Архитектурное наследство современной России : Недвижимость : Вслух.ру : Новости Тюмень

Архитектурное наследство современной России

рубрика: Недвижимость

Автор:

Исторические вопросы освоения территорий глазами академика.


Сегодня невозможно возвести город с чистого листа, ведь современное строительство должно сочетаться с историческими зданиями и улицами. Чтобы получилась синергия, достаточно соблюдать несколько правил: сохранять зеленые зоны, ограничивать высоту зданий в историческом центре, давать возможность горожанам работать рядом с домом. Более подробно о том, как архитектурные картины укладываются в новую и новейшую российскую историю, рассказал президент Союза архитекторов России, академик Российской академии архитектуры и строительных наук Андрей Боков.

На круглом столе в Тюменском индустриальном университете особый интерес спикер вызвал у студентов и профессуры, которые хорошо знакомы с его работами. При этом любой гость российской столицы встречался с творениями Андрея Бокова. Среди них застройка Ходынского поля с сохранением исторической площадки; хоккейный стадион с нестандартными эвакуационными выходами; реставрация и возведение домов-музеев Маяковского и Пушкина.

Три утопии

В архитектурном мире возможно реализовать любой проект, если есть идея и инвестор. Но историческая застройка городов проходила в соответствии с определенными картинами мира – представлениями людей о комфорте проживания, которые были основополагающими в территориальном делении местности.

«Наиболее известна картины римского мира. Все христианские города подражали ей. Например, Москва строилась по прототипу «Небесного Иерусалима». Очень понятной для реализации по всему миру стала картина французского Версаля. В нашей стране она была реализована на ВДНХ. При этом в советский период представления архитекторов превратились в утопии», – отметил Андрей Боков.

center

Первая из них – возведение с нуля в 30-х годах прошлого века нового Магнитогорска. Тогда были построены дома не только по немецким проектам, но и в немецкой стилистике. «В обиход вошли такие слова, как «новый быт», «дом коммуны» и «новый человек». При этом о старом городе предлагалось забыть», – продолжает архитектор.

Вторая утопия менее радикальна: речь шла не о новом городе, а о реконструкции старого. Именно такое названия носил генплан Москвы в середине двадцатого столетия.

Правда, по мнению Андрея Бокова, прошлый век, давший массу удивительных открытий в области архитектуры, был абсолютно провальным в плане градостроительства. Все великие открытия, на которых основан современный город как таковой, а это и отделение пешеходной зоны от проезжей части, и соотношение между шириной улицы и высотой домов получили свое развитие еще в XIX веке.

Третью утопию автор называет хрущевской. Была предпринята попытка с помощью пятиэтажек, а затем и домов с большим количеством пролетов, решить жилищную проблему мегаполиса.

Интересно, что по мнению академика, каждая из утопий полностью отрицала предыдущую и не была реализована в полной мере. «Наше время — удивительное сочетание того, что пришло из советского времени и было заимствовано из практики других стран. Мы до сих пор любим говорить про микрорайоны. Да, нужно признать, что ничего другого для решения жилищных вопросов мы пока не придумали, – говорит Андрей Боков. – Мы любим строить высокие панельные заборы, при этом продавая за большие деньги жилье, которое изначально являлось социальным. А это признаки, которые таят в себе серьезную опасность для нашего будущего».

Культура аграрной страны

Важный вопрос, на котором остановился спикер, – массовое возведение многоэтажных домов. В прошлом году в Российской Федерации построено 84 млн кв. м жилья. Почти половина возведенного фонда приходится на индивидуальное жилищное строительство. Андрей Броков восхищен цифрой: «Это ведь частное строительство, которое зачастую возводится полукустарным способом, скорее вопреки, чем благодаря. При этом люди не получают государственной поддержки, строят на участках, расположенных вне инфраструктуры».

center

Эксперт утверждает, что российское население забыло, что жизнь в больших городах и маленьких квартирах не естественна для человека. Несмотря на то, что 43 млн кв. м, введенных в прошлом году, находятся в многоэтажках, российскую культуру в большей степени можно назвать аграрной, нежели городской. «Мы можем относиться скептически к тому, что называется деревней, что стоит на земле. При этом забываем, что Москва была наполовину застроена, а наполовину засеяна. Это наша модель, которую мы когда-то выбрали. А значит, она нам не так уж и чужда. Не зря вокруг городов возникают массивы дач и участков», – заявил Андрей Боков.

Архитектор как военный

Российские города еще не пережили радикальных изменений, которые, например, произошли с европейскими, а сейчас заканчиваются в Китае. Обновление инфраструктуры, появление центров, подцентров и транспортного каркаса, размещение крупных городских зон отдыха так и не было реализовано даже в Москве. Андрей Боков утверждает, что всё было упущено в 197х годах, когда общественность выступила против нового генерального плана столицы.

«Архитектурный прорыв нуждается в больших финансах. Он зачастую не нравится горожанам, но при этом в будущем дает множество плюсов, – рассуждал лектор. – Да, для нас редки примеры строительства дорог над нашими домами, но именно такие идеи повышают подвижность городов, делая их быстрее, современнее. К сожалению, не всем нормам городского развития мы следуем».

center

Пересматривать облик городов и менять сложившуюся ситуацию на рынке многоэтажного строительства должны профессионалы. По словам эксперта, эта роль возложена на архитекторов. Андрей Боков сравнивает их с врачами и юристами, которые служат в большей степени обществу, нежели клиенту. «В этом отношении мы также похожи на военных. Не наемников, а тех, кто в первую очередь служит свое стране», – говорит он.

Архитектор наделен особой способностью — видеть мир целостным и синкретичным. По словам эксперта, профессия архитектора позволяет одновременно оценивать как пространство домов, так и городской среды, которые не могут существовать друг без друга. «Триста лет архитекторы служили России и обществу. Чёткое представление об архитектурном облике городов необходимо и сегодня», – подвел итог встречи Андрей Боков.

Уже после лекции гости встречи поинтересовались у академика, что в Тюмени произвело на него впечатление. В первую очередь Андрей Боков назвал наличники на деревянных домах, которые относятся к сибирскому барокко. «Приезжая в Италию, мы восхищаемся палаццо, но ваши дома не хуже. Они удивительны. Кроме того, город зеленый. И самое важное — здесь видно небо», – поделился впечатлениями архитектор.

left Светлана Капелева, директор Института архитектуры и дизайна Тюменского индустриального университета:

«На мой взгляд, сегодня особенно актуальны вопросы архитектурного образования. Нас, конечно же, волнует распределение выпускников после их обучения. Некогда гремящие на всю страны проектные институты утеряны, на их место приходят малые предприятия, которые занимаются архитектурой. При этом в коллективах работает всего пять-семь человек. Нам кажется, что Союз архитекторов, Российская академия архитектуры и строительных наук могут выйти с предложениями к властям по вопросам распределения и трудоустройства специалистов».

left Юрий Зазуля, директор инженерно-экономического института ТИУ:

«Меня очень интересовал вопрос возможности строительства нового города с нуля и целесообразности этой идеи. Андрей Боков просто обосновал мысль, что нет никакой необходимости строить что-то заново, но при этом можно развивать имеющиеся города, соблюдая баланс между исторической застройкой и современными зданиями. Кроме того, лектор дал адекватную оценку Тюмени — зеленый города, здесь много интересной архитектуры. Об областной столице заботятся, а значит, если продолжать в том же духе и дальше, то всё будет отлично».

left Сергей Лесков, кандидат архитектурных наук, почетный архитектор России, действительный член Международной академии исследований будущего, руководитель проектной фирмы ООО «Геопроект»:

«Несет ли социальную ответственность архитектор за облик городов? Никакой ответственности не несет. Она может появится лишь при одном условии — наличии у архитектора правовых полномочий. Раньше существовали градостроительные советы, которые могли открыто выступать против той или иной застройки. Сегодня такие институты ликвидированы. В нашем городе нет ни главного архитектора, ни совета, которые могли бы критиковать и выносить вопросы по застройке областного центра на обсуждение. Теперь мы наблюдаем стихийную застройку, например, заказчик решил построить кирпичное здание в центре, не обращая внимание на ценность территории. Изменение системы возможно только со сменой законодательства об архитектурной деятельности в Российской Федерации».


Другие новости

12 октября 2016 г.

реклама

Материалы от партнеров