Игорь Жижикин: На съемках «Полярного» приходилось бегать по пояс в снегу : Культура : Вслух.ру : Новости Тюмень

Игорь Жижикин: На съемках «Полярного» приходилось бегать по пояс в снегу

рубрика: Культура

Источник: Вслух.ру

В интервью Игорь рассказал о том, чем занимался в те самые лихие 1990-е.


Сериал «Полярный» на ТНТ – это история про бывшего криминального авторитета девяностых Витю Мясника. Он обжился в современной Москве и занялся легальным бизнесом, но внезапно настигнувшее прошлое заставляет Витю бежать за полярный круг – туда, где время как будто остановилось и до сих пор царят понятия лихого десятилетия. В городке Полярный-17 Витя берет на себя роль Робин Гуда, помогает местным бороться с несправедливостью и встречает свою любовь.

Бывшего подельника Вити Мясника, главаря злодеев из лихих 1990-х по имени Артур, сыграл актер Игорь Жижикин. Именно от его преследования сбегает в Полярный герой Пореченкова. В интервью Игорь рассказал о том, чем занимался в те самые лихие 1990-е, объяснил в чем разница между отечественным и западным подходом в работе над кино и признался в том, что если бы не актерская карьера, то наверняка бы стал дизайнером интерьеров.

– Вы этот образ Артура из «Полярного» с кого-то списывали? Например, Дмитрий Нагиев говорил, что физрук – это его родной брат. А у вашего персонажа есть прототип?

– Да, конечно, полно таких персонажей было. Половины уже и нету. Это были мои друзья, люди, с которыми я учился. Вариантов было немного – или спорт, или криминал. Я занимался спортом, с детства в ЦСКА, потом нашел себя – поступил в институт, пошел работать в цирк, мне было интересно. Стал кататься по стране. А некоторые не нашли себя – ушли в группировки, больше чем половины этих людей уже нет.

– Насколько тяжело сниматься в условиях постоянного холода?

– На севере, в Кировске, было очень сложно. Ночные съемки длились по несколько дней – бегали по пояс в снегу – вернулся оттуда простуженным. Иммуночка подсела.

– Как вы думаете, почему некоторые персонажи из лихих 1990-х так и не смогли измениться?

– Я уж не знаю. Наверно, тогда им было легко жить, они решали любые вопросы, а сейчас надо больше работать головой, и это не получается. Потому и пытаются выкрутиться за счет навыков, приобретенных в 1990-е.

– Вы лично застали ту эпоху? Чем она вам запомнилась?

– Ну разное было. И беспредел, и криминал. Но я не очень хорошо запомнил ее, потому что пришел работать в цирк. Воздушным гимнастом. И ездил на гастроли по всему миру. Мне повезло, попал в один из лучших номеров советского цирка, с ним и объездили планету. В Россию приезжал набегами, удивлялся и уезжал. Но начало, конечно, запомнил.

В 1987-88 годах я привез из Бельгии иномарку, «Вольво», автомат, люк! Такого вообще не было. Недорогая, не новая, но своя машина, на ходу! Мы покупали их на свалках, аукционах, везли сюда, и наши умельцы делали из них вечные машины. Так что, когда приезжал я, чувствовал себя небожителем, со мной по-другому общались. Видел, как друзья открывали бизнес. Те, кто шил шапочки, торговал на рынке и делал «варенки», сейчас банкиры. У кого-то фабрики есть. Редко общаемся, но вот так. Кто-то пробился, а кого-то не стало.

– В вашей фильмографии много западных фильмов. Расскажите – есть ли существенная разница между съемками в России и на Западе?

– Разница в ментальности. Что касается техники, аппаратуры, мы ничуть не отстаем – камеры в прокат можно взять любые. RED или какие угодно. Можно поехать куда угодно и снимать российское кино там, с этим тоже нет проблем. Но, к сожалению, бывает так, что у нас создается проект и люди стараются не вложиться в него, а что-то заныкать. Не все! Но это есть. Отбивают то, что вложили, а на оставшееся снимают кино. Вот и выходит так, что на выходе говнецо. Потому что бюджеты ушли, снимали на что попало.

center

На западе так не работают. Там сначала снимают с хорошим бюджетом, ни одна копейка налево не уходит, четкий график работы, поэтому и кино – супер. Подготовка, раскадровка, препродакшн, все что угодно. Это делается не на коленке. Они снимают кино не чтобы пилить, а в надежде потом заработать больше, понимаете? Вот разница.

Потом ответственность повыше. У нас приезжаешь: тут не принесли, там не договорились, на костюм денег нет, по улице проехать нельзя, то автоматы забыли, несут макеты, а огонь потом дорисуют. Такого не бывает в Голливуде.

– Если вернуться к вопросу про цирк, то сейчас вас что-нибудь с этим связывает? Может, бывают редкие выступления?

– Ну сколько мне лет! Какой цирк? Я под куполом летал. В Лас-Вегасе у меня было цирковое агентство. Там делал много постановок, а теперь нет времени. Запашным обещал недавно, что приеду в жюри посидеть – у них проходит московский цирковой фестиваль – и не смог добраться, смену поставили. Работа же непредсказуемая. Сам прихожу в цирк, меня знают, я тоже многих знаю.

– По-прежнему Россия – это балет, хоккей и цирк?

– Конечно. Это доступное искусство, людям всегда хочется видеть что-то удивительное, завораживающее, непостижимое. Это эмоции и адреналин. А поскольку у нас есть школа, крутые мастера, наш цирк всегда будет котироваться.

– Скажите, если бы вы не стали актером, то где бы мы увидели сейчас Игоря Жижикина?

– Я был бы или тренером, или фотографом, или дизайнером. Нравится мне интерьер создавать. Обставлять квартиры, дома. Любые творческие профессии – это мое. Не смог бы работать в офисе или техником, например. А там, где надо покреативить, мое.

– Чем вы занимаетесь в свободное время? Есть ли у вас хобби?

– Спортзал. Хожу на районе в World Class. Вот моя отдушина. В любую свободную минуту туда бежишь – все всех знают, знакомы, поболтать, попариться в бане, просто сказка. А руками? Дом построили с сестрой. Не топорами работали, а придумывали, как и что где будет, где что посадить и так далее.

«Полярный», с 28 октября в 20:00 на ТНТ.

* Кстати, теперь у нас есть Telegram-канал.
Интересные истории, байки из редакции и авторские колонки. Подписывайтесь – @vsluh_ru*


Другие новости

31 октября 2019 г.

реклама
adverse.description
adverse.description
adverse.description
adverse.description
adverse.description