поле для игры, импровизации. Возраст героев меня не смущает, актёр не обязательно должен иметь опыт, как герои Шекспира, например. Актёры примеряют образы, созданные драматургом, по мере своих возможностей.

Говорят, что молодые люди не до конца понимают идею пьесы, проблемы героев их, вроде бы, еще не касаются. Но они понимают, что можно потерять друг друга. Сейчас много разводов. Я бы хотел, чтобы люди боялись потерять друг друга! Чтобы мы не выбрасывали старые вещи, а чинили их.

У меня в спектакле Джерри уходит, но даже не факт, что к жене. Гитель верно говорит: он обсчитывает её, ведёт себя, как мошенник, действительно, не пускает её дальше прихожей.

— А вы смотрели фильм Роберта Уайза 1962 года по той же пьесе?

— Я перед спектаклями стараюсь не смотреть работы других режиссёров, хотя соблазн велик. Если в результате спектакль не похож на другие, значит, у меня получилось вложить в него себя. Это естественно — автор написал пьесу, а каждый режиссёр открывает в ней какую-то грань. Я понимал, что спектакль взрослый, возможно, мой возраст — некий барьер, но меня это только подстегивает, сложности интересны.

Пока я молод, мне можно ошибаться. Это так называемый страх первого этажа, когда я могу шагнуть вперёд и не разбиться, в случае неудачи, потому что не слишком высоко пока забрался.

— Как долго вы репетировали?

— Очень недолго, всего две недели, до этого я выращивал спектакль в голове. С командой «Буриме» мы создавали реквизит и пространство спектакля, с Верой Борисовой писали музыку, с Тоней Корипановой создавали эскизы сценографии, проигрывали этюды с актерами.

— Музыкальное оформление я приняла за рефрен из произведений Алины Орловой.

— Некоторые песни Орловой помогали найти тональность и настроение спектакля. А музыка которую вы слышали на спектакле, абсолютно авторская, для нас писала Вера Борисова из Санкт-Петербурга, мы с ней специально заключали контракт.

Театр в купеческом городе

— Сейчас от многих молодых людей я слышу недоумённое: «И почему наш город называют нетеатральным?» Вы как оцениваете театральную жизнь в Тюмени?

— Ох, я вам сейчас расскажу! Общее ощущение, что театральная жизнь у нас устроена как-то не так… Я был на круглом столе на тему, способна ли Тюмень стать культурной столицей — это же ужас! Какая культурная столица, когда у нас четыре театра, а в Екатеринбурге их 50, не говоря о сотнях мелких студий.

В октябре был круглый стол по самодеятельным театрам с участием Юрия Васильева. У нас никто не финансирует, не поддерживает молодые театры. Зато Наталья Хвостанцева (заместитель директора областного департамента культуры — прим.ред.), депутаты стали рассуждать, как у нас театр поживает.

Я не выдержал и встал, подумал, мне терять нечего, и вообще, начальства бояться нельзя, иначе погибнет всё, что тебе дорого. Сказал, что департамент культуры не пробить на грант, если ты представляешь любительский театр, а грант — единственная надежда молодых театров.

Юрий Демчук: Пока молод, можно ошибаться

Сколько раз мы ни писали заявки на гранты — безрезультатно. Меня уже отговаривают, мол, там всё заранее определено. Вообще, в больших театрах есть целый аппарат, там такие акулы сидят! Они знают, что писать и как, нам с ними не тягаться.

Я говорю: «Вот сидят представители молодёжных театров, кому комитет по культуре хоть один софит дал?». Все молчат!
Тюмень — город купцов. Когда деньги нужны на экономическое предприятие, оперируют цифрами, а нам чем? Тем, что в обществе нет морального стержня?..

Хвостанцева тогда публично обещала помочь «Буриме». Она, кстати, спросила меня, что вам надо, конкретно. Я ответил: помещение площадью 300 квадратных метров в центре города. Потому что малоизвестный театр должен располагаться в доступном месте, иначе, в него никто не станет ходить.

— «Ангажемент» расположен в микрорайоне…

— Там свой контингент — школьники, специально приглашённые театром зрители, но и им мешает удалённость от центра. Нам, пока имени нет, надо быть в центре города.

— Обещания от представителя департамента культуры как-то воплотились?

— Мы тогда в сжатые сроки собрали кучу документов, оформили заявку на грант — Я сказал Вику: «Это наш шанс! Не ужимай смету, проси больше, может, хоть что-то получим». Но всё впустую.

Грант получила «Мимикрия», но когда? Через десять лет, когда она уже прошла огонь, и воду, и медные трубы. Создать театр — это угробить свою личную жизнь, посвятить этому массу времени, прежде, чем тебя услышат.

Свой дом есть только у трёх тюменских театров, живучими оказались ещё два театра — «Мимикрия» и «Шекспировский театр», который, кстати, давно не может поставить новый спектакль, в том числе, из-за отсутствия помещения. Конечно, не всё упирается в деньги, надо собрать команду фанатиков, которые готовы этому посвятить свою жизнь.

В поисках почерка

— Расскажите про «Будильник».

— Это студия пластики и пантомимы при Тюменской государственной академии международной экономики, управления и права. Кстати, очень сильный вуз, там чудесный студцентр — Андрей Зубов, Евгений Серочудинов всегда поддержат, поищут способы помочь, плотники там волшебные, которые, мне кажется, из дерева могут «Бэнтли» собрать. В общем, туда потребовались художественные руководители нескольких студий — хореографической, театральной. Я начал там готовить для студвесны номер в оригинальном жанре, потом планировал перейти на пластику и пантомиму — я тогда был фанат «Мимикрии» (сейчас немного отошел от этого, потому что «не сотвори себе кумира»). Хотя нет, теперь фанат театра Вячеслава Полунина!

Юрий Демчук: Пока молод, можно ошибаться

Когда я объявил набор в студию, пришло 50 человек, потом отсеялись те, кто считал это сплошным весельем, отсеялись люди, которые не готовы были всех себя посвящать театру. В результате новички приходят, уходят, но постоянно на занятиях 13-14 человек.

Мы поставили «Ромашковое поле» по рассказам Артёма Татаринова. Потом спектакль «Расщепление» — его Любовь Лешукова посоветовала заявить на участие в международном фестивале «Икариада-2012» в Казани. Фестиваль был посвящён Аркадию Райкину, мы в тему не попадали, а то бы могли рассчитывать и на первое место. Заняли третье место, члены жюри нас хвалили. С «Расщеплением» мы заняли первое место в «Студвесне». Участвовали в фестивале «Живые лица».

Сейчас работаем над философской клоунадой по рассказам Славы Сэ, блогера, автора книги «Сантехник, его кот, жена и другие подробности». Некоторые рассказы очень весёлые, приоткрывают облик современной России.

— Какие спектакли вам в последнее время понравились в тюменских театрах?

— Очень понравилась «Олеся» Олеси Невмержицкой в драмтеатре. Сильно впечатлил «Калигула» в «Ангажементе», как там Юдин играет — это обалдеть, как он перевоплотился! Наверное, в этом есть и заслуга Антона Милочкина, я видел, как он репетировал, у него есть свой почерк, это важно для режиссёра.

— У вас свой почерк уже выработался?

— Я пока под воздействием других спектаклей, методик, книг — своего почерка ещё не нашёл. Все молодые художники начинают с точного копирования работы мастера, так они приобретают вкус, мастерство.

— Кем вы себя видите в будущем?

— Педагог на кафедре, худрук «Будильника», известный режиссёр, которого приглашают на постановки в другие города.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!