Мировой судья Елена Калинина: «Вруна в суде видно, но не сразу» : Интервью : Вслух.ру : Новости Тюмень

Мировой судья Елена Калинина: «Вруна в суде видно, но не сразу»

рубрика: Интервью

Автор:

О карьере, семье и судебных нагрузках мы пообщались с мировым судьей участка № 8 г. Тюмени.


Чтобы стать судьей, нужно как минимум поработать лет пять по юридической специальности. Да еще и обладать разными положительными качествами и достоинствами. Елену Калинину по праву можно назвать своим человеком в системе. К тому же она становилась лучшим мировым судьей года Тюменской области по итогам традиционного конкурса. А ведь ее участок (восьмой), пожалуй, является одним из самых проблемных в Центральном округе столицы нефтяного края.

center

– Елена Александровна, судя по вашей нагрузке, вы буквально вкалываете за двоих, наверное, позабыв о доме.

– А вы не судите судью по нагрузке. Работы хватает, как и везде, но мы с ней справляемся. О семье помню. Особенностью нашего участка, который, между прочим, ничем не лучше и не хуже других, является то, что на его территории находятся страховые компании. Отсюда и множество исков о взыскании задолженности.

– Вы сказали «мы».

– Конечно. Только с секретарем и помощником я чего-то стою. Мы – одна команда. Здесь важно осознавать, что мы необходимы друг другу. В нашей деятельности нужны скорость и качество. Времени действительно не всегда хватает. И если выдается свободная минутка, я обязательно помогаю секретарю.

– То есть, не наоборот. Аппарат же не вправе взять на себя часть ваших функций. Скажем, провести предварительную беседу со сторонами.

– Несомненно. Но он и так постоянно занят. И по возможности я стараюсь его хоть немного разгрузить. Даже с вами сегодня поговорить толком некогда.

– Получается, зашиваетесь?

– Ну почему же. В положении ведь о конкурсе одним из критериев отбора значится «наименьший остаток нерассмотренных дел по итогам отчетных периодов». Без этого меня никак бы не рекомендовали.

– Весь первичный негатив перед вашей дверью принимают на себя секретарь с помощником. Наверное, они более подвержены эмоциональной нагрузке?

– Разумеется. Я ценю, что они никогда не повысят голос на человека, хотя им откровенно грубят. Всегда помогут составить соответствующее заявление. Например, о выдаче копии какого-либо постановления. А ведь вся справочная информация висит в коридоре на стендах. Сведения по делу можно получить на нашем сайте. Однако не все граждане близки к компьютеру. Допустим, пенсионеры. Многие звонят по телефону, и мои помощники терпеливо отвечают.

– Если я не ошибаюсь, нередко в процессах мировых судей речь идет не о наказании провинившихся, а о примирении. Или это лишь игра слов?

– В некотором роде. Вообще, лучший результат для судьи, когда стороны выходят из зала с мировым соглашением.

– Весьма дипломатично. И уголовные дела по частным обвинениям редко заканчиваются приговором.

– Естественно. Особенно при семейных ссорах. Причем не всегда потерпевшим становится женщина. Мужьям уже тоже стало не зазорно прибегать за судебной защитой. В любом случае разъясняем правовые последствия судимости как для одного супруга, так и для другого. И, конечно же, для их детей. Но если примирение невозможно, страсти в заседании кипят нешуточные.

– Вы являетесь классическим примером восхождения служителя Фемиды. Начинали с секретаря, потом отбыли два «срока» в помощниках. Когда стали вершить правосудие, не было ощущения, что окружающие вас молодые сотрудники, которые ниже по рангу, окончили кулинарные вузы? Особенно при досадных ошибках, описках или опечатках, из-за коих поступали жалобы от населения «куда следует».

– Никогда. Во-первых, я сама долго была в их шкуре. Меня нередко тыкали носом в огрехи, заставляя не подгонять проекты документов под образцы. Но это же не значит, что я посещала плохой университет. При этом учили, наставляли, исправляли. Во-вторых, я сама не идеальна, и отдаю себе в этом отчет. Еще я с большим уважением отношусь к приставам-исполнителям. Ведь в самом начале карьеры я несколько месяцев проработала на их поприще.

– Повысился ли у вас семейный статус в связи с увеличением зарплаты? Ведь опять же по классической схеме, применительно к вам, бюджетную помощницу, пока та, не торопясь, оттачивала профессиональное мастерство, по сути, содержал муж.

– Уверена, что домашнее положение не зависит от материальной составляющей. В этом плане для меня ничего не изменилось. Главное, что меня понимают, когда я задерживаюсь по вечерам или выхожу порой по субботам на службу. Работа ведь забирает большую часть моей жизни. Поэтому я очень дорожу полноценными выходными, которые могу провести с семьей. Кстати, когда я возбуждала исполнительные производства и, как пристав, одна ходила по должникам (еще не было вооруженной охраны), мой будущий супруг меня сопровождал. Думаю, он уже тогда подозревал, с кем свяжет свою судьбу.

– Что вы почувствовали, когда впервые услышали в свой адрес «Ваша честь»?

– По правде говоря, не помню.

– Народ нынче грамотный пошел. В том числе и в суде. Чувствуете ли вы пробелы в своих знаниях, если человек умничает в вашем кабинете?

– Бывает. Но у нас же постоянно проходят семинары. Мы все время повышаем квалификацию. И такому человеку я готова сказать спасибо.

– Случается ли, что стороны начинают вас учить юриспруденции? Допустим, настоятельно советуют внимательнее читать процессуальные кодексы?

– Иной раз представители, включая и адвокатов, пытаются поспорить относительно отдельно взятой нормы. Тогда может произойти, что называется, деловой разговор двух компетентных людей о праве. Но иногда звучат аргументы типа я в передаче «Час суда» видела или в автобусе слышала. Тут переубеждать сил у меня просто нет. Принимаю решение «в соответствии с законом, используя принцип разумности и справедливости».

– Не секрет, что вы уже примерно знаете, чем кончится разбирательство. Вы же в теме. Наблюдаются ли при слушании крутые повороты, после которых вам нужна дополнительная подготовка, и вы откладываете дело?

– Откладываю. И не редко. Например, если участник процесса требует допросить незаявленного свидетеля, а тот, в свою очередь, все с ног на голову ставит. Вот и приходится материалы заново переосмысливать.

– Наверняка сразу видно, врет ли выступающий.

– Видно, но не сразу. Это начинаешь понимать при оценке доказательств.

– На сегодня у вас назначено и гражданское дело, и уголовное. Вписана и бракоразводная процедура. И это только до обеда. Вы ко всем процессам готовы?

– Да.

– Не волнуетесь?

– Нет.

– Следите за судебной реформой?

– Конечно. Я ведь должна быть в курсе таких событий.

Фото sambia39.ru и автора

* Кстати, теперь у нас есть Telegram-канал.
Интересные истории, байки из редакции и авторские колонки. Подписывайтесь – @vsluh_ru*


Другие новости

23 декабря 2019 г.

реклама

Материалы от партнеров