Dipol FM | 105,6 fm

Линда о музыке в ритме сердца

А жанр в музыке - это ритм сердца каждого из нас, которое бьется всегда по-разному. Поэтому и музыка индивидуальна для каждого.

Тюмень порадовала долгожданным визитом певица Линда. Программа «Лучшее из прошлого, настоящего и будущего» вобрала в себя яркие, динамичные и экспрессивные композиции, полюбившиеся самой широкой аудитории. В наш город Линда приехала со своим мужем Стефаносом Корколисом — саунд-продюсером и настоящим музыкальным виртуозом. Концерт прошел на уверенной рОковой доминанте: мощное звучание, насыщенные аккордовые фактуры, невероятная энергетика Линды уже с первой песни «Ворона» создали в зале атмосферу драйва и абсолютного восторга. После концерта Линда и Стефанос Корколис дали эксклюзивное интервью корреспонденту «Вслух.ру» и рассказали о проекте «BLOODY FAERIES» и месте импровизации в музыке и жизни.

— Линда, как бы вы описали жанр музыки, в котором сейчас творите?

— Мне кажется, это совмещение всего, синтез. Прежде всего это люди, которые нас окружают, это полное погружение в их и наши чувства. Когда создается одно сердце. А жанр в музыке — это ритм сердца каждого из нас, которое бьется всегда по-разному. Поэтому и музыка индивидуальна для каждого.

— Насколько важно преодолевать границы в музыке, между жанрами?

— Я думаю, очень важно. Потому что музыка не имеет границ. Чем больше в ней недосказанности, многоточий, тем бесконечнее, сильнее, наверное, и мощнее она становится. Тем больше она задевает сердце каждого. Мне кажется, в этом не должно быть никаких барьеров, никаких границ. Мне близка музыка, в которой возможен любой эксперимент.

— Как рождаются герои ваших песен? Например, песня «Маргарита» — это прообраз булгаковской героини?

— Как рождаются — сложно сказать, просто у нас появилась идея создания группы «BLOODY FAERIES», которая нам очень понравилась. Мы взяли за основу наших песен классические произведения авторов, которых мы любим и уважаем, которые близки нам по внутреннему ощущению. Через яркие литературные образы и рождается наша музыка. В созданный музыкальный материал входят интересные классические произведения Булгакова, Братьев Гримм, такие fairy-tales. Что-то сказочное, магическое. Нам самим эта идея очень нравится, ведь всегда нужно возвращаться к каким-то фантазиям и мечтам, которые есть у каждого человека. Чтобы люди иногда забывали о реальном рутинном мире. Немножко фантазии — и тогда все становится совершенно по-другому, видится в других красках.

— Есть ли какая-то сфера деятельности, в которой вы хотели попробовать свои силы?

— Сложно сказать, в чем еще я бы хотела себя реализовать. Мне нравится все, что происходит на сегодняшний день. У меня такой характер — не умею строить планы на будущее, я живу здесь и сейчас. Это исключает какие-либо планы. Как получится, так и получится.

— Что, помимо музыки, занимает ваше время?

— Рисование, литература, интересная поэзия, музыка в любом ее воплощении, кино, общение с творческими людьми, с моей командой, какая-то импровизация в жизни.

— Какие качества ваша музыка приобрела в процессе сотрудничества со Стефаносом Корколисом? Какой она стала?

— Стефанос — органичный и самобытный человек с очень большим сердцем, широкой душой. Он великий музыкант. Одним из его учителей был Владимир Горовиц — я считаю, пианист № 1 во всем мире. Он взял в ученики Стефаноса как вундеркинда — тот начал играть на фортепиано в два-три года и делал большие успехи. К сами годам Стефанос уже сочинял композиции и объездил весь земной шар с известными симфоническими оркестрами (Пражский, Венский оркестр и др.).

Я безумно счастливый человек, потому что у меня есть возможность работать с таким музыкантом с большой буквы. Я очень это ценю, считаю подарком судьбы. Стефанос — необыкновенно эрудирован. Рядом с ним постоянно учишься чему-то новому. В нашем творчестве появилось много интересных граней. Музыка стала живым существом, которое ты невероятно ценишь и любишь, а она тебе отвечает совершенно иной взаимностью, чем раньше. Сейчас мы погружены в проект «BLOODY FAERIES», очень на нем сконцентрированы. Презентация еще впереди.

Сам Стефанос, присутствовавший при беседе с самого начала, на этом вопросе подсел к нам и активно включился в разговор.

Стефанос Корколис: — Недавно в нашей жизни произошла встреча невероятного значения. Это очень интересный человек, талантливый звукорежиссер и продюсер. Его имя Хейден Бенделл. Он сотрудничал со множеством известнейших музыкантов, таких как Kate Bush, Massive Attack, Пол МакКартни, Элтон Джон, Стинг, Тина Тернер, Тори Амос и др. Вместе с Рюити Сакамото Бенделл получил Оскар за саундтрек к фильму «Последний император"(1987); также сотрудничал с Гарри Муром и многими другими.

Линда: — Действительно, у Хейдена Бенделла очень большая творческая биография. Нам выпала счастливая возможность делать с ним музыкальный проект — «BLOODY FAERIES», который скоро будет презентован. Мы уже работаем, записываем материал в студии Хейдена. Поэтому «BLOODY FAERIES» — это наша глобальная задача на данный момент.

С.К.: — Мы работали над «BLOODY FAERIES» около трех лет. И неожиданно (я даже не знаю где и как) Хейден нашел нас. Это было невероятно! Он сказал: «Ребята, то, что вы делаете, — интересно и необычно». На прошлой неделе он специально прилетел на концерт в Афины, где я исполнял классическую музыку.

Л.: — А 15 декабря мы полетим к нему в Лондон, чтобы закончить работу над нашим альбомом.

С.К.: — Очень скоро этот проект будет представлен в России. Линда — из России, а я — из Греции. Тем не менее, я надеюсь, что мы сможем достичь качественного звучания, воплощения эксперимента с музыкальными жанрами, инструментами, поднять проект до мирового уровня, чтобы наши страны могли гордиться нами.

— В одном из интервью вы сказали, что собираетесь экспериментировать с этнической музыкой народов, населяющих Россию. Что-то в этом направлении уже делаете?

Л.: — У нас уже есть пара песен. Одна из них — «Ой-да», которая вошла в акустический альбом. Там присутствует такая русская напевная тема. Мы со Стефаносом решили найти разные интересные звучания по всему миру. В России это и Забайкалье, и песни северных народов (ненцы, манси, якуты). Мы собрали много подобного материала. В следующие концерты, которые будут весной, мы собираемся включать по одной совершенно новой песне. Сейчас мы над этим работаем и хотим, чтобы каждый концерт отличался от предыдущего. Будем делать акцент на народном звучании. Хотелось бы эти мелодии оживить, показать их такими, какими их видим мы.

С.К.: — Народная музыка регионов России — одно из самых больших открытий в моей жизни. В Чите на концерт к нам пришел народный хор, который мы пригласили на сцену. Я начал играть, а они петь. К моему невероятному удивлению, я нашел сходство песен Забайкалья со старинной византийской музыкой. Одна гармония, одна энергетика. Мы считаем, что музыка не имеет границ и паспортов. Это единое целое. Музыка — это интернациональный язык.

Л.: — Еще мы хотим использовать различные народные музыкальные инструменты, чтобы передать звуки и настроения. В нашем акустическом альбоме мы использовали армянский дудук, музыкант из Перу играл на перкуссии.

С.К.: — Мы были очень довольны результатами сотрудничества с этими музыкантами: много экспериментировали со звуком, придумывали что-то. Часто нам задают вопрос: зачем? И я отвечаю: работа с подобным материалом делает музыку интереснее и многограннее.

— Как впечатления от Тюмени?

С.К.: — Мы приехали сегодня утром на поезде (концерт прошел в Тюмени 9 декабря — _Прим.ред._). Когда я вышел на перрон — понял, что попал в Сибирь. Очень холодно! Пребывать в таких низких температурах — новый опыт для меня.

Л.: — Зато публика на концерте была очень теплая.

С.К.: — Да, на концерте была как раз такая публика, которая нам очень нравится: внимательная, творческая, красивая. Когда звучало одно фортепиано с голосом — зал заворожено слушал. Это лучший комплимент для нас.

Не забывайте подписываться на нас в Telegram и Instagram.
Никакого спама, только самое интересное!