Театральный критик Дина Годер: Надеюсь, вы любите театр и без меня : Интервью : Вслух.ру : Новости Тюмень

Театральный критик Дина Годер: Надеюсь, вы любите театр и без меня

рубрика: Интервью

Автор:

В прошлом году я посмотрела более пятисот постановок, часть из этого, собственно, в списках номинантов «Золотой маски».


«Ужасно» - одно из любимых словечек театрального критика, неоднократного члена жюри и экспертного совета фестиваля «Золотая маска» и не только* Дины Годер. Чаще оно сочетается с похвалой: «ужасно крутые театры», «ужасно интересно». Дина Натановна дважды побывала в Тюмени за последние два месяца. Здесь она провела школу театральных блогеров, организованную на базе Тюменского драматического театра. Ее участниками, учениками стали очень разные тюменцы, любители театра, самой младшей из них исполнилось восемнадцать, а самая старшая воспитывает внуков. Мы спросили, и Дина Годер рассказала о театральном потенциале Тюмени, о том, чего стоит ждать от театральных блогеров, а чего ждать не стоит, о волнах в жизни театров и о том, почему даже самый опытный театральный критик может забыть, что пришел в театр работать.

—У вас наверняка существует некая достаточно застроенная внутренняя театральная карта. Есть ли там Тюмень?

— Честно говоря, до сих пор ее не было. Потому что я этой осенью в Тюмени была первый раз. Но сказать, что у меня карта России очень застроенная, я не могу, потому что в обычной жизни, когда я не эксперт «Золотой маски», а это бывает далеко не каждый год, то по России езжу не то чтобы очень много. К тому же не слишком люблю обсуждать спектакли с труппой, чем обычно занимаются критики, и все такое. Иногда бываю на каких-то фестивалях, но тоже не очень часто.

center

В стране есть очевидные театральные центры. Их, вообще говоря, не много...

— Какой ближайший к Тюмени?

— Я не большой знаток географии, но думаю, Екатеринбург. Для этого мне, извините, нужно посмотреть на карту и понять, что рядом еще есть.

— Омск, Курган, например.

— Как вам сказать... В Омске я вела такую же школу блогеров в прошлом году. Как мне представляется, это по части театра это всегда был невероятно яркий город. Но театральная ситуация там за последнее время, как я вижу, немножко сдала. Сейчас, может быть, опять идет какой-то подъем — появляются малые театры, и так далее.

В омской драме одна из самых лучших трупп в России. Актеры феерические, совершенно замечательные. Хотя кто-то из крупных актеров уехал с Марчелли (известный театральный режиссер Евгений Марчелли, неоднократный обладатель «Золотой маски», являлся главным режиссером в Омском театре драмы с 2003 по 2008 годы. - Прим. ред. ), кто-то еще куда-то. То есть труппа не остается прежней, вроде бы, но высокий уровень сохраняется.

Знаете, как это бывает. Вот в Екатеринбурге растут какие-то невероятные таланты во всех областях. Они постоянно уезжают из этого города, все в столице, а город продолжает эти таланты плодить. С омской труппой получается примерно так же.

Недавно посмотрела несколько их спектаклей. Молодняк, который я раньше не видела, отличный, просто очень хороший. Действительно замечательная труппа. А в том, что касается спектаклей, они то лучше, то хуже.

Но главное, я посмотрела на зрителей. И у меня нет ощущения, что они в той же степени, что и раньше, энтузиасты, страстные любители театра, готовые жизнь положить за него и приходящие на каждый спектакль, как бывает в настоящих театральных городах, и так далее. Конечно, в этот раз мы тоже выдвинули на театральную премию прекрасный спектакль, очень хороший, как мне кажется. Просто мне кажется, что раньше театральная жизнь там была немножко более бурная, активная.

— Это интересно, потому что, мне кажется, в Тюмени как раз такая поддерживающая публика, много театров, интерес к экспериментам огромный, но каких-то настоящих, грандиозных прорывов, заметных за пределами города, региона, еще не произошло.

— Прорывов - в смысле спектаклей? Если я правильно понимаю, поправьте меня, если не права, то у вас такая активная театральная жизнь, по крайней мере в драматическом театре, стала происходить не так давно. Но это вещь, которая должна нарастать!

На самом деле я поражена! Я видела у вас четыре спектакля, пока была здесь, они не все мне нравятся, но про каждый можно разговаривать. Это спектакли думающих людей.

— В какой-то момент в театре не стали назначать главного режиссера.

— Ну да, а дальше это процесс. Подъем не происходит в одну секунду — раз, пришел новый человек, появилась пара спектаклей, и все сюда побежали. Ничего подобного! Люди должны привыкнуть к тому, что в театр ходить интересно.

Например, в Москве, где, как я считаю, сейчас тоже театральный бум, в 1990-е годы был период, когда молодые люди вообще не ходили в театр. Им казалось, что это такое папино искусство. В театр ходят бабушки-дедушки, молодые люди туда не ходят. Они в тот момент ходили на концерты продвинутой музыки, на современное искусство в галереи. И там, да, заходишь и сразу видишь — модные ребята! Приходишь в театр, там тети сидят, возраста как я сейчас.

Когда в театрах начало происходить что-то интересное, молодняк не сразу включился. Они начинают думать: «А! Тут тоже что-то происходит?» Начинают тянуться. И мне кажется, что у вас сейчас как раз период такого накопления потенциала.

Это же на самом деле очень часто происходит волнами, как и жизнь в театре в целом.

— А как долго вы имеете отношение к школе театральных блогеров?

— Тюменская школа у меня вторая (занятия проходили в два этапа по несколько дней в ноябре и декабре, участники школы посещали занятия, организованные в Тюменском драматическом театре, и спектакли, которые позже подробно обсуждали и описывали. - Прим. ред.). Первая была в Омске. Честно говоря, этому проекту всего два года, или чуть больше.

Проводить такие школы - инициатива Ассоциации театральных критиков. Театральные критики страны объединились, это было тоже года три назад, и решили делать какую-то просветительскую программу. Представители АТК ездят по стране, и я тоже несколько лет езжу с отдельными лекциями. Моя тема, например, визуальный театр (такая лекция состоялась в начале ноября в ТМЦ «Космос». - Прим. ред.). У меня несколько тем, но всем интересно про визуальный театр. Во-первых, потому что считается, что я специалист — книжку про это написала. Во-вторых, мало кто на самом деле понимает, что это такое.

И лекционный проект и образовательный — школы блогеров — это инициативы Ассоциации театральных критиков.

center

— Когда предложили позаниматься с блогерами, сразу согласились?

— Сразу. Понимаете, я преподаю-то все время. У меня есть Школа культурной журналистики. Моя — не моя, нашей большой команды. Я ее курирую и преподаю там с 2002 года.

Это проект для молодых журналистов со всей страны, специализирующихся на теме культуры. Люди постоянно пишут, пишут, пишут рецензии про все, далеко не только про театр. У нас большая команда, я ей руковожу, сама веду театр и анимацию.

Региональная критика, как правило, не имеет специализации, и если человеку удается просто писать про культуру, хотя бы в общем виде, а не бегать на пожары, - это уже редкое счастье. А уж специализироваться только на театре — ну это абсолютно невозможно, конечно же. В региональных изданиях нет такого количества сотрудников. Да, честно говоря, уже и в столичных. Все специалисты по культуре ушли на фриланс.

В 1990-е, 2000-е годы это было очень востребовано. Очень много прессы, огромные отделы культуры. К этому был колоссальный интерес. Тогда мы столкнулись с тем, что существует два вида людей. Те, которые отлично понимают предмет, имеют специальное образование, например, но вообще не умеют складывать слова, пишут длинно, наукообразно. Этого ни один нормальный человек в газете прочесть не может. И те, кто учился на факультетах журналистики, крайне бойко пишет, но ничего ни в чем не понимает и не желает понимать. В этом проблема - они лепят что попало. Мы поняли, что не хотим связываться с теми, кто ничего не знает и знать не хочет. Но научить писать тех, кто отлично разбирается, можно. Вот мы и начали учить.

У меня есть ученики во всех больших городах страны - и это такая мафия для меня. А в Красноярске, например, практически вся культурная журналистика — это люди, которые через нас прошли.

— Какие были ожидания, когда вы ехали в Тюмень, кого вы надеялись здесь встретить в качестве слушателей?

— Честно сказать, я ничего специально не ожидала, может быть, поэтому впечатление было лучше, чем могло быть. Вот я спрашиваю, как часто вы ходите в театр. Это важно для театрального человека. Бывать в театре раз в месяц, раз в два месяца — это довольно бессмысленная история для того, кто хочет об этом писать. То есть у таких людей нет фанатской любви к своему или к какому-либо театру. Они рады иногда сходить. Поэтому представления о театре у них были очень общие. И они в большей степени судят зрительским образом. Это нормально, вы, тюменская группа, тоже так судите. Но существует зритель-театрал, у него больший опыт, больший интерес, соответственно он больше вещей может сформулировать.

center

Однажды на фестивале в Воронеже - а в этом городе очень сильный Камерный театр, и вокруг него много чего происходит, в том числе множество фестивалей — тоже проходила такая школа блогеров. Ее вел мой друг, он пригласил меня с ними позаниматься. Я посмотрела и подумала: «Ну бывает же!..» Большая часть из них были люди пишущие, если не журналисты, то СММ-щики. То есть те, кто привык писать. И они много читали, много смотрели, у них был огромный интерес.

Я понимаю, что в каждом месте по-своему, это очень зависит от театра этого города, потому что театр вытягивает своих. Что происходит с театром в Тюмени, мне тогда было неизвестно. Может, я и видела спектакли, но скорее случайно. Поэтому ехала к вам без ожиданий.

А вы как-то сразу включились, и я увидела, что вы в общем все театралы, ходите в театр более менее постоянно, независимо от того, что кто-то более пишущий, а кто-то менее. Это сразу дало возможность разговаривать на соответствующем уровне.

— Что главное для современного обитателя соцсетей, который хочет писать о театре? Чему вы хотите посетителей школы блогера научить?

— Если мы говорим о том, что самое главное для человека, который пишет о театре, то здесь просто. Главное, чтобы он любил театр. Вы, надеюсь, его любите и без меня. И нужно, чтобы человек умел видеть, что происходит, умел это сформулировать, выразить свою мысль, свою эмоцию. Это одна сторона вопроса. И мне, конечно, хотелось бы, чтобы в результате наших разговоров вам, может быть, стало чуть более понятно, как это делать.

Но здесь есть вторая сторона. Меня зовет театр. Театр в вас заинтересован. Театр хочет, чтобы вы про него писали. Мало того, театр хочет, чтобы вы были популярны. Это понятно, потому что чем популярнее вы, тем популярнее театр. Люди идут на ваши рекомендации, тянутся за ними.

Если бы я говорила с журналистами, я бы, конечно, упирала на другие вещи: смотреть — формулировать, смотреть — формулировать, выделять главную мысль, оформлять написанное, то-се. Но с блогерами мне важнее, чтобы вы раскрылись и каждый понял, что ему свойственно. Если каждый найдет то, что у него хорошо получится, и будет популярен в этом, то все остальное пойдет само собой. Вот для чего я.

center

Блогерство отличается от журналистики. Ты должен быть интересен, ярок. А насколько ты умеешь анализировать? Ну, один умеет, а другой нет, зато этот другой берет чем-то еще. Может, он не так сильно углубился в спектакль, но за счет занятных, остроумных формулировок привлек большой интерес к спектаклю. А люди придут и уже сами разберутся, что происходит на сцене.

— Главный, наверное, вопрос. Многие спектакли сейчас доступны в записи, можно поехать на фестивали или премьеры, просто на показы каких-то спектаклей практически в любую точку, если очень хочется, и посмотреть. Но, как вы думаете, театральный зритель в провинции все же находится в какой-то изоляции или это надуманная история?

— Как вам сказать... Честно - зависит, конечно, от театральности вашего города. Провинция же очень разная. Бывает, что театр один, и пойти больше некуда, тогда театрал чувствует голод. Ведь сколько может быть премьер, да? А он хочет часто ходить в театр, и приходится смотреть одно и то же. Но если театров нормальное количество, есть какие-то студии, независимые театры, то в этой ситуации человек, живущий в провинции, изолирован в той же степени, как и человек, живущий, условно говоря, в Москве. Потому что для меня Берлин, где происходит много важного, — тоже не ближний свет. Или Нью-Йорк, или что-то еще. Все мы от чего-то изолированы, от Петербурга, от того-сего.

Да, в Москве много чего происходит. Но иногда самое интересное происходит не там. Например, Кулябин дает премьеру в «Красном факеле» в Новосибирске (Тимофей Кулябин — главный режиссер театра, обладатель многих премий и наград. - Прим. ред.). И все как один поднялись, штаны надели и поехали в Новосибирск.

— И об этой премьере должны как раз сказать новосибирские блогеры и театральные критики.

— В частности, если мы их читаем. Но, поскольку я критикой занимаюсь, то и читаю критиков. А критики же еще и блогеры. Читаю в Фейсбуке: «Вчера посмотрел… Слушай, это вообще улет!» И начинается: «А! А! Ты там, а я тут! Как же так может быть?!»

Потом, проходит много фестивалей. Я безостановочно вижу своих друзей, как они вместе фотографируются на фоне одного фестиваля, другого. Фестивали сейчас по всей стране. Нет момента, когда нет никакого фестиваля!

Ну и театральные города же еще постоянно меняются - вверх-вниз. Сейчас один из самых популярных городов по части театров в России - Казань. Никогда раньше такого не было. Почему это происходит? Большой город, стандартный набор театров — драмы, русской драмы, ТЮЗ, и так далее. Как всегда бывает в национальных театрах, там ставят национальную классику. А такие вещи выглядят для нас немножко консервативно. Но там стали появляться независимые труппы — ужасно крутые! Вдруг какой-то человек с деньгами решил дать немножко денег на театр.

В Ростове тоже — раз! - появился независимый театр. Спонсирует один человек. Туда приглашают крутейших режиссеров со всей России, они делают невероятный экспериментальные вещи. И все стремятся туда.

Что ни «Золотая маска», то они. Беспрестанно гастролируют в Москве. У них нет больших декораций - легко возить по фестивалям. Все фестивали их хотят — интересные постановки, странные вещи, эксперименты…

— Если представить, что кто-то находится в ситуации выбора, одно или другое, одна постановка или другая, как выбрать, если не видел ни того, ни другого?

— Вообще когда спектакль вызывает интерес, то я готова пойти на то и на другое. Если речь не об этом, каждый исходит из из своих соображений. Соображение номер один для меня всегда - режиссер. Потому что у нас сегодня режиссерский театр. Но бывает, что режиссеры для меня примерно одного уровня. Возможно, оба волшебные. Тогда есть куча разных вещей. Например, всегда можно найти отзывы людей, которым ты доверяешь. Есть вещи, связанные с интересной современной драматургией. Ну и для меня очень большое значение имеет визуальная часть. Я смотрю картинки, иногда есть ролики, видео, и по ним многие вещи становятся ясны. Спектакль, где не два артиста на сцене разговаривают, и где есть эта визуальная часть, я смотрю. Что больше впечатлит, на то иду в первую очередь. Ну и, конечно, актеры. Есть такие, кто поражает наше воображение, и мы хотим видеть, как они обойдутся с такой-то ролью.

center

— Скажите, какие из идущих в России спектаклей вы бы обязательно советовали посмотреть, если есть такая возможность?

— Ха! Это невозможно! Для человека, который ходит два раза в день в театр…

— Вопрос теоретический.

— Он очень теоретический! Во-первых, хочу вам сказать, что в прошлом году я посмотрела более пятисот постановок, часть из этого, собственно, в списках номинантов «Золотой маски». Но есть вещи, которые мне больше понравились, а моим коллегам меньше. Есть премьеры уже текущего сезона, которые я посмотрела после этого.

Некоторые спектакли работают как проекты. Например, спектакль «Пожалуйста, дальше» (по Гамлету) авторов Яна Дейвендака и Роже Барната (спектакль представляет собой условное судебное заседание, где разбирается убийство Полония Гамлетом, в соответствии с духом и буквой закона, с непредсказуемым исходом. - Прим. ред.). Может быть, с точки зрения прямого, традиционного театра они не так интересны, но это спектакли, которые становится событием твоей жизни. Потому что благодаря им - как всегда в случаях, если речь о сильном искусстве - ты что-то другое про жизнь понимаешь. «Пожалуйста, дальше» из таких. Или показанный на фестивале NET спектакль Signa, где я побывала. Вот я заглянула в Фейсбук, там уже — Ваааа! - споры страшные на этот счет (проект в России окончен и не повторится, поэтому его подробное описание можно найти у многих критиков и зрителей. - Прим. ред.).

— Скажите, а был ли какой-то спектакль, на который вы пришли как критик, и совершенно забыли, что должны наблюдать, запоминать, когда вы полностью погрузились в происходящее?

— Послушайте, в хорошей ситуации это всегда так происходит. Я помню, что я критик и что я должна, только в ситуациях, когда меня это не трогает. А когда это сильное произведение, которое меня занимает, я мгновенно на это реагирую - я же человек. Конечно, бывают разные ситуации. Например, я иду с мыслью, что мне нужно писать. Это уже не очень часто бывает, но тем не менее. Какие-то вещи, детали важно прямо по ходу зафиксировать, потому что потом их забудешь. Но я не могу записывать по ходу спектакля потому, что он дальше идет и я боюсь что-то пропустить! При этом вроде осознаю, но не могу функционировать как критик нормально. Действительно, когда происходящее на сцене захватывает, ты об этом не помнишь.

На самом деле критик должен быть просто хорошим зрителем, который понимает чуть больше, потому что чуть больше смотрит. Это не два разных человека внутри меня.

— А в Тюмени были такие спектакли?

— Где я бы забывала? Вот в «Молодости» была пара острых моментов, когда ты не отстраняешься.

— Если вы не эксперт «Золотой маски», то сколько спектаклей смотрите в месяц?

— Я, честно говоря, хожу в театр каждый день. Бывает один-два дня, когда не хожу, но это значит, что я иду на что-то другое. У меня достаточно широкие интересы, плюс анимация моя. У меня обычно не бывает свободных вечеров.

* Справка:

Дина Годер - куратор и преподаватель программы дополнительного обучения молодых журналистов «Школа культурной журналистики» при фонде Про Арте (Санкт-Петербург). Программный директор Большого фестиваля мультфильмов (Москва). Театральный критик, автор статей по вопросам анимации. Член жюри и селекционных комиссий различных российских и зарубежных театральных и анимационных фестивалей. Составитель программ для российских и зарубежных анимационных фестивалей. Неоднократный член жюри и экспертного совета российской национальной театральной премии «Золотая маска», эксперт этого фестиваля в текущем сезоне.

На фото занятия тюменской школы театральных блогеров, автор Полина Секисова, ТБДТ

Ещё по теме:

Другие новости

19 декабря 2019 г.

реклама