Александр Андросов: Я увидел, что рынок практически свободный : Интервью : Вслух.ру : Новости Тюмень

Александр Андросов: Я увидел, что рынок практически свободный

рубрика: Интервью

Автор:

В интервью «Вслух.ру» он рассказал, как стал предпринимателем, какими мерами господдержки пользуется и чего ждет от реализации нацпроекта.


Учредитель и комерческий директор «Дома рекламы «Клякса» Александр Андросов в малом предпринимательстве уже не первый год. С детства знает, как зарабатывать деньги. Легко ориентируется в своей сфере деятельности и всегда готов поделиться секретами бизнеса. В интервью «Вслух.ру» он рассказал, как стал предпринимателем, какими мерами господдержки пользуется и чего ждет от реализации нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы».

— Как ты решил стать бизнесменом?

— Это нам с братом от отца досталось. Мы с малых лет видели, как зарабатываются деньги. И отец нам давал возможность самостоятельно заработать на карманные расходы. Мы начинали трудиться с пятого класса. Подрабатывали даже дворниками. Поступив в университет, я год проучился в Китае и видел, как люди там, в силу очень большой конкуренции, вынуждены выживать, придумывать какие-то идеи и способы заработка. Когда вернулся в Россию на втором курсе, мне казалось, что в Тюмени можно заниматься чем угодно, и это, в любом случае, будет приносить тебе доход. То есть, всего-то и нужно — целеустремленность, образование, понимание процессов и умение оперировать деньгами. Не просто заработать и сразу махнуть в Турцию на отдых, а так вложить деньги, чтобы они генерировали прибыль.

— «Дом рекламы «Клякса» - это уже не первый твой бизнес?

— Да, первым был «Вертикальный мир». Мы занимались обслуживанием рекламных компаний, монтировали все, что выше первого этажа. Стали появляться собственные клиенты. Людям нравился наш подход — мы работали и в субботу, и в воскресенье, и круглые сутки. Не боялись браться за сложные заказы. Клиенты стали обращаться к нам напрямую. Мы стали оказывать услуги от изготовления рекламы до ее монтажа. Начали обращаться в рекламные компании и поняли, что нас их работа не вполне удовлетворяет: где-то качество печати плохое, где-то долго изготавливают заказ, где-то очень дорого, где-то нет материалов и т.д. В общем, я увидел, что рынок практически свободный, и мы с моим товарищем решили пять лет назад открыть рекламное производство. Сделали из старого гаража небольшой цех, купили станок и назвали себя «Печатный цех «Клякса». Всех сотрудников, включая меня, набралось человек восемь. В итоге всего за два года штат расширился до 30 человек. Потому что, как только у нас появилось печатное оборудование, клиенты просто хлынули к нам огромной волной.

Мы делали элементарные вещи: отвечали на звонки, печатали качественную продукцию, никого не обманывали, предоставляли отсрочки платежей. Иными словами — мы просто понимали, что от нас хотят клиенты. Допустим, в Тюмени отсутствовало определенное оборудование. Мы тут же приобретали требующийся печатный станок. Так мы покупали и покупали, пока оказалось, что многие наши станки не имеют аналогов в Тюмени.

В начале нашей деятельности можно было легко подать на получение государственной поддержки, в частности, на возмещение лизинговых платежей на приобретенное оборудование. Мы закупили 10-15 станков, цена которых доходила до 2-4 млн рублей за единицу. Бывало, что нам отказывали в господдержке. Но в целом процедура была несложной. Правда, первый раз обожглись. Но мы не опустили руки, все тщательно изучили, подготовили необходимые документы. Впоследствии это уже не представляло для нас сложности, и мы двигались будто по накатанной дороге. Если не ошибаюсь, мы подавали документы на возмещение лизинговых платежей от разный компаний - «Вертикальный мир», «Клякса», «Ледовая арена» - около десяти раз. Отказали нам, может быть, раза три.

— «Ледовая арена», насколько понимаю, сезонный бизнес.

— Два года назад мы учредили компанию «Ледовая арена». Занялись развитием городских катков. Оборудование для залива ледовых площадок тоже достаточно специфичное. Но затраты на эту технику не подлежат возмещению. Об этом мы узнали, когда она уже поступила в Тюмень.

В «Кляксе» на данный момент у нас около 30 станков и больше 50 сотрудников. Я думаю, мы входим в тройку самых крупных рекламных компаний Тюмени и региона. В прошлом году попали в рейтинг топ-100 лучших работодателей города. В этом году подавали заявку на всероссийский конкурс рекламы как производственная компания и заняли второе место с выставочным стендом индустриального университета. В прошлом году были третьими в номинации «Оформление торговых центров» за новогоднее оформление ТРЦ «Тюмень Сити-Молл». Так что у нас есть награды всероссийского уровня.

Мы предоставляем полный спектр услуг от изготовления до монтажа наружной рекламы. Делали арт-объекты в Сочи, оформляли выставки в Москве, Екатеринбурге, Челябинске, в Крыму, Югре, на Ямале. Полностью оформляли большие форумы, чемпионаты, проводили брендирование на месторождениях нефтяных компаний. То есть, выполняли самые разные заказы.

Одним из первых наших крупных клиентов, чем я горжусь, стал Западно-Сибирский банк Сбербанка России. Мы выиграли тендер, причем наше ценовое предложение было лишь седьмым, но зато по качеству мы оказались лучшими. В результате за полтора года напечатали для Сбербанка фотообоев общей длиной больше двух километров. Оформили больше 50 филиалов банка в Тюменской и Омской областях.

Мы никогда не отказывались от работы. В этом есть и определенная сложность, поскольку беремся делать все — от визитки до оформления крупного форума на две тысячи человек. В настоящий момент рекламный рынок, можно сказать, насыщен. Когда мы открывались, рекламных компаний в Тюмени насчитывалось 230. Сегодня их около 500. Но половина из них состоит из одного человека, который сидит дома с ноутбуком и перепродает какие-то услуги.

— Удивительно слышать от тебя, что рынок рекламы в нашем городе пять лет назад имел огромное количество ниш. Я был уверен, что он был насыщенным еще в начале 2000-х.

— Вот именно! Я тоже так думал, что 250 рекламных компаний — это предел. Оказалось, что нет. Например, от меня ушел один сотрудник. Снял гараж, поставил станок китайский и начал переманивать моих клиентов. Но я к этому спокойно отношусь. Всегда будет клиент, который хочет найти подешевле. С такими мы легко прощаемся.

По многим направлениям мы являемся лидерами рекламного рынка. Мы первыми нашли и закупили на выставке в Европе новый принтер. Оборудование 2019 года, оно является новинкой для российского рынка. Принтер печатает на футболках из натуральной ткани.

До этого для печати использовались только синтетические футболки, либо, если они хлопчато-бумажные, применялся метод приклеивания тонкой пленки. Что недолговечно. Мы же сейчас печатаем на изделиях из натуральных материалов изображения фотографического качества. Сотрудничаем с дизайнерами, которые через интернет-магазины по всей России продают авторские принты.

— Какими еще мерами господдержки, кроме возмещения лизинговых платежей, ты пользовался?

— Мои сотрудники регулярно проходят обучения по программам, которые предоставляют профильные структуры правительства области. Я сам семь лет назад участвовал в конкурсе молодых предпринимателей и выиграл стажировку на заводе, который мог выбрать в любой точке мира. Выбрал Германию, предприятие по производству подъемной техники. Тогда мы первыми в России закупили новый немецкий подъемник.

Во время стажировки рассказал директору предприятия, что бывал на заводах по производству подъемной техники в Корее и Китае. Много информации предоставил ему о подъемниках, о самом бизнесе по монтажу конструкций.

А они как раз в этот момент выходили на наш рынок и делали адаптированную модель. С их инженерами-технологами я просидел часа четыре и рассказал, что необходимо для сибирских условий, чем удобны, допустим, японские машины, почему мы предпочитаем их, а не немецкий транспорт. За такую обратную связь, любовь к технике и за то, что мы первые отважились приобрести немецкий подъемник, он нам сделали скидку 30 тыс. евро. Так и сказал: «Ребята, вы первые из России, причем не из Москвы и Петербурга, а из сибирского города, кто купил наш подъемник. Поэтому я дам вам скидку». Правда, автомобиль был с пробегом 180 км — на нем в Германии гоняли в соседний город, на выставку.

— Что тебе дает членство в «Опоре России»?

— Контакты. Очень много вопросов решается, когда ты знаешь руководителей других компаний. Мы все не идеальные, у всякого бизнеса могут быть проколы. Но когда нужно очень быстро и оперативно решить вопрос, который завязан на трех-четырех предприятиях, очень выручают связи и установленные контакты через «Опору России». На этой площадке встречаются директора и собственники предприятий, общаются, знают, кто и чем занимается. И уже понимаешь, кому можно позвонить, кто сможет быстро и качественно решить возникшую у тебя проблему.

Плюс у регионального отделения есть чат, где около 3,5 тыс. тюменских предпринимателей. Этот чат тоже нас выручал неоднократно. Допустим, у нас недавно был заказ — надо было срочно найти 95 стульев и 20 кресел. Где бы мы их достали в сжатые сроки? Это не рекламная сфера. Мы закинули тему в чат и в течение двух часов нашли необходимые нам стулья и кресла. Спасибо, что «Опора России» создала такой чат.

— Ты в малом бизнесе уже не первый год. Как живется в последнее время? Несмотря на все заверения правительства России, что малый бизнес должен развиваться, ему нужно помогать, на практике все с точностью до наоборот — контроль только ужесточается, проверок меньше не становится, налоги постоянно растут.

— Стало тяжелее. Хотя нас перестали кошмарить пожарные, налоговики и Роспотребнадзор. Я, конечно, не ресторатор, но я не так сильно боюсь проверок, как лет десять назад. Тем более что представители контролирующих органов общаются с нами все на той же площадке «Опоры России». Но налоговое бремя стало реально тяжелее. Сложно работать с заказчиками, особенно с крупными корпорациями. Они постоянно включают в договор отсрочку оплаты, НДС, а потом еще и не платят за работу, пока ты все круги судебного ада не пройдешь и не докажешь свою правоту. В настоящее время к малому бизнесу так и относятся: хочешь работать с нефтяным гигантом — давай два месяца отсрочки, собери кучу документов, все сделай на свои средства, а потом еще докажи, что ты выполнил работу качественно. Поэтому я не стремлюсь к сотрудничеству с крупными корпорациями. Это одна проблема.

Другая — тендеры. Это и плюс, поскольку тендеры позволяют найти хорошего поставщика. Но и минус — выбирают только по одному критерию — по цене. Это убивает всякое стремление к качеству, использованию новых технологий.

— Чего ты ждешь от реализации нацпроекта по малому бизнесу?

— Я жду создания диалоговых площадок малого бизнеса с крупными корпорациями. Чтобы с нами разговаривали не с высока, а на равных, и были заинтересованы в нашей работе. Я жду правовой защиты от государства, в том числе и от произвола промышленных гигантов, которые позволяют себе не платить по 5-7 месяцев за выполненные нами заказы.

Кроме того, в последнее время я не подаю на господдержку, в частности, на компенсацию лизинговых платежей, поскольку мне надо столько отчетов написать, столько документов составить, что руки опускаются. И здесь я понимаю, что сейчас не столько кошмарят малый бизнес, сколько региональный департамент инвестполитики и господдержки предпринимательства.

С одной стороны, чиновники хотят оказать поддержку, с другой — опасаются, что их могут в чем-то заподозрить. И по этой причине так обкладывают себя документами, что к ним не подступиться. А бумажная волокита отнимает очень много времени. И здесь нужна помощь не только предпринимателям, но и чиновникам тоже. Госструктуры должны работать быстро и эффективно, а они, на мой взгляд, погрязли в бюрократии.

Фото из личного архива Александра Андросова


Другие новости

16 декабря 2019 г.

реклама