Валерий Борисов: Там, где раньше орали-бухали, теперь порядок : Беседы : Вслух.ру : Новости Тюмень

Валерий Борисов: Там, где раньше орали-бухали, теперь порядок

Глава управы рассказал о безопасности в центре Тюмени, странных памятниках и любви к порядку.
Новости > Беседы

В апреле 2015 года исполнилось ровно пятнадцать лет с тех пор, как Валерий Борисов пришел работать в муниципалитет. 14 апреля 2000-го тогдашний мэр Тюмени Степан Киричук предложил ему возглавить управу Калининского административного округа. Последние восемь лет Валерий Борисов занимал пост главного по центру Тюмени. 15 апреля он назначен на должность главы администрации Нижнетавдинского района, и уже с понедельника отвечает за свою новую вотчину. Корреспондент «Вслух.ру» накануне этой перестановки побеседовал с чиновником, к которому у жителей Тюмени накопилось одинаковое количество претензий и благодарностей.

– Центральный округ был и остается самым главным округом в Тюмени. Независимо от моего места работы. Центр — это административные, культурные, научные, спортивные учреждения. Какие бы ни приехали гости в Тюмень, они видят центр: посещают правительство, думу, театр, филармонию, бульвары, парки, скверы, кафе и рестораны. Все самое лучшее и красивое расположено в центральном округе. Содержать все это, следить за порядком – было нашей задачей.

Центральный округ – не только лицо города, он интересный и многогранный. Здесь есть и многоквартирные высотные дома, и исторические дома-памятники, и частный сектор, и река, и набережная, и мост Влюбленных, и другие места, которые привлекают людей. Центральный округ притягивает всех. Сюда приезжают гости из других районов, вечерами здесь остаются. Восемь лет не прошли даром. Создана абсолютно рабочая команда. Все в теме. Все знают, как и что делать. Думаю, мне можно осваивать другие просторы.

Валерий Иванович, за то время, что вы занимали пост главы управы, в Центральном округе появилось огромное количество различных скульптур. И не все тюменцы однозначно принимают их.

– В тюменцах кипит.

Многие подвергают сомнению их художественную ценность.

– Это так просто. Лишь бы лебеду потрясти. В моем понимании, арт-объект — это элемент привлекательности. Собачка у ЦУМа принесла 1,5 миллиона рублей общественному фонду «Потеряшки». Что в этом плохого? Три девочки сидели на Цветном бульваре, семечки щелкали. Я спросил: «Вы из какой деревни?» Они возмутились: «Мы из университета». Одна из трех взяла носовой платок и семечки подмела. Я им говорю, что по Цветному бульвару надо ходить как дома, как в квартире. Тогда меня заразила собственная мысль и я сделал скульптуру «Тапочки». Или дворник, который на Профсоюзной стоит и говорит, что чистый город — задача общая. Ничего плохого в этом не вижу. А маме так я вообще песни пою.

Вот как раз мама больше прочих вызывает вопросы.

Мама — это нормальный памятник. Мужики, которые ходят и встречают своих новорожденных питомцев в роддом, этой маме цветы кладут. А раньше там бухали-орали, и трава была по пояс. Сейчас все чисто, культурно, аккуратно. Каждый год я этот памятник обновляю, подкрашиваю. И прописью на нем написано «Мама». Трогательно.

Что там еще не нравится? «Брестскую крепость» мы сделали с погранцами. Скульптуру «Морякам России» на берегу реки, где теперь собираются и матросы, и морские пехотинцы, и десантники. Есть жар-птица, бабочка, ромашка, часы, почтальонша, Распутин, Татьяна, Глобус… А что пишут, я читаю, мне даже противно. Я не хочу даже говорить на эту тему.

Хочу сказать, что из бюджета я на это ни рубля не потратил. Я, мои друзья, коллеги и единомышленники делали это за свой счет, сами платили скульпторам за их работу. Делали это просто так — от души для души. И сегодня ни один арт-объект никому не мешает. Часы время показывают на площади 400-летия Тюмени. За почтальоншу ветераны мне спасибо сказали. У Распутина стул блестит уже: все женщины на нем сидят. У Татьяны активные девчонки 24 апреля соберут 15 ветеранов, будут праздновать День Победы. В июне там же — День защиты детей.

А какой ваш любимый памятник?

– Они все любимые. Все дороги. Начал я с сантехника. Купил его за 15 тысяч своих личных рублей. Беднее не стал. Хорошо, если бы после меня кто-то остался и тоже занимался этим. В любом сквере должна быть не только газонная часть, цветочная часть. Должен быть элемент привлекательности, чтобы можно было интересно сфотографироваться. И люди делают это, рассылают друг другу снимки в социальных сетях.

А что, плохо, когда фотографируются с моим дворником или Распутиным? Никаких проблем не вижу. Это все здорово и оправдано. Я думаю, что все было сделано правильно.

С вандалами вам, Валерий Иванович, судя по всему, справиться не удалось.

– Да, с вандалами всегда приходилось бороться. Когда я работал в Калининском округе, сквер Комсомольский был запущенным и заросшим. Появились первые клумбы, бабушки и дедушки с близлежащих домов просто выкапывали цветочки. Я их стыдил. Они объясняли, что им надо для палисадников. Я им давал на это сто рублей. И вот эти люди, к сожалению для себя и к счастью для меня, стали охранять эти цветочки. Я в них нашел единомышленников.

Так же как растаскивали куски фонтана на Ямской. Там был белый забор, подкрановые пути, там было все плохо. Я пришел к Степану Михайловичу Киричуку, сказал, что надо построить фонтан, нарисовал картинку. Он ответил: не буду мешать, но денег не дам. Я его построил со своими единомышленниками. Он стоил 4 миллиона рублей для нас — для меня и моих друзей. По сути, это все наше. А бабушка, которая утащила чашу с фонтана себе на балкон, потом стала следить за фонтаном и охранять его. Теперь мы с этой бабой Анной дружим. Вот такие люди. У меня с ними до сих пор хорошие и добрые отношения.

Больше всего тюменцев печалила история о разгроме вольера для белок в сквере Немцова.

– Печалила. Теперь радует. 15 апреля меня утвердили на должность главы Нижнетавдинского района. Белочки, которых я когда-то привез из Санкт-Петербурга, сделали мне подарок в этот день и принесли потомство. Появились еще две маленькие белочки. Мы их хорошо кормим, за ними ухаживают ветеринары. Там есть все условия для того, чтобы прижиться. Люди белкам радуются. В сквере всегда много детей. Белочки прыгают, крутятся — мы им приборы сделали специальные, колеса всякие.

Как такое возможно, что там хулиганы постоянно сбивают замки с вольеров, портят ограждение? Там же каждый сантиметр просматривается с камер видеонаблюдения.

– Камеры есть, да. Видимо, кому-то слишком надо…

В связи с видеокамерами вопрос. Центральный округ Тюмени стал более безопасным?

– Те парки и скверы, которые разбивали в последние годы, все оснащены видеокамерами. Я недавно ездил в отделение полиции №6 на улице Ватутина и оттуда с помощью камер видеонаблюдения смотрел на сквер Борцов революции. Все видно. Теперь все управы выводят картинку с видеокамер на мониторы полиции.

Но конкретный результат-то ощущается?

– Да. Правоохранительным органам это удобно. Намного меньше стало безобразия.

Раньше элементарно цветы топтали. Весной я прошелся по всем скверам. Все в порядке. Елочки все целы. Пока никаких особых нарушений нет.

Радует, что продвигаемся в этом направлении. А вообще поколение надо воспитывать с детства: с себя начинать, с родителей, с детского сада.

Валерий Иванович, благоустройство — это не только украшение центральных улиц города, но и огромный объем малозаметной мелкой работы во дворах. Много ли дворов удалось привести в порядок и решить таких локальных проблем?

– Приведение в порядок дворов — это была основная наша жизнь и главное требование властей города к управе. Каждый год, даже в кризисное время, в Тюмени выделяют на это около 100 миллионов. И губернатор, и глава администрации города считают, что это правильно. В прошлом году мы благоустроили 15 крупных дворов, в этом году облагородим 19. Их ремонтируют комплексно. Проекты согласовывают и с депутатским корпусом, и с общественностью, и с советами домов. Не все бывают согласны с проектами. Как обычно, многие люди не приходят на собрания жильцов, а потом на кухнях начинают рассуждать и качать свои права уже во время работы. Не все так просто. Но это жизнь. В итоге побеждает разум и то, что нужно жителям в основной массе.

Как-то меняются подходы с годами? Дворы становятся более современными?

– В последнее время мы делаем особый акцент на создание доступной среды. Делаем спортивные тренажеры для детей с ограниченными возможностями. Это здорово. Будем уделять этому вопросу повышенное внимание.

Имеются в виду какие-то специальные площадки?

– Условно говоря, есть обычная карусель. Но у нее особым образом откидывается мостик и на нее может въехать ребенок на коляске. Такие вещи сглаживают разницу между людьми, делают отдых и занятия спортом более доступным для всех.

Такие площадки появляются точечно, там, где проживают дети с ограниченными возможностями?

– Мы выбираем крупные дворы в тех местах, где обычно гуляет много людей. Например, дома на Ленина, 63, Ленина, 65 и Республики 48 образуют большой двор в центре города. Те, кто гуляет рядом, могут свободно туда зайти. Или двор домов на Советской, 88, Советской, 112 и Профсоюзной, 68. Почему бы там не поставить два-три специальных прибора?

В Центральном округе естественным образом в силу развития города остается огромное количество старых домов, уже не пригодных для проживания. Видели в этом головню боль?

– Надо как можно скорее в Центральном районе решать вопрос с аварийным ветхим жильем. Вот это настоящая проблема.

Домишки на Комсомольской, на Осипенко надо удалять. Но самый главный вопрос, который я не смог решить, – это отсутствие ливневой канализации на улицах Осипенко и Комсомольской. Здесь я каюсь. В этом месте нужна хорошая дорога и ливневка.

Это затратно, конечно. Требует капитального ремонта. Там теплотрассы, много сетей, которые надо переносить. Это дорогостоящие работы. Но в центре такое необходимо делать обязательно.

Главная причина того, что на Осипенко и Комсомольской нет ливневки, – отсутствие финансирования?

– Ну, конечно. Проектно-сметная документация уже разработана. Нужны большие финансовые вливания для продолжения дела.

Жители района улицы Ватутина часто жалуются на состояние дорог. Их состояние – тоже вопрос финансов?

– Жители района Ватутина напрасно жалуются на состояние дорог. Это вообще один из лучших микрорайонов в городе. Там хороший ТОС, который возглавляет Ирина Михайловна Локтева. Улицы Велижанская, Спорта, Студенческая, Менжинского все в асфальте. Проблем нет. Остался не отремонтированным двор по адресу: Юганская, 13, его приведут в порядок уже в этом году. Все остальные дворы сделаны в лучшем виде. Есть вопросы по тротуарам. Есть срезки в асфальте, я согласен. Депутат Романов попросил исправить. Но в сравнении с тем, что было лет 15 назад — небо и земля.

Есть проблема, не решенная при мне, в Казарово и Березняках. Там коттеджная застройка, новые улицы образовались. А быстро построить дороги возможности нет. Там черная земля. Один построился, второй не построился. Тягачи по грунту грузы везут. И все дороги разбиваются. Подрядчик только успевает грейдировать.

На строительство дорог в Казарово в этом году выделена сумма свыше 100 миллионов рублей. Асфальтирование будет. А в Березняках, наверное, только в будущем году.

Крепко заботит тюменцев вопрос парковок. Центр города переполнен машинами. Как этот вопрос решался?

– Большое дело сделано, много затрачено средств. И губернатор региона, и глава администрации города многое решили. Взять только улицы Хохрякова и Кирова. Убрали сразу три двухэтажки и построили парковку на 160 мест, у завода «Бенат» — на 160 мест, на Ленина, 41 — почти на 200 мест. Большие парковки на Первомайской, 20 возле администрации города, и на Ленина, 3 возле круглой бани. Обратите внимание, в выходной день они все пусты, только в рабочие дни переполнены. Думаю, что власти города дальше будут двигаться к двухуровневым и трехуровневым парковкам. По-другому никак.

На Индустриальной, 38 и Горького, 37 тоже надо делать парковки. Устанавливать санитарно-защитную зону: создавать какие-то живые изгороди, сеять траву, а внутри площадки делать стоянки для машин. На месте частного сектора, который остался на Осипенко, тоже можно парковки сделать. Все нормально. В центре города уже не стоят машины, система «Паркон» работает. Административная практика есть, штрафы за неправильную парковку собираются регулярно, и суммы большие. Люди уже привыкли. Эти вопросы решены в рамках правового поля.

Валерий Иванович, какое у вас любимое место в Центральном округе?

– Загородный сад, ныне Александровский. Я помню его еще с молодости. Это был очаг культуры. Микрорайон завода АТЭ и Судостроительного завода проводил там все праздничные мероприятия. Мы проводили там соревнования и в теннис играли, и в волейбол, и лыжня была по периметру. В саду была установлена деревянная эстрадная площадка. Духовой оркестр проводил танцевальные вечера для старшего поколения. Им это все нравилось. Там устанавливали новогоднюю елку зимой. Много фотографий у меня сохранилось с тех времен. Реконструкцией сада занимался тоже я. Предусмотрели там площадку для выгула собак. Там есть площадка для детей и фонтан, и ротонда, и скульптуры: прогуливающиеся дамы, офицер, юнга.

Тогда еще один вопрос про скульптуры. Куда исчезло из Александровского сада дерево из лопат?

– Оно давно стоит на Шаимском бульваре. Поскольку Александровский сад получился историческим, скульптуру из лопат перенесли в более современный сквер. Такое дерево я видел в одном из скверов в Англии. Приехал в Тюмень, насобирал у управляющих компаний ненужных лопат и сделал такое же. Это памятный знак, прославляющий рабочий класс. Территорию содержит кто? Дворник с лопатой. Ему и памятник.

Вы уезжаете, но вам известно, как будет озеленен город к нынешнему лету. Расскажите об этом.

– За счет бюджетных средств в Тюмени будет высажено около одного миллиона цветов. Плюс к этому, в посадке цветов примут участие еще и частные предприятия. Это здорово. Все будет красиво. Тюльпаны уже посажены у правительства, у думы, у мэрии. Они будут радовать глаз с наступлением тепла. Как и в прежние годы будут высажены кустарники и деревья. Так что все будет красиво и празднично. Цветов в Тюмени много. Не все депутаты городской думы довольны. Лучше, мол, деньги на цветы не выделять, перейти на многолетники. Это тупо и неправильно. Лишь бы поговорить, воздух посотрясать, поиграть на публику: деньги сэкономить… Цветы должны быть в городе. Они радуют все поколения. Цветы — это жизнь. Надо заниматься ими.

Особое внимание в этом году будет уделено газонам. Их надо понижать, чтобы на грязь с бордюров не бежала. Вроде и «пылесосы» ходят, а сверху газона грязь бежит. Не хорошо. На это указывают губернатор и новый заместитель главы администрации города Максим Афанасьев.

Какое впечатление производит на вас архитектурный облик Тюмени? Нравится эклектика и повсеместно сложившееся смешение стилей?

– В архитектуре случается и хорошее, и плохое. Как есть, так есть. Надо только ухаживать. Если что-то не так, то другие поколения исправят. Надо и им какую-то работу оставить.

В самом центре Тюмени есть белое пятно. Это лог, ручеек. Такое место, которое просто просит благоустройства. Возможно ли такое?

– Это речка Тюменка. У меня был замысел благоустроить ее еще в 2000 году. Одна из известных компаний заключила канал в бетон, сделала рядом парковку и построила свой офис.

У меня была идея пустить всю Тюменку в Туру по бетону, а берега оформить в виде трапеций с пешеходными зонами, торговыми рядами и шахматно-шашечными столиками. У строительного университета можно было бы сделать смотровую площадку и запустить кабинки канатной дороги через эту речку.

Подобное я видел в Кемерово — там шахтеров таким образом возили на работу через реку.

У нас студенческий город, здесь живут состоятельные люди. Такие вагончики на канатной дороге крутились бы круглые сутки. В Тюмень даже приезжали представители австрийской фирмы. На проект надо было 60 миллионов рублей. Они окупались в течение трех лет. Я был на Красной поляне, канатные дороги пустыми не бывают. Эта идея приветствовалась. Я даже Сергею Семеновичу Собянину о ней говорил, и он поддержал. Но не получилось, не нашли средств. Такая зона отдыха между старым и новым городом была бы прекрасной. Сейчас настроили коттеджей, весь мусор бросают в лог. Мы вынуждены искать альпинистов, чтобы этот мусор убрать. Особенно у Вечного огня.

А вы верите, что такой замысел когда-нибудь может быть воплощен в жизнь?

– Я уже сейчас вижу, что Тюменку начинают обустраивать. Улица Первомайская будет облагорожена. Русло речки от Первомайской пойдет по бетону. Выше на берегу насыпь, и пошло-поехало. Можно заниматься. Только нужно не ограничиваться направлением струи воды. А сверху планировать и создавать рекреационные зоны. Это будет здорово. Тюмень станет интересна своим ландшафтным дизайном. Не у каждого города есть возможность утроить такую привлекательную пешеходную территорию в естественном логу.

Какие еще интересные идеи благоустройства центра у вас были?

– В 2000 году был проект «Гостевая улица». Речь идет об улице Дзержинского. На ней много старых деревянных двухэтажных зданий. Она должна быть пешеходной. Особнячки, подростковые клубы… Даже была установлена доска, на которой сказано, что улица, по проекту, станет пешеходной. Вопрос остался открытым.

Была идея сделать гребной канал. Вензеля Туры, которые выходят на строительную академию и Дунькин сад, серьезно подмывали берег. Поэтому там сейчас строят крепкую набережную. Моя идея была сделать прямой канал от Туры до Алебашевского озера вдоль улицы Сеченова и Солнечного проезда.

Проект, надо думать, уперся в деньги.

– Как и любая хорошая и красивая вещь.

Как и монорельс через Туру.

– Да. Больше того, было время, когда обсуждали возможность переноса железной дороги из центра Тюмени. Ее можно было пустить в обход города еще с Горьковки.

Также была идея пустить железную дорогу под землей, как в Америке, где под городами существует целая жизнь. А на поверхности вместо железной дороги автострада, шесть полос в одну сторону, шесть полос — в другую. И выход железной дороги наверх где-нибудь за Боровым. Тоже кайф. Но затраты!

Переносить коммуникации, всю инженерию, вокзалы… Кроме того, у нас сортировочная станция Войновка стратегического назначения. Нам нельзя.

Город несколько десятилетий находился под вашим пристальным вниманием. Сильно ли он изменился за это время, по ощущениям?

– Давайте посмотрим хотя бы на примере заречной части города. Ее не узнать. Цыганского поселения нет, появился микрорайон «Европейский». Новые здания по улице Эрвье, Солнечному проезду. Новые школы, все новое. Все здорово. Я в 1975 году был в отпуске и пошел к дядьке на улицу Павлова. Так я себя проклинал, что пошел без резиновых сапог. Мои брюки-клеш и туфли в лоске были ни на что не похожи. Сегодня такого уже нет. Конечно, есть недоработки, есть, над чем работать. Но на это есть время и люди.

Жалеете о чем-то, что не успели сделать на посту главы управы?

Не жалею. Что хотел, я сделал. В Центральном округе теперь не много можно построить. А текущим содержанием объектов могут и другие люди заниматься. Мне бы хотелось поработать на другой ниве, пока есть мысли, здоровье, идеи и желание заниматься самореализацией. Хочу посмотреть со стороны на себя. Перестроиться.

В Нижнетавдинском районе я комфортно себя чувствую, потому что вижу, что много работы. Много земли, воды, людей, которые осваивают территорию. Им надо помогать, вместе с ними двигаться, привлекать инвесторов, создавать рабочие места, обеспечивать стабильность. Чтобы они не вахтами в Тюмень ездили работать, а работали там, где родились. Такая задача мне поставлена. Мне нравится то, что там делается. Но хотелось бы с двойной тягой увеличить темпы развития. Народ согласен. При общении с депутатами и главами поселений я увидел их заинтересованность в дальнейшем развитии. Поэтому решил для себя, что мне там будет лучше — работы больше, времени для сна меньше. А это мне в кайф.

Вы свою любовь к благоустройству намерены перенести в Нижнетавдинский район?

– Нижняя Тавда — поселок достаточно ухоженный. Но заметно, что заборы не очень хорошие, тротуары в воде. Начнем с себя, то есть с администрации, с хозяйственных объектов. Потихонечку дойдем до всех и порядок наведем. Я не представляю, что такое есть — частник пилорамой владеет, а у него ни границ, ни заборов. Все в опиле, в срезке, в коре, в мусоре. Мне такие хозяйственники не нужны. Я готов с ними распрощаться. И не буду нянькаться. Я уже сказал, что мне нужен порядок. Разве я кого-то должен просить и уговаривать? Пилорама штакетник выпускает, на лесе сидит. Так ты себя-то уважай: для себя-то забор сделай. Начни с себя. Я буду спрашивать. Благоустройство — мой конек. И без этого никак не обойдется.

Перед вами будут принципиально иные задачи стоять. В частности, губернатор будет жестко спрашивать о привлечении инвесторов. За счет чего вы их намерены привлекать?

– За счет того, что имеем. За счет земли, воды, леса, карьеров, песков, торфа, сапропели, рыбы. Богатств много. И фирм уже много их осваивает. Только надо спросить, как они это делают. Сегодня из 87 озер в районе 22 находятся в аренде. Но арендаторы считают их своей собственностью. Рыбалка запрещена, все частное. Подобное прекратим. Или взяли по 40 гектаров леса. В договорах написано: готовят веники, делают заготовки для корма кабана, лосей и косуль. А на деле этого нет. Посмотрим, обследуем. Государство этим гражданам дало ресурсы. Нужно нести ответственность. Кто не выполняет требования, будет свободен. В Нижнетавдинском районе 17 поселений. Со всеми познакомлюсь, буду вести диалог. Всегда готов всех выслушать с предложениями.

Валерий Иванович, как будет устроен ваш рабочий график? Будете жить в Тюмени, а в Нижнюю Тавду ездить на работу?

– Нет, я буду жить там. Я уже снимаю квартиру. В Тюмень буду приезжать только по государственным вопросам.

* Кстати, теперь у нас есть Telegram-канал.
Интересные истории, байки из редакции и авторские колонки. Подписывайтесь – @vsluh_ru*


Последние новости


реклама
adverse.description
adverse.description
adverse.description
adverse.description