Евгений Гараничев о «ссылке» и надеждах «побить» Свендсена : Интервью : Вслух.ру : Новости Тюмень

Евгений Гараничев о «ссылке» и надеждах «побить» Свендсена

Дружбу с биатлоном Евгений водит всего четыре года. Как она складывается, спортсмен рассказал корреспонденту «Вслух.ру».
Новости > Интервью

Болельщики открыли для себя биатлониста Евгения Гараничева в прошлом году. Он ярко дебютировал на кубке мира в середине сезона 2010–2011, а в сезоне 2011–2012 заставил говорить о себе как о серьезном конкуренте спортивным звездам первой величины. А между тем, дружбу с биатлоном Евгений водит всего четыре года. Как она складывается, спортсмен рассказал корреспонденту «Вслух.ру».

- Есть мнение, что из лыж в биатлон переходят или из-за больших денег, или из-за большой любви. Что для тебя явилось решающим фактором?

– В Перми, где я занимался лыжами, финансирование оставляло желать лучшего, там практически не платили. Но это не единственная причина. Мне самому биатлон был интереснее. С удовольствием смотрел его по телевизору, зарубежных спортсменов-биатлонистов знал лучше, чем лыжников. В один прекрасный момент Владимир Александрович (Аликин, бывший в то время старшим тренером российской мужской сборной. — Прим. ред.) меня позвал в биатлон, и я согласился. Был вариант переехать в Ханты-Мансийск, но потом мы вышли на Максима Владимировича ( Кугаевского, тренера Центра спортивной подготовки Тюменской области. — Прим. ред.). В 2008 году я с личным тренером (Иваном Снегиревым. — Прим. ред.) приехал в Тюмень и уже через месяц попал на сборы. Конечно, неизвестно было, как сложится моя карьера как биатлониста, но понимал, что если переходить — надо показывать результат. Сейчас о переходе не жалею.

- Уже ощущаешь себя тюменцем, или ты все еще пермяк?

– Пермяком в чистом виде я и не был, т.к. жил не в городе, а в поселке Новоильинском. Сейчас уже ощущаю себя тюменцем. Бывает, говорю «наше, тюменское». Ребята спрашивают: «Прожил четыре года в Тюмени и уже считаешь себя тюменцем?» Да, видимо, так.

- Для лыжника самое главное — научиться стрелять. В сезоне 2008–2009 у тебя общая точность попаданий была 65%. Честно, результат не ахти какой.

– Да, 65 – это смешные проценты, но это первый год после перехода. В этом году уже 80 с чем-то. Результаты в стрельбе идут по нарастающей, приходит опыт. Уже начинаешь видеть свои ошибки в стрельбе, понимать, что ты делаешь правильно, что нет. Тренеры помогают, с каждым годом стреляю все лучше и лучше.

- Когда только-только начал выступать на кубке мира в 2010–2011 от тебя результатов особо не ожидали, а ты взял с места в карьер — стал 13-м, потом четвертым в составе эстафеты. Это отсутствие психологического давления так благотворно повлияло?

– Когда я на кубке IBU выиграл преследование, позвонил Сергей Кущенко (исполнительный директор Союза биатлонистов России — прим. ред.) и спросил, готов ли я пробежать на кубке мира. Что я мог ответить? Конечно: готов! Я и правда тогда не видел в этом ничего сверхъестественного, нельзя было упускать такой шанс. Приехал на кубок. Обстановка хорошая. Тренеры не ставили передо мной задачи занять какое-то определенное место. Я вышел, пробежал, можно сказать, в свое удовольствие, сделал то, что умею делать. Для первого сезона выступил неплохо.

- На фоне олимпийских чемпионов и чемпионов мира ты совершенно не тушевался. Доставил настоящее удовольствие болельщикам, когда после неудачной попытки посоревноваться со Свендсеном, работал изо всех сил на финише в борьбе с этим же норвежцем.

– Со Свендсеном буду сражаться и в следующем сезоне. На финише меня еще немножко не хватает. Летом стоит поотрабатывать навыки финишёра, чтобы можно было спокойно бороться с лидерами. Еще летом предстоит поработать над стрельбой, все-таки не могу считать себя до конца профессионалом в этом компоненте, хотя и совершенствуюсь. Тренеры говорили, что во время тренировок я стрелял медленнее, чем на соревнованиях, так что со скоростью стрельбы все нормально, я постоянно в десятке, но надо продолжать работать.

- В начале второго сезона тебя после неудачных стартов «сослали» на кубок IBU. Не обидно?

– Немножко было, но я понимал, что тренеры дают шанс и другим ребятам пробежать на кубке мира, у них нет цели держать меня. Я понимал, жизнь на этом не закончена, надо в любом случае показать результат и на IBU. И я помнил, что Валерий Николаевич (Польховский – Прим. ред.) говорил, что, кто хорошо выступает на IBU, того возвращают в команду А. У меня была такая надежда. И вот после двух первых мест я опять попал на кубок мира.

- Еще вспомню один неприятный момент — провал в эстафете на чемпионате мира в Рупольдинге, где ваша четверка стала шестой. Ты тогда просил прощения, на самом деле виноватым себя чувствовал?

– Конечно. В тогда первый раз бежал эстафету и получилось неплохо. А тут, после того, как у меня уже призовые места были, на чемпионате мира я захожу на круг. Бежишь и думаешь, что команду подвел, но работаешь до последнего. Тогда меня поддержали и тренеры, и спортсмены. Всем было тяжело.

- И как ты настраиваешься на следующий старт после спада?

– Важно его пережить психологически. Например, прошел у меня неудачный старт, нужно проанализировать, что я там не доделал или, наоборот, переделал. А на следующий старт уже нужно выходить с чистой головой и не думать о прошлом, нужно отбросить все, что было раньше.

- Несмотря на те неудачи, зрители тебя любят, это доказала твоя победа в феврале на конкурсе «Лучший спортсмен февраля» в проекте «Золотой пьедестал». Народная любовь, наверное, как бальзам на душу?

– Я смотрел финал, когда за меня голосовали. Конечно, настроение поднялось. Команда тогда как раз на чемпионате мира выступала. У нас в комнате Интернет не ловил, я выбегал в коридор, чтобы посмотреть, кто выиграет в решающей гонке (соперниками Евгения были легкоатлетка Елена Исинбаева, саночница Татьяна Иванова, хоккеист Евгений Малкин и лыжник Максим Вылегжанин — Прим. ред.). Мне постоянно в «ВКонтакте» писали: «Ты идешь на первом месте». Кстати, именно из соцсетей я и узнал, что стал участником этого конкурса. Был удивлен.

- Если говорить о соцсетях, то ты там не единственный биатлонист Евгений Гараничев, у тебя масса клонов. Кто-то под твоим именем выставляет фото с соревнований, делится новостями.

– Это не у меня одного. У многих биатлонистов, кто даже не зарегистрирован, например «ВКонтакте», есть там клоны. Их бывает по пять-шесть штук.

- На просторах Интернета встретила просто крик души «Гараничев не добавляет меня в друзья!».

– Конечно, я не всех добавляю. Не вижу смысла добавлять людей, с которыми не знаком и никогда общаться не буду. Они просто хотят, чтобы я у них был в друзьях на страничке.

- А страничка «Евгений Гараничев — наша олимпийская надежда 2014» – дело рук друзей или незнакомых фанатов?

– Группу создал одноклассник. Мне было очень приятно. Вот уже два года он ее наполняет новостями, фотографиями. Молодец, хорошо работает!

- В Интернете тебя осаждают поклонники, а в реальной жизни за автографом подходят?

– Даже люди, которые постоянно смотрят биатлон, болеют за меня, без формы не узнают. Недавно летел в Ханты-Мансийск, никто, кроме одной женщины, и виду не подал, что меня знает. Уже потом, в самолете, когда увидели, что мы фотографируемся, стали спрашивать: «Это вы — Евгений Гараничев?»

- Ты завершил сезон раньше, чем многие биатлонисты. Большинство еще бежали на чемпионате России в Увате и Тюмени, а кто-то и на Гонку чемпионов в Москву попал. Что случилось, почему мы тебя не увидели на этих стартах?

– У меня были небольшие проблемы со здоровьем. Я приехал из Ханты-Мансийска после финального этапа кубка мира и буквально через пару дней лег в больницу на операцию. Сейчас идет курс реабилитации, врачи запретили все нагрузки. Еще у меня проблема со спиной, надо ее подлечить, а потом уже приступать к тренировкам в полном объеме.

Что касается Гонки чемпионов, то здесь своя история. Менеджер нашей команды Катя Боярских прислала мне на почту сообщение, что меня приглашают в роли комментатора на Гонку чемпионов. А так как сообщение было написано 1 апреля, когда ходили утки про Антона Шипулина и Свету Слепцову, я и подумал, что это тоже первоапрельская шутка. Но Катя позвонила мне 2 апреля и заверила, что все вполне серьезно. К сожалению, мне пришлось отказаться от этого предложения, я тогда как раз лежал в больнице. Мне было бы очень интересно побывать на гонке даже не в качестве спортсмена, а в качестве комментатора, посмотреть со стороны, поболеть за ребят.

- Сейчас ты проходишь реабилитацию, потом наступит время отдыха? Знаю, что у биатлонистов он недолог.

– На отдых нам дают примерно месяц, в это время надо успеть подлечиться, отдохнуть, а у кого есть учеба — подтянуть хвосты. Я студент ТюмГУ, но не могу учиться наравне с остальными, потому что в ноябре я уехал из Тюмени, в марте вернулся, полгода на соревнованиях. Какая тут учеба? Месяц отдыха пролетает мгновенно, ни на что времени нет, а мне еще хотелось бы съездить к родителям, они меня постоянно ждут.

- Следующий сезон ты начнешь в статусе одного из лидеров команды. На этот раз чувствуешь, что на тебя ложится большая ответственность?

– Я себя не считаю лидером. Понятно, что сейчас от меня уже будут ждать медалей, но чтобы этой лишней нервозности не было, сейчас для меня главное – спокойно готовиться, тренироваться. В новом сезоне нужно показывать новые результаты, нельзя жить старыми заслугами.

* Кстати, теперь у нас есть Telegram-канал.
Интересные истории, байки из редакции и авторские колонки. Подписывайтесь – @vsluh_ru*


Последние новости


реклама
adverse.description
adverse.description
adverse.description
adverse.description