Субъективно. Раптор дрожащий или право имеет? : Культура : Вслух.ру : Новости Тюмень

Субъективно. Раптор дрожащий или право имеет?

| Культура
Татьяна Панкина

«Мир юрского периода 2» идет к зрителю и несет шутки и слезы.


В громадное олдскульное приключение увлек пришедших на громкую премьеру «Мир юрского периода 2» новый режиссер франшизы Хуан Антонио Байона (фильмы «Голос монстра», «Приют», «Невозможное», сериал «Страшные сказки»). Второй фильм намечающейся трилогии, выросшей на костях «Парка юрского периода», оказался по настоящему искусным изделием современного мира развлечений — эпический замах в нем не мешает рассматривать удивительные, до мелочей продуманные детали. Первыми накануне пустили слезу над брахиозаврихой, скрывшейся, тоскливо воя, в клубах дыма и пламени, тюменцы, пришедшие на спецпоказ фильма в кинотеатр «Киномакс» в ТРЦ «Кристалл».

- Ты помнишь, что почувствовал, когда впервые увидел живых динозавров?

Это фраза из нового фильма, прозвучавшая спустя 25 лет после выхода на экраны ошеломляющего явления под названием «Парк юрского периода». Да, я помню. И вряд ли есть люди, которые, листая учебники биологии, не останавливались на картинках величественных ящеров и не воображали невесть что. И вряд ли есть люди, которые не чувствовали холодок в тот момент, когда доктор Грант (Сэм Нил) впервые увидел мирно обгладывающего верхушку дерева гиганта в нескольких метрах от себя.

Это удивление, этот восторг от соседства с существами, которых не должно быть, скрупулезно воспроизведен в новом фильме, поскольку на этом заботливо оберегаемом эффекте и держится вся идея. Однако и тут простым воспроизведением создатели ящеров не ограничились. Героям пришлось не раз оказаться на грани жизни и смерти, чтобы зрители озадачились вопросом: сколько еще нужно совершить ошибок, чтобы понять, что природа неконтролируема, а мы всего лишь ее часть, одна из? Но, наверное, это, в свою очередь, в нашей природе, поэтому продолжения — с динозаврами или с кем другим — нам не миновать. Хорошо бы при этом ограничиться кинозалом.

Теперь по порядку.

Наивная альтруистка Клэр (Брайс Даллас Ховард), бывшая управляющая, а теперь защитница живых пока еще динозавров из разрушенного парка, как ребенок, попадается на удочку: давайте вместе спасем наше зубастое наследие, ведь мир без них будет уже не тот. Менее наивного Оуэна (Крис Пратт), чуть не воспитавшего суперубийц для военных, убедить было сложнее. Но сентиментальная привязанность к малышке Блю оказалась сильнее подозрений. И вот уже команда не самых подготовленных людей летит на остров с проснувшимся вулканом и бродящими на свободе динозаврами, чтобы, по легенде, поймать часть из них и перевезти в безопасное место.

В лучших традициях алчного мира надежды и мечты на мирное спасение ни в чем не повинных зубастых созданий разбились о деньги. О миллионы долларов, которые готова заплатить за редкие и престижные игрушки кучка начисто лишенных разума толстосумов. Наука разводит руками — ее мнение не учитывается, когда в зрачках, как в диснеевском мультике, прыгает значок доллара.

С этого места будут спойлеры, но и так все понятно.

Наивность, прямолинейность, предсказуемость, громадный, едва вмещающийся в многометровый киноэкран пафос — могут, конечно, раздражать, если вы не посмотрели ровно ни одного из четырех предыдущих фильмов про динозавров. Поэтому в пятом фильме все эти милые знакомые черты совершенно расслабляют. Монстры — не монстры, а фактически — напоминание о монстрах. Люди в этой связке гораздо интереснее. И страшнее. Особенно те, что (кхм, спойлеры начались!) душат еле живых стариков подушкой и обижают детей. Поэтому если их кто-то скушивает, становится приятно. Не справедливость, а этакая карма с укороченным сроком действия.

Еще приятнее, что при этом авторы сценария по ходу дела не ограничились резиновыми шуточками, от которых становится неловко за авторов и актеров, ведь только за деньги они могли согласиться такое произнести. А тут бывшие любовники выясняют, кто кого бросил. Из этого фильма вы узнаете, что, оказывается, бывает, когда нет ясности в этом моменте. Ну и новое прочтение шуточек от бывшего: «Так с кем ты теперь встречаешься? С бухгалтером?.. У тебя такая гладкая кожа… С дерматологом?»

Обязательная часть про детей.

Во-первых, хорошие герои, которые наши, которые за никому не нужных, опасных, но живых и относительно невинных динозавров, против алчных тупых любителей наживы, – они сами очень напоминают детей. Это волнительно. Поскольку это детское состояние трудно достижимо и имеет свою ценность. А во-вторых, одна из главных героинь — Мэйзи (Изабелла Сермон) — настоящий стопроцентный ребенок, пугающий домоуправительницу до колик, лазящий где попало, широко открытыми глазами глядящий на мир. Понятно, что она становится важна не только для галочки. Мэйзи оттягивает на себя важную часть старательно создаваемой в фильме атмосферы. Других детей, разве что за исключением юных защитников природы, в фильме нет. Тут одна девочка заменяет привычную пару детей.

Есть потрясающий момент, когда маленькая Мэйзи понимает, что происходит что-то ужасное, и ей не к кому с этим идти, она одна наедине с совершенно не детской бедой. И как после этого остаться ребенком? Когтистая лапа, изящно открывающая ручку двери в ее комнату, пока закрывшийся одеялом ребенок начинает тихо визжать от непереносимости нагнетаемого ужаса — это мастерски завязанный бантик сбоку.

Пять копеек про этику

Не новая мысль о том, что баловство с генами доводит вот до такого примерно добра, когда некоторых съедают на ровном месте, в фильме воспроизводится многократно, со шлейфом и намеками на грядущие еще более масштабные катастрофы.

Вторая не новая мысль — мы в ответе за тех, кого приручили, тем более за тех, кого создали. Или все-таки нет? Мы создали, а природа с этим как-нибудь сама? Чудовище Франкенштейна при этом нервно икает во льдах.

Третья не новая мысль – а кто вообще имеет право на жизнь? И в каких обстоятельствах?

Но на первый план в знакомом мире юрского периода, где Спилберг зрителя не обидит, все равно выходит качество представленного зрелища — идеально выверенная картинка. А тень сгорающего динозавра — так это и вовсе последний день Помпеи какой-то. Учтите, что ни того, ни другого живые люди до сих пор не видели, тем более одновременно. Но мы – уже да.

Зачем смотреть:

– чтобы оттяпать себе еще один кусок детства, особенно если вы тот человек, который в нежном возрасте любил вот это вот все;
– чтобы удивиться, как громадный пафос отражается в блестяще использованных деталях, умножая и углубляя эффект;
– чтобы, конечно, оценить актерскую органику исполнителей главных ролей, чего уж;
– чтобы отмахнуться от динозавров и представить, что вы в отпуске на тропическом острове;
– чтобы решить, на чьей вы стороне, за тех вы, или за этих, рассчитаться на первый-второй;
– чтобы зауважать жизнь, если еще не.

* Кстати, теперь у нас есть Telegram-канал.
Интересные истории, байки из редакции и авторские колонки. Подписывайтесь – @vsluh_ru*


Другие новости

6 июня 2018 г.

реклама
adverse.description
adverse.description
adverse.description
adverse.description